Ещё
Пока вы не уснули: в России отреагировали на наказание WADA
Пока вы не уснули: в России отреагировали на наказание WADA
В мире
Эрдоган Макрону: мне у тебя надо спрашивать, что покупать?
Эрдоган Макрону: мне у тебя надо спрашивать, что покупать?
В мире
Парижский саммит начался с конфуза
Парижский саммит начался с конфуза
В мире
Зеленский передумал насчет встречи с Путиным
Зеленский передумал насчет встречи с Путиным
В мире

Спецназ для школьников: как ветераны спецподразделений работают с детьми 

Спецназ для школьников: как ветераны спецподразделений работают с детьми
Фото: Мир24
В  и других крупных городах в наше время можно найти развивающие кружки и секции для детей на любой вкус. Несмотря на это, патриотическое воспитание подростков находится где-то на периферии педагогики. О том, зачем заниматься воспитанием настоящих мужчин, рассказал в интервью «МИР 24» ветеран разведки спецназа, член общественной организации «Братство ветеранов Русь» Дмитрий Заречнев.
— Дмитрий, расскажите немного о себе. Вы до сих пор служите? Как получилось, что вы стали работать с детьми?
Дмитрий Заречнев: Когда меня призвали в армию, я попал служить в спецназ и участвовал во Второй чеченской кампании. Но по окончании срочной службы я принял решение уйти из армии, и на какое-то время стал офисным работником. Но все то, что я впитал в себя за время службы, не прошло даром. Я постоянно приезжал в отряд к бывшим сослуживцам, и в результате ушел в сферу деятельности, связанную с безопасностью. Риска в моей жизни до сих пор хватает, и обеспечением безопасности людей я занимаюсь постоянно.
Всю свою жизнь не прерывал общение и с людьми, которые остались служить в спецподразделениях. Мои друзья — это люди, которые освобождали заложников в «Норд-Осте» и в , которые постоянно участвуют в боевых действиях. А вращаясь в этой системе, воспринимаешь жизнь по-другому, чем люди на гражданке. Часть ветеранов спецназа из общественной организации «Братство ветеранов Русь», как и я, в свободное от работы время занимается с подростками.
Каждый из нас имеет свою работу, многие еще служат, все мы разных возрастов, занимаем разное положение в обществе. Ребята потрясающие: у одного орден Мужества, у другого медаль «За отвагу», есть обладатели краповых беретов. Работа с детьми — это не основная наша деятельность, это зов сердца, поэтому мы отрываемся от своей работы, семей, и на добровольной основе занимаемся с подростками.
— И все-таки объясните, зачем вам это?
Д. З. : Очень хочется повлиять на судьбу тех детей, которые скоро вырастут, чтобы нынешнее поколение было здоровее и лучше подготовлено. И чтобы тот кошмар, который происходил в нашей стране в 90-е годы, больше не повторился. Моя подростковая юность проходила в те годы, когда захватывали заложников, взрывали дома, когда по телевизору каждый вечер говорили, сколько молодых ребят убиты на войне, и в соседние дворы приезжали гробы с телами солдат. И это не должно повториться.
К сожалению, война идет всегда, просто она меняет свою географию. Поэтому хочется, чтобы дети понимали, что происходит, и почему иногда приходится мужчине быть мужчиной. Чтобы у них были точки опоры. Мы стараемся прививать детям гражданскую позицию, чтобы они понимали, как это общество живет и кто они в обществе.
Например, в  все — и мужчины и женщины — служат в армии и постоянно готовы отразить любую агрессию. Надо чтобы и наши ребята могли вести себя правильно в нештатной ситуации, и не пострадали сами. Это не значит, что они непременно должны пойти служить, но, не дай Бог, они попадут в экстремальную ситуацию.
В любом городе можно столкнуться с нападением. Возможно, что те навыки и знания, которые мы им даем, в какой-то момент спасут их жизнь.
Важно, чтобы у них не закрепились ложные ценности, которые сейчас есть у молодежи. Часто приходишь в класс, начинаешь разговаривать, задавать вопросы. И оказывается, что из всего класса наберется всего один или два мальчика, которые имеют нормальную гражданскую позицию. Остальные открыто говорят, мол, у нас закон такой — «каждый сам за себя». Либо они говорят: «Пускай девчонки сами доказывают, что они не слабый пол, чтобы потом на нас не обижались». Вот такие бредовые мысли царят в их головах.
Мне и моим друзьям, которые работают с подростками, хочется, чтобы у наших ребят ценности были нормальные: уважение к старшим, любовь к ближним, помощь нуждающимся. Чтобы они понимали, какие силы их могут использовать и провоцировать на недостойную гражданскую и бытовую позицию.
Сейчас детей растят в зонах комфорта: с красивой одеждой, собачками, гаджетами. Им не приходится преодолевать трудности, и они становятся нерешительными, не способными ни на какие действия. К тому же, они сейчас погрязли в виртуальном мире, поэтому их способности не раскрываются. В результате нет ни смекалки, ни стремления к лидерству. Их жизнь упрощена до такой степени, что инстинкты, которая дала нам природа, постепенно отмирают.
— Как вы считаете, можно ли научить любить свою Родину?
Д. З. : Я думаю, что этому можно научить. Ведь если человеку каждый день говорить, что у него Родина плохая, то он рано или поздно частично примет эту точку зрения. Мы работаем с ребятами от 10 до 15 лет, и этих ребят не обманешь. Они видят тебя насквозь. И научить этих ребят любить Родину просто необходимо.
Мы даем знания о нашей истории, о славных боевых традициях. Рассказываем о том, что пережили и что делали дети их возраста во время Великой Отечественной войны. В истории нашей страны так много того, чем можно и нужно гордиться!
Мы доносим до них информацию не только через историю, но и через информацию о положении в нашей стране. Ведь военные в любом государстве — это последний инструмент. Поэтому человек, который ходит на завод и смотрит телевизор, намного меньше знает, чем тот, кому с утра на построении ставят боевую задачу, и он уже поэтому знает о том, что происходит в стране. А люди, которые работают в спецслужбах, знают еще больше.
Так как мы все общаемся и делимся мнениями и информацией о том, что происходит в стране, соответственно у нас и информация более обширная. Основываясь на известных нам фактах, мы делаем иные выводы, чем делают СМИ. И мы пытаемся давать часть этой информации детям. Конечно, все им рассказать нельзя, но важно чтобы они понимали хотя бы основные моменты.
— Посещают ли ваши занятия девочки?
Д. З. : Да, у нас примерно 1/3 девочек. А когда летом мы ездили в лагерь, то там вообще был отдельный девичий взвод. На занятиях мы им даем чуть поменьше нагрузку по физической подготовке, а в остальном вся программа та же самая. Это полезно и им самим, и мальчикам, которые изо всех сил стараются лучше выглядеть в глазах девочек. Перед ними мальчишки ведут себя по-другому, у них просыпается чувство лидерства. Да и девочкам тоже все это полезно, потому что они видят, как мальчики становятся мужчинами, как они совершают мужские поступки. Приятно посмотреть, как мальчик помогает девочке, если у нее что-то не получается. Да и вообще нормальное общество должно развиваться вместе, без разделения по половому признаку.
— Что вы делаете на занятиях кроме изучения военной истории?
Д. З. : Есть очень много всего. Обязательная часть — физподготовка. Ведь спортом занимаются далеко не все, а это очень важно. Спорт дисциплинирует, дает лидерские качества, терпение, опыт преодоления себя. К тому же, спортивный подросток хорошо выглядит и может много такого, чего не могут его сверстники.
Мы проводим также уроки самообороны: показываем приемы — правда, только самозащиты, а не нападения. Даже за пару-тройку раз в месяц и без постоянной наработки у ребят накапливаются навыки, они могут правильно провести освобождение от разных захватов и другие приемы самозащиты. Плюс мы делим их на группы и проводим состязания на скорость и ловкость.
Периодически мы привозим на занятия макеты оружия, чтобы ребята посмотрели, подержали оружие в руках, тактильно его ощутили, научились разбирать и чистить. Показываем, как работать с оружием.
А еще мы возим ребят в спецподразделения: СОБР, ОМОН, спецназ , или просто на день открытых дверей в какое-нибудь из армейских подразделений. Они смотрят, как живут солдаты, как у них проходит служба.
Когда ребята попробуют в столовой солдатской еды, посидят в боевой машине или просто на кровати, на которой спит рядовой, посмотрят как солдаты несут службу, то все это вместе приводит к важным изменениям внутри человека.
Да нам и самим интересно побывать в частях: все же меняется, и материальная база подновляется. Мы смотрим, как в том или другом подразделении обстоят дела сейчас. Плюс мы обязательно каждое лето возим ребят в детский лагерь на Бородинском поле.
— Что это за лагерь? Он весь с военно-патриотическим уклоном?
Д. З. : Да, есть фонд «Ратники Отечества», который организует военно-патриотический лагерь «Бородино». Туда приезжают группы детей со всей страны, каждая со своим руководителем. И мы тоже привозим туда своих воспитанников, плюс добираем учащихся из нашей школы — тех, кто пожелает. В этом лагере ребята живут в армейских палатках по 40 человек, и мы вместе с ними. Девочки объединяются в отдельный взвод.
У них есть определенная двухнедельная программа. В день ребята посещают от двух до четырех точек, в которых они проходят обучение. Это может быть медицинская подготовка, историческая или тактическая.
Одна из площадок посвящена работе с оружием, причем не только со стрелковым. Они учатся метать ножи, знакомятся со средневековым оружием: есть луки со стрелами, копья, мечи. Представлены все эпохи от Древней Руси до нашего времени, и со всем оружием они могут поупражняться.
У ребят в этом лагере также очень большая тактическая подготовка: прохождение огненно-штурмовой полосы, нахождение на поле боя, преодоление лесных завалов, трущоб, разных преград: ручьев, рек. Мы даем им также немножко горной подготовки, включая преодоление препятствий с помощью натягивания каната на подвесной системе. Они получают навыки выживания в лесу. Ведь дети, которые живут в городе, не знают как правильно вести себя в лесу и способны заблудиться и погибнуть буквально в трех километрах от МКАД!
Кроме этого в лагере очень много завязано на историю. Им рассказывают о тех боях, которые проходили у Бородино во время Великой Отечественной войны и об истории войны 1812 года. Отдельный экскурсовод водит их и объясняет, что где было. Это очень интересно даже для взрослых: одно дело прочитать в учебнике, где стоял Наполеон, откуда вышел Барклай-де-Толли, где находилась батарея Раевского. А другое дело — увидеть все это собственными глазами. Когда ты находишься в этом святом месте, это воспринимаются совсем по-другому.
Есть и реконструкторы: гусары-кирасиры на конях показывают фрагмент боя. Потом они рассказывают детям про быт того времени. Ребенок может зайти в палатку и посмотреть, как жил кирасир полка французской армии, либо наш солдат. Увидеть, какая у него была кровать, какую одежду он носил, что он ел, какое у него было снаряжение.
Им показывают, как оказывали помощь в медицинском пункте. Как кузнец мог на походной кузнице поправить солдатское оружие или подковать коня. Там есть и скорняжная мастерская, чтобы солдаты могли починить сапоги. Ребенок включается полностью в эту игру с элементами быта и проживает день практически как участник событий 300-летней давности. Плюс по желанию мы совершаем походы по святым местам: в окрестностях Бородино есть очень хорошие и интересные храмы.
В конце смены все дети разделяются на взводы, им дается задание, которое включает в себя фрагменты всего того, что им рассказывали и показывали, и каждый взвод выполняет последовательно все задания и проходит все этапы, показывая, что они усвоили и чему научились.
— Все это финансируется родителями?
Д. З. : Все занятия в течение учебного года мы проводим на добровольных началах. Родители нам ничего не платят, мы ни с кем не заключаем договор, а просто приезжаем в школу и тратим свое время, потому что сами это выбрали.
Мы стараемся действовать не только в Москве, наша общественная организация имеет региональные подразделения в Екатеринбурге, Челябинске, Воронеже и Омске. Ветераны в этих городах тоже добровольно и безвозмездно проводят работу с подростками. В Воронеже год назад мы общими усилиями открыли памятник погибшим бойцам подразделений и Росгвардии. К нему теперь приводят учеников кадетских классов для торжественных построений и мероприятий, а также для принятия присяги.
Расходы на ежегодные полевые сборы в основном берет на себя фонд «Ратники Отечества». Родители вносят какую-то часть расходов, примерно треть. Но это получается в разы дешевле, чем путевка в обычный детский лагерь, где ребенок просто отдыхает и ничем не занят.
— Чего бы вы хотели добиться от ребят? Какова цель ваших занятий?
Д. З. : В идеале мне хотелось бы добиться, чтобы ребята не потерялись в этом страшном мире.
Насилие, разврат, соблазны окружают детей уже не только во дворе, но и в собственной комнате. Стоит только взять гаджет, и ты можешь увидеть, прочитать, посмотреть все что угодно! Наркотики, убийства, секс — все это они имеют в доступе каждую минуту на экранах гаджетов.
В идеале нам, взрослым, хотелось бы, чтобы подростки безболезненно миновали этот период жизни, когда они не принимают решения осознанно, а идут на поводу у тех, кто хочет ими манипулировать. Чтобы они правильно расставили свои приоритеты в жизни. И не потеряли то время, когда каждый из них закладывает себя как гражданина и как человека. Потому что потом будет учеба в вузе, работа семья. Но вот это золотое время юности, когда они могут что-то фундаментально заложить в себя, его нельзя проморгать и пропустить. В этом очень хотелось бы им помочь, чтобы в дальнейшем они сделали правильные выводы о жизни.
А уж какую судьбу человек выберет — это его собственное дело. Конечно, мне бы хотелось, чтобы кто-то из наших воспитанников лет через 10 оказался руководителем спецподразделения, или его показали бы по телевизору в качестве участника или организатора хорошего и полезного дела. Но даже если они просто станут достойными гражданами страны со здоровыми ценностями и активной позицией, я буду считать, что мы делали свое дело не зря.
Видео дня. Грудь под цензурой: голых женщин заклеили скотчем
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров