Ещё

Киселёвский хоррор. Экс-мэр убит, остальные выживают 

Киселёвский хоррор. Экс-мэр убит, остальные выживают
Фото: АиФ Кузбасс
Лунные ландшафты, безжизненные отвалы горной породы, черный снег, горящая под ногами земля, бури угольной пыли с разрезов. В кузбасском давно уже впору снимать триллеры — и декорации сооружать не потребуется. В ночь на Хэллоуин в тишине загородного посёлка произошёл реальный хоррор. Подробности — в материале «АиФ в Кузбассе».
Звучный пост-апокалипсис
В новостных лентах кузбасский Киселёвск регулярно предстаёт в негативном свете. Прошлой зимой он прославился «чёрным снегом». Угольная пыль, которая разносится от девяти разрезов и пяти обогатительных фабрик, находящихся в городской черте, настолько плотно покрыла улицы, что здесь, в Сибири, дети не могут играть в снегу и кататься с горок, не замаравшись. В начале лета случилась новая беда — подземный пожар в районе Парниковки. Кто только не обследовал дым из-под земли, даже губернатор приезжал. Однако до сих пор жители чадящего района не дождались переселения. Наоборот, осенью местные власти отчитались, что пожар потушен. Мол, жить тут можно.
За последний год к кому только не обращались киселевчане. Сняли видео для «Прямой линии» Путина — в эфире не показали. Записали видеообращение к канадскому премьер-министру  — взамен получили горькую славу «киселёвских канадцев». В Министерстве гражданства и иммиграции дали ответ: чтобы получить статус беженца, необходимо находиться за пределами своей страны.
В конце лета киселевчане вновь попросили помощи за рубежом — на этот раз у Гаагского трибунала. Они просят защитить их конституционное право на безопасную окружающую среду. В городе-яме власти продолжают предоставлять земли под разрезы. Жить в таких условиях, буквально на краю угольных предприятий, невыносимо, а продать квартиры и переехать горожане не могут, т.к. жильё обесценилось. В конце октября Гаагский суд принял жалобу киселевчан на геноцид. Однако этот ответ вовсе не значит, что международный суд будет проводить расследование. Жители ждут решения.
Они не теряют надежду и на то, что их, наконец, услышат в России, в родном регионе. 27 октября в городе прошёл очередной митинг против «беспредела угольщиков», на который собрались около 150 человек. «Ни один человек не понимал, что это будет огромная дымящаяся гора посреди города», — объяснила организатор митинга, журналист , почему горожане молчали и позволяли добывать уголь в черте города. Участники собрания подписали резолюцию, в которой говорится: «Деятельность угольных компаний привела к тому, что в Киселёвске нуждается в переселении 100% жилищного фонда». Они потребовали изменить стратегию развития угольной промышленности Кузбасса (напомним, по ней, объёмы угледобычи должны вырасти почти в два раза к 2035 г.), открыть новые альтернативные производства и построить для киселевчан новый город на безугольной территории.
Курс на вымирание?
«Этот город умирает с каждым днём» — такие слова звучат лейтмотивом в треке киселёвского рэпера Маская, а в миру 25-летнего водителя самосвала Сергея Маскаева. И эта фраза — не для красного словца современного поэта. Она подтверждается данными статистики. Так, в 2018 г в городе родилось всего 955 детей, а смертность составила 1642 человека (по данным Кемеровостата). Т.е. в Киселёвске умирает на 70% больше людей, чем рождается (в то время как в среднем по Кузбассу эта разница составляет 46%). А ведь ещё в 2010 г. смертность в городе превышала рождаемость на 30%.
«Нужно бежать», — призывает рэпер. А население уже бежит: его количество на 16 тыс. сократилось за последние девять лет. От 109 тыс. горожан, числившихся в 2010 г., осталось 93 тыс. человек в 2019 г.
На днях впервые опубликовал индекс качества городской среды, оценив жизнь в 1114 российских городах. Эксперты оценивали жильё, уличную, деловую и досуговую инфраструктуру, озелененные и водные объекты. И тут Киселёвск — в отстающих. Он набрал 157 баллов, не дотянув и до минимальной планки в 180 баллов, чтобы проживание в нём считалось благоприятным.
Угольный след?
Киселёвск всегда был городом на угле. В 1850 г. в деревне Афонино заработали штольни, добывавшие топливо, для нужд Томского железоделательного завода. Однако старожилы отмечают, что лет 10-15 назад здесь работали шахты, а после их закрытия из-за старости и нерентабельности участки в черте города стали раздаваться якобы под рекультивацию, а фактически — под угольные разрезы. Процесс перевода шахт в разрезы расцвёл при экс-мэре , руководившим городом в 2003-2018 гг. Его убийство в ночь на 1 ноября многие связывают с «угольным переделом». Общественник из Таштагола Вячеслав Чернов так прокомментировал смерть экс-чиновника на своей страничке в соцсетях: «Разговариваем с приятелем об этом по телефону и возникает вопрос — кто бы это мог быть. Я навскидку говорю: „Да наверняка какая-то охранная контора, обслуживающая угольщиков“. Через час получаю ссылку — на месте обнаружен труп одного из нападавших — руководителя частного охранного предприятия».
Впрочем, следствие придерживается версии, что всё же это было разбойное нападение. Один из нападавших был убит на месте самим Лаврентьевым. Ещё двое подозреваемых задержаны. Все они приехали из Белова. Как рассказывают в СК, на месте преступления обнаружены предметы, свидетельствующие о тщательной подготовке подозреваемых к разбойному нападению.
Губернатор в эфире канала «Вести-24» выразил уверенность, что это убийство не связано с деятельностью экс-мэра на своём прежнем посту, а нападавшие знали, к кому шли: «К этому мероприятию заранее долго готовились, это видно, как они были оснащены, это очень серьёзно разрабатывалось».
По данному факту следователи возбудили уголовное дело по признакам убийства, совершенного группой лиц (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ).