Ещё
Избиение беременной в трамвае попало на видео
Избиение беременной в трамвае попало на видео
Происшествия
Отчим пропавшей в Крыму девочки признался в ее убийстве
Отчим пропавшей в Крыму девочки признался в ее убийстве
Происшествия
Кредиторы взялись за семьи банкротов в РФ
Кредиторы взялись за семьи банкротов в РФ
Общество
Украина возмущена «Калибрами» РФ в Черном море
Украина возмущена «Калибрами» РФ в Черном море
Армия
Развилки истории
Фото: Аргументы Недели
Это тоже одна из развилок истории — 13 сентября 1965. Возможно, не очень больших, но тем не менее. В этот день были арестованы писатели и  за свои опубликованные за границей (под псевдонимами) антисоветские произведения.
Могут спросить: почему развилка? Разве могло быть иначе, разве в руководстве СССР были иные мнения насчёт ареста этих двоих? Да, были…, в те дни — Председатель Президиума Верховного Совета СССР, то есть формальный глава Советского государства писал:«Помню, как Суслов и его чиновники из Отдела пропаганды ЦК начали «дело Даниэля и Синявского». Это дело очень походило на позорную войну Хрущёва против … И вот теперь, оказывается, то же самое: на этот раз — без Хрущёва, при руководстве Брежнева, обрушилось на двух писателей. Как будто все сговорились оттолкнуть интеллигенцию от партии. Невероятно! Я зашёл к Брежневу (был ещё членом Президиума ЦК и Председателем Президиума Верховного Совета), долго внушал ему, что никакой пользы не будет от такого разноса за публикации под псевдонимами за рубежом, а тем более суда над писателями, о чём уже говорили всерьёз. Старался находить слова и аргументы, понятные для него. И убедил. Вместо уголовного суда он согласился ограничиться товарищеским судом в Союзе писателей. Но уже на следующий день узнаю, что уголовный суд будет — это решение Брежнев принял после того, как к нему зашёл ».
Может показаться парадоксальным, что Микоян, человек старшего поколения большевиков, ещё сталинской закалки и выдержки, один из главных идейных «моторов» арестов и расстрелов 1937-1938 годов, добивался мягкого решения вопроса.
Однако, как опытный политик, он ясно понимал, что если уж ХХ съезд партии даровал определённые права и гарантии руководящему слою партии, то нельзя обделять этими же правами и интеллигенцию, не нанеся ей этим тяжкой обиды. А такая обида может привести её в стан политических и классовых врагов и повлечь непоправимые последствия для всего общества.
Увы, его предложение, поддержанное Брежневым, не нашло такой же поддержки у остальных руководителей Кремля. За осуждение писателей выступил не только Михаил Суслов, но и — особенно резко — так называемая «молодёжь» в руководстве, «шелепинцы». Они воображали тогда, что полным ходом идут к власти, на смену чересчур «мягкому и податливому» Леониду Ильичу, и в судебном процессе над писателями видели прекрасную возможность показать и укрепить свою силу и влияние. Кстати, довольно значительное участие в компании против Даниэля и Синявского принял будущий «архитектор перестройки», а в те дни активный «шелепинец» .
Первый секретарь ЦК Брежнев, бывший тогда в Кремле лишь «первым среди равных», должен был уступить большинству: он никак не мог одновременно пойти и против влиятельной «молодёжи», и против не менее влиятельного Суслова. А в результате случилось то, что случилось: маленькая трещинка, пробежавшая в сентябре 1965 года между «интеллигенцией и партией», стала стремительно расти, шириться и углубляться.
5 декабря 1965 года на Пушкинской площади прошла первая несанкционированная, как сказали бы теперь, демонстрация диссидентов в защиту Даниэля и Синявского. С тех пор такие оппозиционные демонстрации на Пушкинской площади стали ежегодными, шли сперва 5 декабря, в день Сталинской конституции, потом 10 декабря, в день прав человека. Все 25 лет, пока советская власть не рухнула…
Учредитель: https://maysuryan.livejournal.com/910672.html
Видео дня. Запад охватила мода на смену пола у детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео