Ещё

Совсем озверели: в Липецке бездомных животных травят и сжигают заживо 

Совсем озверели: в Липецке бездомных животных травят и сжигают заживо
Фото: ИД "Собеседник"
Бездомных животных безжалостно травят ядом и сжигают. Иногда даже не дожидаясь, пока те умрут…
В «Собеседник» обратилась жительница Марина Чернышова и рассказала, что по всей области идет настоящий геноцид собак и кошек, как бродячих, так и хозяйских.
Обычное живодерство
Пользователи соцсетей из  выкладывают тонны фотографий и письменных свидетельств: горы собачьих трупов без признаков насильственной смерти и их обгорелые останки в бочке, которая служит крематорием. Ее местонахождение — село Тульское Тербунского района Липецкой области в приюте для животных. Его хозяин — Геннадий Ульшин, с именем которого местные связывают все зверства.
Предприниматель из села Тербуны Липецкой области — человек разносторонний. Участвовал в выборах в облсовет депутатов от  и занял второе место. Его ИП оказывает различные услуги (основные, по данным Rusprofile, — транспортные). А несколько лет назад освоил и отлов бродячих животных по контрактам с местными администрациями. Не только в Липецкой, но и в соседней . Ранее проблемой бродячих животных занимались муниципальные службы, но успеха не добились. И стали заключать контракты с частниками.
За каждого пса выплачивается порядка 1400 рублей. Помимо расходов на ветуслуги, надо еще оплачивать труд работников и прочие издержки. Ульшин утверждает, что все делает по закону: ловит зверье гуманными способами, отвозит на ветстанцию, стерилизует, прививает, держит в приюте 5 дней и выпускает там, где поймал, если вдруг не найдутся хозяева.
Стоимость одной только кастрации/стерилизации в ветклиниках Липецка сопоставима с объемом госфинансирования, поэтому сомнительно, что зверье проходит все законные процедуры. Тем более что Ульшин и с людьми обращается не очень. Во всяком случае, об условиях труда в его ИП на портале Antijob отзываются так: «Ульшин забывает про своих сотрудников, не платит, укрывает доход, оформляют как на полставки. Выдуманные штрафы за нарушения внутренних правил превышают месячный доход. Об увольнении сотрудники узнают по факту и без отработки».
Если послушать местных жителей, то под видом затратного и хлопотного отлова бродячих животных в Липецкой области происходит простое живодерство.
Цифра
17.053.188 рублей по 95 госконтрактам получил г-н Ульшин с 2016 года.
Убийства «в законе»
— В Липецке уже почти не осталось никакой живности, — рассказывает Марина Чернышова. — Раньше во дворах жили кошки, собачки — мы их кормили, старались найти им хозяев. А теперь никого нет. Всех истребили и продолжают истреблять. По всей области.
— В 2016 году на весь Елец прогремела новость о бойне собак на мясном рынке, — вспоминает местная жительница Елена. — Отловщики приехали днем и начали стрелять по собакам дротиками. Собаки по 20 минут бились в конвульсиях, визг стоял дикий. Люди в шоке, рядом школа, дети проходящие плакали. Одной женщине попали в ногу дротиком. Продавцы снимали все на камеру, пытались помочь собакам. Подняли тогда шум, но при наличии свидетелей, фото и видео состава преступления не нашли и всё замяли.
14 декабря прошлого года в Ельце убили собаку, жившую бок о бок с людьми, не причиняя никому вреда.
— Это случилось в частном секторе, на территории моего двора, — рассказывает Любовь Бадирова. — Рыжая была очень миролюбивая. Девочка прибилась к нам несколько лет назад. В тот день она забежала во двор сильно испуганная и уже отравленная. Попыталась спрятаться. Следом в наш двор вломились эти люди и забрали Рыжую. Когда ее уносили, она уже была еле жива. Ее положили в багажник темно-синего ИЖ «пирожок» и увезли. Эту машину в городе все знают: на ней ездят наемники Ульшина.
По словам Любови, живодеры свирепствуют в области примерно последние 5 лет с благословения местной администрации, которая объявляет тендеры на отлов. По закону умерщвление хвостатых при этом возможно лишь в том случае, если они больны чем-то опасным для человека. А в собак стреляют дротиками с неким веществом, под действием которого у псов наблюдаются судороги, пена из пасти и другие признаки отравления.
В тот же день в другом районе города, во дворе многоквартирного дома, по свидетельству Ларисы Беловодской, была убита собака, гулявшая с хозяйкой, — застрелена дротиком. На вопросы хозяйки «стрелки» в нецензурной форме заявили, что делают свою работу, и уехали. В городском комитете по ЖКУ жильцам пояснили, что это были сотрудники ИП Ульшина, прибывшие «по заявке третьих лиц». На жалобу, которую Беловодская подала туда же, ей ответили: всё по закону.
11 февраля этого года все в том же Ельце, в микрорайоне Александровский, сотрудники ИП Ульшина убили несколько собак и оставили их лежать на улице. Некоторые из жертв были в ошейниках.
— Я видел, как одного пса ширнули дротиком, полагаю — с ядом, бросили возле машины и кинулись ловить следующего, — рассказывает очевидец . — Пойманный пес лежал без признаков жизни, я даже не заметил дыхания. На улице бегали Линда — ее любили дачники и кормили, она стерильная была, — Рекс и щенок лохматый. Его пристрелили тоже и увезли. А 12 февраля соседка Надежда Аипова поехала в Тербуны и отловленного пса там не нашла. Пес был убит на месте, и о передержке в тербунском приюте не было и речи.
Горожане по всем этим и другим фактам обращались даже в  с требованием привлечь к уголовной ответственности ИП Ульшина и всех причастных к убийству животных, а также расторгнуть муниципальные контракты с ним. Ответ все тот же: нет оснований.
— Ульшин прикрывается тем, что у него в Тербунах имеется пункт передержки, а государственных в области нет, — говорит Любовь Бадирова. — Конечно же у него есть какие-то связи. Мы писали много обращений к властям, собирали подписи против этого беспредела. И в Тербунах поднимали этот вопрос, и даже в Липецке — никакой реакции.
«Мы видим мертвых собак»
— Этот «приют» Ульшина — ужасное место, — рассказывает Марина Чернышова. — Там только сарай, где находятся животные, и бочка-крематорий рядом. Он там сжигает собак. Даже тех, что еще дышат.
Марина обращалась и к депутату Липецкого облсовета депутатов Андрею Трофименкову.
— Мы с зоозащитниками и журналистами ездили в Тульское, но каких-то следов ужасов там не нашли, — поделился Трофименков. — Только мелкие нарушения. Но я написал в прокуратуру Липецкой области. Там ответили, что нарушений нет. За ситуацией продолжаю следить, готов помогать, но переступать через закон не могу.
В комментарии под постом об этом Трофименков написал немного другое: «Нельзя абсолютно всех собак убивать. А после посещения приюта сложилось впечатление, что там поступают именно так. Но это только мое впечатление. Прокуратура не подтвердила это».
— Трофименков действительно нам помогает, — поясняет Чернышова. — Но ситуация все хуже. На днях мне позвонили из Ельца и рассказали, что в городе стали часто видеть мертвых собак. Мы предполагаем, что Ульшин уже не возит их к себе: вдруг проверка какая, а у него там трупы лежат. Теперь, мы думаем, он сначала в ветклинике их фиксирует — там по каждой голове пишут акт приемки. А потом просто выбрасывает.
Как говорит липчанка, она и другие жители области борются за человечность и закон, а не конкретно с Ульшиным. Потому что его устранение ничего не изменит — если не поменять тенденцию, на его место тут же придет другой.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №43-2019 под заголовком «Совсем озверели».
Видео дня. Сын Порошенко стал русским на концерте Face
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео