В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Аренадатель: Как у «хулиганов» из «Упсала-цирка» появился постоянный дом

В 2012 году совладелец управляющей компании «Теорема» построил на Свердловской набережной здание для «Упсала-цирка», которому и передал его в аренду за символическую плату. А еще восстановил дореволюционную церковь, разбил на месте промзоны общественный парк с лебедями — и несмотря на все это, шумно отвергает в свой адрес термин «меценат». Шоу

Аренадатель: Как у «хулиганов» из «Упсала-цирка» появился постоянный дом
Фото: Собака.ruСобака.ru

Повелителя деловых центров Игоря Водопьянова сложно вообразить восторженно хлопающим акробатам на моноцикле. И не нужно: на представления он не ходит. Связь с «Упсала-цирком» родилась из цепочки в три рукопожатия и железобетонного, как перекрытия БЦ, аргумента «Чего не помочь хорошим людям?» Хороших людей рекомендовал ему друг «Упсала-цирка» , родной брат партнера Водопьянова по УК «Теорема» Кирилла Шишкова. Узнав, что ребят выгнали с предыдущего места стоянки, бизнесмен прикинул, как можно спасти ситуацию. Привезенное из основательницей цирка Астрид Шорн летнее шапито его не впечатлило: на крыше скапливался снег, артисты мерзли в ожидании своего выхода. Присвоив сооружению звание «домика Нуф-Нуфа из говна и песка», Водопьянов занялся возведением надежной стационарной площадки на территории парка «Полюстрово». Тренировочная база, она же арена для выступлений, выросла молниеносно: в мае 2012-го заложили фундамент — в сентябре провели цирковой фестиваль.

Видео дня

«Клоунятник», по словам строительного могула, спроекти­рован без изысков и даже без участия бессменного для управляющей компании партнера — именитого архбюро SPEECH. А вот по мнению худрука цирка , здание вышло чудесным, с подогревом полов в раздевалках и с теплым стеклянным «кло­унопроводом», по которому артисты в любое время года бегут с репетиции на шоу. Водопьянов никак не афиширует своего участия в жизни «Упсала-цирка». Этот текст, прими «Собака.ru» первые пять его отказов, состоял бы из одной утвержденной фразы «Не надо ничего обо мне писать!» — скорее всего, капслоком. Может быть, была бы согласована еще одна цитата: «Завывания государства про социальную ответственность бизнеса — полный бред. Ответственность бизнеса заключается в том, чтобы создавать рабочие места и выплачивать налоги. А пока так: налоги просирают те самые люди, которые читают нотации про социально ответственный бизнес».

Лариса Афанасьева считает: «Игорь Михайлович — слишком умный и скромный, чтобы вносить жизнь цирка в свое портфолио». А Водопьянов уверен, что потратился с толком, к тому же вложил совсем небольшие в масштабах оборота «Теоремы» деньги: «Слушайте, к нам постоянно обращаются некоммерческие организации. Но вот смотришь на их представителей — они же сами бедолаги, которым срочно помощь нужна. Другие фонды, наоборот, созданы для самоутверждения организаторов. У светских дам должен быть набор: популярный инстаграм, участие в культурных мероприятиях, благотворительность. Не осуждаю, но список очевидный. А Лариса — другая, веселая, энергичная. Она вожак своей стаи. Верит, что у нее получится. И получается все это время!»

Работу артистов Водопьянов тоже приветствует: «Ребенок должен быть занят. Цирк, соревнования, театр, любое нормальное дело. В свое время я дослужился до мастера спорта СССР по фехтованию и рад: дурь была направлена в нужное русло». Психотерапевтам виднее, импринтинг ли это, проекция или рефлексия по счастливому детству, но факт есть факт: Игорь Водопьянов — первый человек, который за почти двадцать лет существования этого «единственного в мире цирка для хулиганов» (в «Упсала-цирке» ежегодно занимаются более 90 детей и подростков из групп социального риска, а также дети с особенностями развития. — Прим. ред.) взял на себя ответственность за его работу. Или, как резюмирует Лариса Афанасьева, «внес вклад в декриминализацию города». Культ

Хотя город Уппсала — это архиепископский центр Швеции, и цирк, и парк «Полюстрово» — свободная от религии зона. Название цирка (сюрприз!) произошло всего лишь от международного «упс», которое произносят при падении самые воспитанные из акробатов. А вот Пантелеймоновская церковь на территории, принадлежащей УК «Теорема», возникла по той же причине, что и тренировочная база — от избытка заботы Водопьянова. При освоении пространства под бизнес-комплекс «Времена года» выяснилось, что здание заброшенных химлабораторий — сильно перекроенное культовое сооружение. От церкви остался один контур стен, и снести ее было разумнее, чем восстанавливать. Однако девелоперы забурились в градостроительные архивы. Ресерч с подключением знающих людей дал нужные вводные: здание было возведено по типовому дореволюционному проекту. С помощью Водопьянова оно три года назад пережило реинкарнацию, а также штраф от КГИОПа в 300 тысяч рублей за самоуправство.

Какое-то время у восстановленной церкви не было функциональной нагрузки. Потом на связь вышло руководство . Переговоры вел отец Петр, возглавляющий Смольный собор: «Разумный джентельмен, без ортодоксальных закидонов. От меня услышал только два встречных условия: никакого разжигания ненависти и полное самообеспечение. С нас — отопление, освещение и мелкий ремонт. Пока договоренность работает: внутри РПЦ все обустроила сама, и достаточно симпатично. От управляющей компании пару раз потребовалась замена вентиля и труб», — говорит бизнесмен.

Он уверен, что протестные настроения о «скверных храмах» не нашли бы благодатной почвы в парке «Полюстрово»: «Даже если бы мы отгрохали здесь что-то размером с ХХС, вряд ли бы жители квартала возмутились. Любое освоение территории лучше, чем то, что было раньше, — пустырь, ангар, забор, десять полуразобранных фур». Просвет

Сгоняя черных лебедей с газона обратно в пруд (Одиллии и правда обнаглели), Игорь Водопьянов рассуждает о ландшафтных планах: «Хочу увеличить количество деревьев. Офисному планктону, чтобы не сойти с ума, в обед надо бы выйти из бизнес-центров отдышаться, погулять между кустиками». Препятствие на пути озеленения — разваливающаяся котельная ГУП ТЭКа в пределах парка. Она отапливает единственное здание, детский психоневрологический интернат, больше похожий на детсад за высоким забором. Переключить ПНИ на свою котельную «Теорема» по закону не может, построить новую — тоже. Директор «Упсала-цирка» пыталась поговорить с руководством учреждения, но сдалась. А с губернатором вести диалог Водопьянов вообще избегает: «Больше всего я благодарен, когда городская администрация нас не замечает. Это самое эффективное, что она может сделать для развития парка».

Несмотря на свои богоугодные и филантропические телодвижения, мультимиллионер резюмирует идеи как тру-фаталист: «Прийти и волевым решением улучшить жизнь людей невозможно. Как и вообще повлиять на их умственные способности. Единственный шанс на это есть тогда, когда они растут, узнают мир и, например, занимаются в «Упсала-цирке». Представление о добре и зле можно заложить только в этом возрасте. А взрослые, если они здоровы, сами во всем виноваты».

Лариса Афанасьева

Директор и худрук «Упсала-цирка»

На классический цирк я всегда смотрю немного со стороны, может, потому что сама не из цирковой диаспоры. Я театральный режиссер по образованию, и долго не могла ответить себе на вопрос, зачем мне заниматься профессией. Но потом увидела: в настоящем, современном, классном цирке у артиста раскрывается пружина, а для зрителя срабатывает какая-то магия. И да, социальная и образовательная составляющие шоу очень важны. Если культура этого лишена, то она снобистски холодна и попросту кастрирована

Текст: Алла Шарандина

Фото: Валентин Блох, архивы пресс-служб