Ещё

«Люди сегодня на бытовом уровне запуганы», — сенатор Франц Клинцевич об антироссийских провокациях Запада 

«Люди сегодня на бытовом уровне запуганы», — сенатор Франц Клинцевич об антироссийских провокациях Запада
Фото: Аргументы Недели
В эксклюзивном интервью сенатор рассказал спецкору «Аргументов недели» о провокациях Запада, Трампе, санкциях, присоединении и политике Сталина во Второй мировой войне.
— Франц Адамович, как Вы оцениваете действия американских властей, приведших к скандалу с невыдачей виз российским чиновникам на мероприятия на и допросу депутата Юмашевой?
— Это — преднамеренная провокация, устроенная американскими спецслужбами. Для них не имело значения, кто там будет, депутат Юнга Юмашева или кто-то из других российских политиков. Нет ни малейших оснований для признания ее политической деятельности вредной для .
Вот если бы на ее месте был, например, сенатор Клинцевич, то в подобных действиях присутствовала бы некая логика. Потому что я очень давно нелицеприятно высказываюсь о деятельность как американских спецслужб, , так и в целом государства. Я имею ввиду их попытки доминировать всегда и во всем, продвигая, в частности, любыми путями свои коммерческих проектов. Это касается не только , но и мира в целом.
Но американцы перестали в настоящее время доминировать в экономике, их обошел . В военной сфере их обошли Россия и Китай. В политической сфере они проигрывают сегодня персонально Путину и России в целом. И в духовно-нравственном отношении американцы далеко не первые.
Если в США не понимают, что соотношение сил за последние 10-15 лет серьезно изменилось, что здесь большой просчет в деятельностью их политических и военно-разведовательных институтов, которые работают сегодня на этой площадке.
Как бы то ни было, США готовы идти на все, чтобы удержать на информационной площадке тренд русской агрессивности, непредсказуемости, ненадежности, он как красная тряпка. И любой повод они в этом плане используют.
Например, недавно вдруг обнаружила на своей территории. Но что им там делать? Помните, наверное, как в  кому-то померещилась российская подводная лодка, сколько шуму было. А потом оказалось, что это была не подводная лодка, а затонувший кораблик, причем довольно давно. Но они про это никому не сказали, когда разобрались. Та же ситуация и с самолетом, сбитым над , и с так называемым делом Скрипаля и т.д. и т.п.
Что касается самолета, то руководителя , , уже заявили, что их страны будут сами проводить расследование. Им непонятны подходы, когда заранее назначаются виновные в отсутствие какой-либо доказательной базы. А та база, которая есть, взятая в интернете, в социальных сетях и сфальсифицирована.
Понятно, что провокация режиссируется извне. Причем, сегодня тенденция такова, что, начиная с , когда госсекретарь США тряс на трибуне ООН пробирку с порошком, не имеет значения степень достоверности сказанного. Важно, кто выдает эту новость, насколько высока должность спикера. Потом все это подхватывается массовыми СМИ. А уровень потребительской информационной культуры запада таков, что там, особо не задумываясь, могут заглотнуть любой фейк.
— А как вы прокомментируете ЧП с бывшим министром Адамовым? Человек, владеющий секретами нашей атомной промышленности, сидел в американской тюрьме, и, не понятно, что он им сказал.
— Это упрек не американцам, это упрек нам. Когда бывший министр атомной энергетики спокойно выезжает за границу и живет там, то это наши проблемы, а не американские. Они вокруг него формируют некий пул уголовных дел. а дальше начинают с ним договариваться. Правда, спасибо на «подарок» нам так и не сказали.
Сегодня мы достаточно открыты. В разных источниках показали, что собой представляет, например, «Посейдон», подводноуправляемый робот с достаточно мощным ядерным зарядом, который может в спящем состоянии лежать на дне, а может двигаться на глубине, которая не доступна ни подводной лодке, ни для того, чтобы его засечь. «Посейдон» имеет огромный потенциал, его возможности континентальны. Я упомянул только «Посейдон». Но думаю, что этого достаточно, чтобы понять: мы защищены сверхнадежно.
— Америка продлевает и расширяет санкции. При этом Трамп всячески демонстрирует хорошее отношение к Путину. Это как можно объяснить?
— Санкционная политика в Америке зачастую связана не только с мнением Президента, но и с работой Конгресса. В отличии от многих стран американский Президент, имея большие возможности во власти, достаточно серьезно контролируется Конгрессом. И не учитывать тренд, который задан демократами еще много лет назад, он не может.
Ведь США, так сказать, начали работать с Россией, другими республиками бывшего Советского Союза практически тут же после его развала. Они сразу поняли, что, исходя из генетического кода общей истории, общей духовности таких разных стран, как среднеазиатские, кавказские, славянские республики, мы все равно, как ртуть, стремимся друг к другу. Это естественный процесс. Вот им и важно было его разорвать руками соответствующих людей. Они посчитали, что подготовили таких людей, но в России не прокатило, в Белоруссии не прокатило.
На Украине ситуация другая. Там осталось достаточно много духовных потомков тех, кого мы гоняли до 56-го года по лесам. На них и была сделана ставку. Их привели к власти, и эта группа людей застращала весь народ.
На Украине сегодня люди на бытовом уровне запуганы. Это точно также, как в любом коллективе — находится 5-6 человек, составляющих доминирующую группу. Остальные разрознены, живут своей жизнью, пока не появится какой-то лидер.
В Крыму и в Донбассе этот фокус не прошел, потому что там в подавляющем большинстве живут русские люди, для которых то, что случилось на Украине, неприемлемо в принципе.
Присоединение Крыма — это решение русского народа. Люди проголосовали за будущее своей малой Родины. Они сказали — мы, русские, не можем быть националистами. Ну, и какое решение, по мнению Запада, должно было принять руководство России, ? Отказать народу Крыма? Маразм. Было принято единственно возможное решение.
А Запад просто искал причину для ущемления России, для введения против нее санкций, и, если бы не было Крыма, нашли бы другую причина. Это надо понять всем.
Мы всегда жили под какими-нибудь санкциями. Например, пресловутая поправка Джонсона-Веника от 1974 года была отменена американским конгрессом только в 2012 году.
Мы очень самодостаточны, а потому никакие санкции не остановят нашего развития.
А вот с развалом Советского Союза я, наверное, смириться не смогу. Это — незаживающая рана. Мы тогда потеряли не меньше, чем в Великую Отечественную войну. Пришлось очень многое создавать заново. Причем поначалу предпочитали все, что можно, закупать за рубежом, ставя тем самым себя в зависимость от Запада. И, если бы, они были умнее, еще подождали бы, и наступил бы момент, когда они взяли бы нас голыми руками.
Скажу, что военными разработками, выделяя на это нормальные деньги, мы начали серьезно заниматься где-то с 2003 года. Более того, эта работа велась в тихую, не афишировалась. Вот в такие условия была поставлена Россия с Путиным, и сегодня Путин сумел, при всех плюсах и минусах, создать то, что, казалось, после развала Советского Союза уже невозможно было создать.
Возвращаясь к Трампу, могу констатировать, что речь идет о человека, который сделал себя сам, и ему нет необходимости, придя в политику, подлаживаться под кого-то. Хозяин Белого дома проводит свою политику. На мой взгляд, он понимает, что сегодня выстраивать конфронтацию с такой страной, как Россия, контрпродуктивно. С Россией надо дружить. У нашего Председателя Комитета есть очень большая коллекция авиационных и ракетных макетов оружия. И вот на макете самой мощной межконтинентальной ракеты висит вымпел с портретом Путина, а надпись на макете гласит: «Россия встанет с колен и может долбануть в любое время». А на другом макете с фотографией Шойгу написано: «Мы ставим свои ракеты на своих территориях, там, где считаем нужно». Эти две фразы с этими двумя иллюстрациями говорят о том, что страна обладает государственным суверенитетом. Это дорогого стоит.
Понятно, что проблем у нас еще хватает, и говорить о них, разумеется, нужно. Но сразу видно, чем человек при этом руководствуется: интересами страны или, напротив, пытается расшатать ее. Во втором случае идет игра на руку инициаторов антироссийской санкционной политики.
Думаю, что укрепив экономику и обороноспособность, мы рано или поздно разберемся и с нашей внутренней коррозией. В том числе и тех должностных лиц, высоких и малых, которые притворяются патриотами, на самом деле на стране и на патриотизме просто зарабатывают. Это их расчет. Мы это видим, знаем и потихонечку с этим справимся.
Хочу добавить, что Трамп с большой симпатией относится к Путину, он уважает его, как мужика и политика.
Когда хоронили , было 60 лидеров разных стран. Все европейские и мировые СМИ, особенно французские, особо отслеживали Путина — все его перемещения, встречи, высказывания. Путин — политик № 1. Политик № 1 — это авторитет Российской Федерации. Не считаться с этим авторитетом нельзя, и Трамп правильно расставляет акценты. Он политик, который соображает, что нужно для своей страны.
— В этом году бури политических дискуссий проходили вокруг мероприятий, посвященных дате начала Второй мировой войны. Многие страны — Польша, страны Прибалтики, ряд других — выдвинули обвинения в адрес СССР в связи с пактом Молотова-Риббентропа. Какова Ваша оценка тех событий?
— Надо хорошо знать историю. Я никогда не оправдывал Сталина и его бездумные репрессии. Но не надо, что называется, все валить в одну кучу. Вышеупомянутый пакт — не прихоть Сталина, а вынужденная мера. Тогда ему крайне не хватало времени для того, чтобы обезопасить страну. А на Гитлера работал практически весь мир.
Сегодня те, кто нас обвиняет, начиная от Адидаса и других крупнейших компаний, финансировали Гитлера. Они знали, что его напустят на нас. А у Советского Союза другого выхода не было. И заключив этот Договор о ненападении, Сталин как минимум на 2 года отсрочил войну.
За эти годы была хоть какая-то возможность подготовиться, но она, к сожалению, была использована далеко не в полной мере, и за это мы потом поплатились миллионами жизней.
Да, я опять говорю о репрессиях. В результате их у нас сменился практически весь командный состав армии. Пришли люди без должного опыта и образования. Многие из них просто не реагировали на действия потенциального противника, опасаясь провокаций, на которые им строго-настрого было наказано не поддаваться.
Я знаю, что в моей родной Белоруссии артиллерийские дивизионы стояли пустые, без снарядов. Эти снаряды находились за 30-50 километров. Самолеты были не разведены. Командующего Белорусским военным округом расстреляли, молодого генерала армии. А был ли он готов в свои 35-36 лет командовать округом, фронтом, быть генералом армии?
Будучи курсантом, я проанализировал воспоминания более пятидесяти немецких пленных генералов, включая Паулюса. Красной линией у всех практически проходила одна мысль — мы к началу войны знали все о России: ее дорогах, промышленности, видах вооружений. Мы знали всех командиров полков, дивизий, даже знали их пристрасти. Но мы не учли одно — моральный дух. Именно во многом благодаря ему страна собралась и под Москвой остановила врага.
Нельзя, разумеется, забывать о тех ужасных потерях, которые мы понесли за годы войны, особенно на ее начальном этапе. У нас на Смоленщине в деревне Соловьевка на переправе за неделю погибло 150 тысяч человек. Три общевойсковые армии были разбиты немецкой артиллерией и авиацией. Не могу забыть рассказ бабушки, которой было 3 годика, когда мать ее на корове переправляла через Днепр. Река была красная, мама закрывала ей глаза, а она через щелочку смотрела — плыли трупы. Это было страшно.
— Почему все-таки Белоруссия отказывает России в размещении военной базы на своей территории?
— Вопрос правильный. Ни Президент, ни Председатель правительства, ни министр обороны, ни министр иностранных дел никогда к Белоруссии с этим вопросом не обращались. На территории Белоруссии находится наше формирование, которое выполняет определенные задачи. 80 процентов бюджета Союзного государства направлено на оборону. Мы совместно проводим мероприятия с по укреплению границы, выстроена система противовоздушной обороны. Словом, безопасность Белоруссии также надежно обеспечена, как и безопасность России.
Правда, есть мнение военных экспертов. Многие из них действительно считают, что в связи с беспрецедентной активность в Европе было бы неплохо разместить какие-то военные базы на территории Белоруссии. Вот и все. А министр иностранных дел Белоруссии поднял это мнение на уровень отношений между нашими двумя странами. На мой взгляд, это не очень корректно. ответил.
У России и Белоруссии теснейшие связи по линии министерств обороны и силовых ведомств. И, если возникнут какие-то вопросы, то они будут немедленно рассмотрены. Сегодня такой необходимости нет..
Юрий МИЛЬЧИНСКИЙ,
Специально для «Аргументов недели»
Навязывание содома обществу: соседу не понравились шторы
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео