Ещё

Глава ЕЭК: основная задача для нас — реализовать транзитный потенциал стран союза 

Глава ЕЭК: основная задача для нас — реализовать транзитный потенциал стран союза
Фото: ТАСС
Председатель коллегии (ЕЭК) в рамках Восточного экономического форума (ВЭФ) рассказал в интервью ТАСС, какие направления сейчас являются основными для развития (ЕАЭС), для каких новых товаров откроется рынок после перезаключения соглашения о свободной торговле с , в чем уникальность будущих договоренностей с , а также когда наконец будут окончательно согласованы новые пропорции распределения ввозных таможенных пошлин между странами.
— Тигран Суренович, какую тему вы сегодня могли бы обозначить как основную, самую главную для деятельности Евразийской экономической комиссии?
— Основная тема, которая сегодня нас интересует, — это реализация транзитного потенциала Евразийского экономического союза. Мы хотим превратить этот потенциал в наше преимущество. Для этого мы, во-первых, должны подготовить инфраструктуру Евразийского экономического союза, сделать ее единой. Во-вторых, оцифровать логистику этой инфраструктуры во всех пяти странах союза. У стран ЕАЭС в национальных программах заложены очень амбициозные показатели по увеличению объемов транзита. Но для того, чтобы их реализовать, мы должны согласовать создаваемые потоки внутри союза.
Следующее важное направление, конечно же, — диалог с нашими партнерами. В первую очередь это азиатские партнеры, у которых темпы экономического роста значительно выше мировых. Они являются драйверами мирового экономического роста. Это означает, что они тоже заинтересованы в том, чтобы иметь возможность диверсифицировать свои транспортные потоки. Если мы сумеем гармонизировать наши действия с ними, это позволит реализовать наши сравнительные преимущества. Необходимо именно на таких площадках, как прошедший Восточный экономический форум, информировать наших коллег о наших намерениях, чтобы они тоже совместно с нами готовились к реализации широкомасштабных проектов.
— Президент Сербии заявил, что Сербия рассматривает возможность заключения соглашения о свободной торговле с ЕАЭС в октябре. Возможно ли это? Что даст «переформатирование» зоны свободной торговли (ЗСТ) для , ведь свободная торговля уже действует в двустороннем формате?
— Да, это соответствует действительности. Мы уже завершили переговорный процесс, и сейчас идет внутригосударственная процедура во всех странах, необходимая для подготовки к подписанию соглашения о ЗСТ между ЕАЭС и Сербией. Планируем подписать 25 октября в рамках заседания Евразийского межправительственного совета.
Сербия уже имеет торговые соглашения с Россией, и . Сейчас подключаются и . Соглашение предоставит беспошлинный режим доступа на сербский рынок для армянских и киргизских товаров, который для них до этого отсутствовал. Мы реализуем важную функцию — унифицируем преференциальный торговый режим всех стран союза.
Кроме того, формируются дополнительные экспортные возможности для тех членов союза, у которых уже действуют двусторонние торговые соглашения с Сербией.
В ходе переговоров удалось существенно обновить регуляторную часть соглашения, в которую были включены наиболее современные правовые новеллы, особенно в части применения защитных мер, разрешения споров и правил происхождения товаров.
Учитывая то, что Сербия не является членом (ВТО), мы в нашем соглашении закладываем основные базовые нормы ВТО и создаем более благоприятные решения и регулирования для бизнеса наших стран. Мы считаем, что это соглашение придаст новый импульс для расширения торгово-экономического взаимодействия с Сербией. Всегда, прежде чем приступить к торговым переговорам, мы проводим исследовательскую работу. Она должна подтвердить наличие потенциала на том или ином треке, который будет реализован в рамках нашего сотрудничества.
— Если Сербия войдет в , не будет ли противоречия между этим соглашением о зоне свободной торговли и санкционным режимом?
— Когда переговоры о вступлении Сербии в Европейский союз будут завершены, тогда мы с ними и будем обсуждать этот вопрос.
— Какие товары из России и стран ЕАЭС интересны для сербов? Какие товары мы можем экспортировать на их рынок?
— Это широкий круг товаров. Во-первых, то, что мы производим и экспортируем. Мы заинтересованы зафиксировать эту нишу в Сербии и для наших предприятий. Это товары пищевой промышленности, крепкие алкогольные напитки, сигареты, а также разнообразная продукция промышленного сектора. В целом весь спектр того, что мы производим. Отдельно стоит отметить экспортные перспективы, которые открываются для компаний Армении и Киргизии. Отмена таможенных пошлин создает благоприятные возможности для запуска поставок не только традиционных товаров экспортного профиля этих стран, но также позволит начать экспортировать кондитерскую продукцию. Кроме того, мы должны ориентироваться на потребности сербского рынка, который традиционно закупает за рубежом комплектующие для моторных транспортных средств, химические удобрения, электронное оборудование и т. д. По этим товарам у нас есть возможность нарастить свой экспорт, предложив качественную конкурентоспособную продукцию для сербских компаний.
Традиционно мы являемся привлекательным рынком для наших сербских коллег. Они экспортируют в ЕАЭС также товары пищевой промышленности и машиностроения. У нас рынок более чем 180 миллионов человек, и очевидно, что они заинтересованы в том, чтобы занять определенную нишу на нашем рынке. Так что наше соглашение учитывает интересы как сербских производителей, так и наших.
— Ранее премьер-министр Армении заявил на заседании Межправительственного совета, что Евразийский экономический союз и Сингапур могут подписать договор о создании зоны свободной торговли 1 октября в . Насколько стороны близки к соглашению?​​​​​​ По каким товарам будет получена взаимная выгода?
— Мы завершили переговорный процесс с Сингапуром, все договоренности сторон изложены на бумаге. По тексту соглашения завершаются внутригосударственные процедуры согласования для его подписания. Мы установили в качестве даты подписания 1 октября. В это время в Ереване состоится заседание глав государств стран союза. Кроме того, в Ереване мы совместно с правительством Республики Армения готовим Евразийский экономический форум, куда также приглашен премьер-министр Сингапура. В рамках заседания Высшего экономического совета и предполагается подписание соглашения с Сингапуром.
Пакет договоренностей с Сингапуром, частью которых является Соглашение о ЗСТ о торговле товарами между ЕАЭС и Сингапуром, можно считать уникальным. В целом мы формируем торговую сделку формата «товары + услуги + инвестиции» и она будет состоять из целого набора соглашений. Это товарный сегмент формата «ЕАЭС-Сингапур», пять двусторонних соглашений по торговле услугами и инвестициям формата «страна союза — Сингапур» и рамочное соглашение, которое и запакетирует все три компонента и сформирует договоренности всеобъемлющего формата. Сингапур — это не просто один из финансовых лидеров в регионе, но и одна из самых технологически развитых стран с широким инвестиционным портфелем. Мы увязываем вместе три направления — товары, услуги и инвестиции, так что это достаточно интересный для нас формат. И мы надеемся, что формат позволит получить эффекты для модернизации наших экономик.
— Странам — участницам ЕАЭС пока так и не удалось достигнуть договоренности по нормативам распределения ввозных таможенных пошлин. На каком этапе находится вопрос сегодня? Какой вариант распределения наиболее перспективен? Удастся ли решить проблему до конца текущего года?
— Мы очень серьезно продвинулись в решении этого вопроса, потому что существовали разные методики, как рассчитывать этот коэффициент расщепления таможенных пошлин между странами. Мы проработали вопрос со всеми странами на всех уровнях: на экспертном, на уровне министров, вице-премьеров, премьер-министров. Мы вышли на финишную прямую. Окончательные цифры должны быть согласованы главами государств на заседании Высшего экономического совета 1 октября в Ереване. Данные нормативы будут включены в Договор о союзе и начнут применяться с 1 января 2020 года.
— По информации СМИ, страны ЕАЭС оказались не готовы к переходу на электронный паспорт транспортного средства с ноября. По данным «Ъ», с просьбой об отсрочке на год обратилась Белоруссия, но проблемы есть и в других странах союза, за исключением РФ. Действительно ли это так? Даст ли ЕЭК отсрочку и как будет контролировать готовность стран в дальнейшем?
— Действительно, 22 августа в Комиссии состоялось заседание рабочей группы по внедрению в странах электронных паспортов транспортных средств. Наши белорусские коллеги сообщили, что им необходимо дополнительное время для того, чтобы они параллельно имели возможность оформлять как электронные, так и бумажные ПТС. Но, во-первых, надо отметить, что в Беларуси уже началась выдача электронных автопаспортов. Так что это технический момент, в нем ничего страшного нет.
Переходный период всегда необходим для того, чтобы технически и технологически наши страны были бы готовы к подключению всех заинтересованных участников. В России уже полномасштабно эта система запущена. И мы уверены, что к концу этого года страны, которым нужно дополнительное время для перехода на электронные автопаспорта, его получат.
— Как заявлял первый замглавы аппарата Сергей Приходько в преддверии участия премьер-министра в заседании Евразийского межправительственного совета в августе в Чолпон-Ате, тема расширения полномочий Евразийской экономической комиссии заслуживает рассмотрения с учетом накопленного опыта ее работы. Какая работа ведется в этом направлении? Какие предложения рассматриваются, на каком уровне и какова их готовность?
— Вы знаете, я выступил с такой инициативой, которая преследует цель повысить эффективность работы наднационального органа — Комиссии. На первом этапе, когда создавался союз, у стран были понятные опасения, связанные с тем, имеет ли смысл вообще отказываться от части суверенитета для решения тех или иных экономических вопросов. Конечно же, еще механизмы взаимодействия не были апробированы. Поэтому был реализован подход, когда многие полномочия были переданы на уровень Совета Комиссии, куда входят вице-премьеры и где решения принимаются консенсусом. За годы становления союза был накоплен определенный опыт, который показал, что не имеет смысла вице-премьеров загружать техническими вопросами, которые можно принимать на уровне Коллегии.
И первая моя инициатива была связана с тем, чтобы вопросы, которые не несут в себе существенных рисков, передать Коллегии. Это, во-первых, сэкономит время, во-вторых, резко сократит бюрократические процедуры. И, конечно же, это в целом послужит делу повышения эффективности работы наднационального органа. Сейчас эти предложения находятся в стадии проработки в наших странах.
Второе — это то, что мир стремительно меняется, ускоряется научно-технический прогресс. Это означает, что мы тоже должны адекватно отвечать на вызовы, которые стоят перед нашими странами. Учитывая мировой тренд перехода экономик к новому технологическому укладу и цифровой трансформации, Высший Евразийский экономический совет принял решение наделить Комиссию полномочиями по реализации цифровой повестки ЕАЭС, которые не предусмотрены Договором о союзе. Президенты наших стран поддержали нашу инициативу о формировании такой повестки. Это в принципе новое дополнительное полномочие, которое мы получили. И мы сегодня активно работаем с национальными правительствами, бизнес-сообществом. Мы создали цифровой офис, который возглавляет председатель коллегии. К нам поступают инициативы от государства и от частного бизнеса. Нам поступило более 50 инициатив, из них 10 детально прорабатываем, а несколько инициатив уже запустили.
Премьер-министры одобрили проект по контрактации и субконтрактации — мы создаем экосистему, которая позволит устанавливать кооперационные связи между нашими производителями. Мы создаем цифровую платформу для них.
Еще один проект — это электронные сопроводительные документы. Мы запустили его, чтобы облегчить таможенное оформление для бизнес-сообщества. Третье направление, над которым мы работаем, — это создание цифровой экосистемы для обеспечения трудоустройства и занятости. В рамках этого направления мы проводим научно-исследовательскую работу, а также запускаем небольшой проект по созданию поисковой системы, с помощью которой гражданин одной страны ЕАЭС сможет свободно искать и находить подходящую себе вакансию в любой из стран союза на его выбор, а работодатель сможет найти работника, соответствующего требованиям вакансии. Это соответствует концепции свободного перемещения трудовых ресурсов на нашем общем евразийском пространстве. Четвертый проект — это система прослеживаемости товаров, грузов и документальная прослеживаемость.
— Когда будет полностью запущен проект с биржей труда?
— Инициатива Казахстана по бирже труда у нас преобразовалась в формирование целой цифровой экосистемы по трудоустройству. Инициатива Казахстана была поддержана на уровне вице-премьеров, и сейчас на основе этой инициативы проводится обширная научно-исследовательская работа по разработке модели цифровой экосистемы для обеспечения трудоустройства и занятости граждан государств-членов ЕАЭС. Цифровая экосистема формируется по сервисной модели и будет включать в себя перечень различных сервисов, связанных с транграничным трудоустройством.
Также, как я упоминал ранее, мы готовим к запуску проект под названием «Унифицированная система поиска „Работа без границ“. Его основная цель — создать систему поиска, которая позволит любому гражданину или работодателю осуществить поиск вакансий или резюме по всем странам союза. Для этого будут задействованы действующие национальные системы пяти стран ЕАЭС. Этот проект мы предполагаем реализовать до конца 2020 года.
— По вашим планам, когда жители всех стран ЕАЭС смогут воспользоваться этой биржей труда?
— Срок реализации всей цифровой экосистемы по трудоустройству и занятости будет определен более точно по результатам научно-исследовательской работы, когда будет завершена аналитическая работа и выработаны предложения, какие сервисы необходимы гражданам или работодателям при трансграничном трудоустройстве и как они будут технически реализовываться. В зависимости от состава и сложности предложенных сервисов, а также их востребованности будут понятны сроки и этапность, когда мы их сможем реализовать на „пятерку“.
Вместе с тем, граждане и работодатели стран союза смогут воспользоваться первыми эффектами от проводимой нами работы по результатам реализации проекта по созданию унифицированной системы поиска „Работа без границ“. Именно для этого мы решили запустить этот небольшой проект в ближайшие сроки. Реализация других сервисов цифровой экосистемы по труду будет проводиться последовательно и по мере готовности наших стран к их внедрению.
— Согласно информации белорусской стороны, по итогам заседания Межправсовета в Чолпон-Ате было дано поручение подготовить новые подходы для снятия барьеров во взаимной торговле. О чем конкретно идет речь? Какие именно предложения готовятся, и когда они могут быть приняты?
— Для ускорения снятия препятствий на внутреннем рынке союза мы взяли на себя обязательство в рамках наших заседаний в приоритетном порядке рассматривать соответствующие вопросы, чтобы понять, сколько препятствий мы уже сняли, как мы продвинулись по остальным.
Мы выпустили Белую книгу, куда включили торговые ограничения, которые существуют на нашем пространстве. Сегодня у нас в реестре находится 72 препятствия, из них 20 барьеров, 52 изъятия и ограничения. Мы последовательно снимаем препятствия, которые занесли в нашу книгу, но появляются новые. Это означает, что мы должны осуществлять мониторинг всё время.
Причина того, что возникают новые торговые ограничения, заключается в том, что необходимо проводить согласованные политики и гармонизировать законодательство.
Правительства стран принимают решения, которые в интересах их экономик, их предприятий, они реализуют свои программы, и они имеют эти полномочия. Но иногда эти решения вступают в противоречие с общим союзным законодательством. Поэтому без согласования политик мы всегда будем создавать барьеры для бизнеса. Но для этого нужно время. Мы уже создали целостную программу по гармонизации законодательства. Этот документ мы отправили в парламенты наших стран.
— Страны ЕАЭС приступили к обсуждению создания режима наднациональных компаний, но появится они могут не ранее 2021−2022 годов, считает глава . . При этом, по его мнению, они могут возникнуть в любой сфере — производственной, сферах торговли и услуг. Согласны ли Вы с такой оценкой сроков? Для чего понадобятся эти 2−3 года? Есть ли уже какой-то конкретный запрос от бизнеса? В каких областях, например?
— С такой инициативой Комиссия выступила в конце прошлого года. Появление таких наднациональных компаний позволит создать стимулы для углубления кооперационных связей между нашими странами. Основными преимуществами евразийских компаний должны стать дополнительные гарантии инвесторам в реализации масштабных совместных проектов. Ключевым приоритетом создания таких компаний должен стать экспорт промышленной продукции на рынки третьих стран.
Мы исходили из опыта Европейского союза, который создал такое законодательное поле для европейских компаний. Что это даст? Во-первых, это облегчает условия ведения предпринимательской деятельности компаниям, которые получат этот статус, в вопросах организации, реструктуризации, открытия филиалов, подвижности в виде возможности смены налогового резидентства посредством смены места нахождения головного офиса, принятия на работу персонала и ряд других вопросов.
Эта идея показалась интересной нашим странам, и они нам поручили изучить этот вопрос. Мы должны его глубоко проработать с точки зрения формирования правового пространства для наднациональных компаний, так называемого евразийского корпоративного права, которое бы гармонизировалось с национальными законодательствами. Налогообложение головного офиса и филиалов таких евразийских компаний будет осуществляться по месту их нахождения в соответствии с законодательством государства — места пребывания. В целом окажет положительный эффект на уровень предпринимательской активности, создаст позитивные стимулы для углубления кооперационных связей внутри нашего союза.
Статус таких компаний будет гарантирован во всех странах Союза. Очевидно, что для запуска евразийских компаний потребуется время.
Если обратиться к опыту Евросоюза, то у них подготовка такого международного документа заняла несколько десятков лет. Мы рассчитываем пройти этот путь гораздо быстрее — в течение нескольких лет. Что касается конкретной отрасли, то наши государства должны сами определить, какие это будут направления.
Тема евразийских компаний также соотносится с другой нашей идеей, которую мы выдвигаем, — созданием евразийских брендов, наподобие того, что есть в Европейском союзе. Я всегда привожу пример Airbus. Это известная европейская компания, которая работает на территории многих европейских стран. Кооперация европейских стран вокруг проектов, таких как Airbus, дает сильный импульс для экономического развития, позиционирования себя в мировом масштабе. Нам также необходимо создавать наши евразийские бренды.
— Когда такой совместный евразийский бренд может быть создан?
— В частности, мы видим, что в качестве пилотного проекта создание евразийского бренда возможно апробировать в ювелирной отрасли. Мы этот вопрос активно обсуждаем с участниками ювелирного рынка союза. И уже приступили к обсуждению форм этой кооперации. Недавно вице-премьеры одобрили „дорожную карту“ по продвижению евразийской ювелирной продукции на рынки третьих стран. „Дорожной картой“ предусмотрена разработка концепции создания Евразийского ювелирного экспортного бюро, что вполне может стать одной из первых евразийских компаний. Это позволит облегчить доступ на внешние рынки и будет способствовать позиционированию ЕАЭС, который в состоянии конкурировать на глобальном рынке, на мировых рынках. Мы видим, что у нас в ювелирной сфере есть конкурентные преимущества.
Учредителями такого бюро должны быть частные и крупные ювелирные компании, которые возьмут на себя роль маркетмейкеров. Предполагается, что работа Евразийского ювелирного бюро будет основана на принципах государственно-частного партнерства. Мы должны задействовать все механизмы и меры поддержки, которые есть у наших стран по продвижению нашей продукции в третьих странах. Это и организация международных выставок, улучшение регуляторной, административной среды, их гармонизация, обеспечение доступа к финансированию — льготным кредитам, субсидиям, цифровым решениям, создание действенной системы дистрибуции, продвижения и маркетинга, создание стимулов для масштабирования.
Мы бы хотели, чтобы само бюро и его работа финансировалась компаниями, поскольку, в соответствии с международной практикой, оно может получить полномочия устанавливать набор требований стандартов, правил к участникам ювелирного рынка для использования, так называемого евразийского бренда. Это позволит идентифицировать принадлежность участника рынка к кругу надежных производителей и повысить доверие среди потребителей, укрепить свои позиции на глобальном рынке и усилить брендирование евразийской ювелирной продукции.
Беседовала
Реконструкция первого этажа стала адом для жителей дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео