Ещё

Как российское IT-решение сделало электростанции безотказными 

Как российское IT-решение сделало электростанции безотказными
Фото: Российская Газета
— Любая сложная машина, будь то турбина или трансформатор, периодически ломается. И система управления срабатывает, когда уже что-то сломалось. Что делаем мы? Мы обнаруживаем эту поломку задолго до того, как она произошла, в тот момент, когда она только «запланировала произойти». И предупреждаем об этом специалистов. На практике получается, что на объектах генерации у нас глубина прогноза примерно три месяца.
Когда в 2015 году система только начинала работать, она была частью сервисного контракта по обслуживанию генерирующего оборудования, газовых турбин в частности. За несколько лет до этого мы начали смотреть, какую систему мониторинга применить на турбинах. Посмотрели, что использует , , другие игроки этого рынка. Наши эксперты поняли, что существующие системы уже не отвечают современным требованиям и решили, что надо разрабатывать свою.
В 2017 году мы ее «отвязали от гаечного ключа», выведя из сервисного контракта, и начали продавать цифровую услугу. Есть такой формат SAS — «softwear-as-servis». Мы сдаем в аренду облачное решение и предоставляем поддержку: экспертную и диспетчерскую. Услуга может применяться на основных типах оборудования большинства производителей. Сервис-провайдером может быть кто угодно. Мы сейчас берем любой протокол обмена данных, который есть на рынке — это 25 производителей, но заказчик объективно видит все, что сервис-провайдер делает. Видит, что было до обслуживания с турбиной, что стало после, и что происходило внутри.
Существуют ли другие системы, подобные ПРАНА?
— Из реально эксплуатируемых и созданных в  — мы одни. Система разрабатывается с 2011 года. Работает в коммерческой эксплуатации с 2015 года. Тогда мы подключили первые четыре газовые турбины. Это были электростанции в , Владимире, и . Сейчас мы работаем с , Татэнерго, , Павлодарэнерго в , с  и многими другими. Надеюсь, что скоро выйдем на рынок . В мире, конечно, конкуренты есть. Это General Electric, Schneider Electric.
Что в системе уникально? Что-то патентовали?
Все уникальное. 10 патентов уже получили и есть еще 20 патентных заявок. Система все время развивается. В частности, мы используем машинное обучение, про него очень много говорят, но когда ты начинаешь его применять, то появляются такие вещи, которые изначально и сам не предполагал. Например, когда турбина работает, внутри нее 1200 градусов Цельсия и скорость вращения 3000 оборотов в минуту.
Она «обвешана» датчиками, снимаются данные с корпуса, уровни вибрации, температуры и так далее. Но что делать с ротором, который там внутри живет своей жизнью? А на выходе турбины образуется «тепловое пятно», оно не статичное, все время чуть-чуть движется. Так вот машина, обучаясь, выявила закономерности поведения этого теплового пятна. И наша Система прогностики ПРАНА выявила момент начала разрушения лопаток по его поведению. Что до нас вообще никто не делал.
Многое приходит из взаимодействия с заказчиками. В начале нашего пути неоднократно были случаи, когда персонал прочел наш прогноз о проблеме, посмотрел на табло, а у него там все в порядке, и положил депешу в корзину. А дальше у него срабатывает аварийная сигнализация. Руководители того парня, который отправил предупреждение в корзину, говорят: нам нужен механизм контроля, чтобы наши специалисты правильно реагировали на ваши отчеты. И вот мы внедрили внутри Системы цифровой оперативный журнал.
Планшет с Системой есть у технического директора и у его экспертов. ПРАНА делает всю работу абсолютно прозрачной. Система показывает, как реагирует на изменения состояния оборудования станционный персонал и за чем надо присматривать. Это также система поддержки принятия решений: когда делать ремонт, сколько денег нужно на следующий год, в каком месте могут случиться поломки и какие запчасти нужно заказать заранее.
Предупреждения различного масштаба идут постоянно. Был эпизод, когда мы остановили пусковые операции. Заказчик был уверен, что у него все хорошо. Но при этом была неисправность подшипника газовой турбины и если бы ее запустили, то случилась бы авария, а это минус 20 миллионов евро.
Один из Ваших заказчиков показал снижение аварийности в 13 раз и аварийных отключений оборудования в 16 раз. Как можно оценить эффект от внедрения Системы ПРАНА?
Эффект всегда определяется двумя статьями в бюджете. Они называются «непредвиденные расходы» и «аварийный ремонт». Из практики эксплуатации получается, что эти статьи мы просто «умножаем на ноль», минимизируем в части основного оборудования — это турбины, генераторы, трансформаторы, компрессоры, котлы. Там мы эти ремонты из состояния аварийных и внеплановых переводим в состояние плановых и предсказанных. Еще и помогаем с решением — когда нужно, произвести ремонт и запустить оборудование снова, чтобы не понести ущерб от огромных штрафов из-за внеплановой остановки. Любая аварийная остановка ведет к тому, что не вырабатывается электроэнергия. И любой ремонт срочный — гораздо дороже. А в случае, если эти блоки построены по программе ДПМ, то это еще и значительные штрафы.
Ваш бизнес находится на стыке тяжелого машиностроения, энергетики и IT. Почему именно энергетика стала местом приложения вашего математического бизнеса?
Сам бизнес — он про математику. Все, что мы внедрили и запустили, базируется на том, что мы хорошо знаем энергомашиностроение и энергетику. ( — председатель Совета директоров Уральского турбинного завода, выпускающего энергетические паровые турбины).
Система довольно сложная и недешевая. Соответственно целесообразно использовать ее там, где оборудование дорогое. И опасное. То есть на объектах инфраструктуры. И генерация как раз ровно там.
В чем новизна проекта с  в Ижевске?
Трансформаторы на электростанциях мы подключаем уже давно. До этого мы смотрели на трансформатор как единицу оборудования. Пилотность проекта в том, что мы берем не единичный трансформатор, а математическую модель целого участка сетей. Первым объектом подключения станет подстанция «Калашников», которая питает центр города. И это сети целого городского района. Очень мощная разветвленная сеть. Здесь более ста единиц оборудования. Система строит модель функционирования объектов и будет ловить назревание неисправностей в городском энергоснабжении.
Как система предиктивной аналитики ПРАНА работает при страховом случае?
Первые деньги, которые мы заработали на системе, были как раз от страховых компаний. К нам приходят после страховых случаев, приносят цифровые архивы и прогоняют их через систему. И когда идет разбор «кто виноват», то спорить с машиной очень сложно. Сейчас у нас соглашения с тремя страховыми компаниями, что в случае установки системы они дают скидку на страхование оборудования. Нам поверили страховщики.
Справка «РГ»:
Система ПРАНА установлена на основном оборудовании электрогенерации общей мощностью более 3,5 ГВт и стоимостью пять миллиардов долларов. В Удмуртии к ней подключат оборудование удмуртского филиала компании «Россети Центр и Приволжье» — ПС 110 кВ «Калашников», ПС 110 кВ «Пазелы» и ПС 35 кВ «Аэропорт». Кроме того, до 2023 года в Удмуртии запланировано подключение «Центральных электрических сетей», «Южных электрических сетей» и «Глазовских электрических сетей».
Видео дня. Ветеран ВОВ испытал современное оружие
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео