Ещё

Главный редактор «Делового квартала» назвала цену премии «Человек года» 

Главный редактор «Делового квартала» назвала цену премии «Человек года»
Фото: sibnovosti.ru
В этом году премия «Человек года» отмечает десятилетие в , а издание — 15 лет на местном медиарынке. В преддверии знаменательного события главный редактор издания «Деловой квартал» ответила на несколько вопросов о премии.
«Деловой квартал» сегодня — нечто большее, чем просто СМИ. По сути, это комплекс коммуникационных решений для бизнеса, включающих маркетинг, в том числе комьюнити и событийный, PR, стратегии по формированию личного бренда компаний и персон и многое другое. Вместе с тем топовым продуктом, стержнем нашей идентичности был и остается журнал — печатное издание», — рассказала Юлия Чанчикова, главный редактор журнала/портала «Деловой квартал — Красноярск».
Это способ выжить в сложных для СМИ условиях?
В нашем случае такая модель сложилась достаточно органично, а не как натужный план по выживанию. С самого начала «ДК» мыслился коммуникационной площадкой, которая предполагает разные формы интерактива и офлайна вокруг издания. Родившийся на заре журнала слоган «100% пользы для бизнеса» — сегодня условие конкурентности любого b2b-продукта, в том числе и коммуникационного. Некоторые СМИ только задумываются о событийном и комьюнити-маркетинге — мы же его развиваем.
Про что премия «Человек года»?
И про комьюнити, и про событийку, и про личный бренд. Когда говорят, что это «обычное партнерское мероприятие» — мне смешно. Партнерское мероприятие с бюджетом 2 млн рублей и аудиторией более 500 человек — история для крупных компаний. То, каких усилий стоит небольшому независимому изданию проводить столь масштабное событие, скорее, про миссию. Только страсть, вера, одержимость могут объяснить, почему скромная по численности команда четыре месяца в году живет в режиме организации мероприятия «не по росту». Но одержимость — это заразно.
К нам присоединяются партнеры, возникают удивительные коллаборации. Пять лет назад к пришло ивент-агентство Good Story — с тех пор это наши соорганизаторы. В этом году музыкальной упаковкой премии занимается продюсерское агентство Gromko. Фирменная застройка пространства премии в «Гранд Холл Сибирь» много лет делается с помощью компании «Арт-Стиль». Среди коммерческих партнеров есть компании, которые поддерживают нас много лет, за что им огромное спасибо. Это идейные партнеры, понимающие, что предприниматели нуждаются не только в клиентах и прибыли, но и в общественном признании. В этом году впервые в истории премии с инициативой учредить собственную номинацию «Стартап года» к нам обратился венчурный инвестор, создатель бизнес-акселератора «300 стартапов» . Причем номинироваться будут не персоны, а команды. Стартапы с красноярской пропиской, но имеющие потенциал масштабирования по стране и за ее границами.
Но «Человек года» нередко называют ярмаркой тщеславия.
Скорее, иногда называют… И это непонятно. Есть масса профессиональных, творческих конкурсов, и они никого не смущают. Когда мы выбираем лучшего учителя, врача, комбайнера, артиста — это нормально. Предприниматель — ровно такое же призвание, как учитель или музыкант. Более того, это довольно редкое призвание. Лишь у 5% населения есть предпринимательский талант. Остальные к этой деятельности не приспособлены. Почему же как-то не совсем правильно выбирать лучших в бизнесе?
Что изменилось в премии за 10 лет?
Во-первых, изменился ее масштаб. Первая премия проходила без организации главного делового приема, исключительно на страницах журнала. Начиная со второй, в Красноярске проводится торжественная церемония вручения. Она сразу стала заметным событием, хоть и собирала на первых порах не более 200 гостей. Сегодня к нам приходят более 500 собственников бизнеса и руководителей компаний, представителей власти, общественных деятелей, медиаперсон. Если бы мы продавали билеты на церемонию, то легко собрали бы тысячу — желающих много. Но мы продолжаем придерживаться формата закрытого мероприятия. К нам приходят лучшие из лучших, высокий входной ценз исключает продажу пригласительных.
Однако каждый год вас обвиняют в продаже мест в номинациях.
Самый популярный вопрос, который задают нашим менеджерам отдела продаж: «Сколько стоит победить в номинации такой-то?». Популярней, наверное, только «Сколько стоит обложка?». Существует даже некий прайс, который, честно говоря, меня порадовал — никто не думает, что мы можем продавать себя дешево. Однако спешу разочаровать желающих купить заветную статуэтку. Она не продается. Как и обложка издания.
Как вы определяете список номинаций?
Есть несколько неизменных номинаций: «Банкир года», «Застройщик года», «Ресторатор года: новый проект», «Человек года в ИТ». Какие-то номинации появляются и уходят из-за конъюнктуры рынка, отсутствия активности в отрасли. Мы живем в условиях турбулентной экономики, когда исчезают целые профессии и отрасли, а другие, напротив, проявляются, приобретают особую значимость. Считывая колебания меняющегося мира, мы ежегодно корректируем пул номинаций. Например, в этом году реанимирована номинация «Продуктовый ритейл» — на этом рынке сейчас горячо в Красноярске. Появились номинации «Бизнес в образовании» и «Новые имена в бизнесе».
Последняя связана еще с одним упреком в адрес премии: «Выбираете одних и тех же»…
Каждый год, подводя итоги премии, мы считаем «новичков», тех, кто номинировался на «Человек года» впервые. В прошлом году насчитали 44 человека. В позапрошлом — 47. Но из-за того, что и «старожилы» премии, и новички — узнаваемые в Красноярске люди, создается ощущение «давнего знакомства». Это нормальная ситуация для комьюнити, она говорит о том, что у «ДК» сплоченная аудитория. Что касается «Новых имен в бизнесе» — это, разумеется, не «работа с возражениями» и вовсе не отстройка от сложившегося имиджа. Это снова история про миссию издания — продвижение ценностей предпринимательства. У нас есть капитаны бизнеса — с их опытом, страстью к своему делу и умением держать удар, и молодые предприниматели — с их драйвом, неожиданными инсайтами, жаждой успеха и побед.
Неожиданной стала новая дизайн-упаковка премии. Почему решились на преображение?
На протяжении девяти лет визуальное оформление премии «Человек года» практически не менялось и весьма устарело. К юбилею решили обновиться. Видимо, получилось неожиданно, ведь вдохновение в поиске новых визуальных сигналов премии мы черпали в русском авангарде. При этом форма главного символа — статуэтка в виде человека, держащего над головой шар, — осталась неизменной. Самое глобальное изменение претерпели фирменные цвета премии. Глубокие шоколадные и кремовые тона с золотом и серебром в нулевых выглядели респектабельно. А сейчас это из разряда «дорого-богато». Мы взяли яркие локальные цвета: красный, желтый, белый. Эти цвета мы часто встречаем на картинах Малевича, а еще была знаменитая желтая кофта Маяковского. Аллюзий много. Почему русский авангард? Пожалуй, это самый глобальный смысловой прорыв к свободе, случившийся за всю историю России. Поскольку предпринимательство — это история про свободу духа, свободу выбора, мы посчитали, что параллели уместны и правильны.
Фото: Dk.ru
Видео дня. Святой источник, где мыли ноги кавказцы, демонтировали
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео