Ещё

Сапер «Урал-Вымпел» — о минированиях в 90-х и работе с ФСБ в Екатеринбурге 

Сапер «Урал-Вымпел» — о минированиях в 90-х и работе с ФСБ в Екатеринбурге
Фото: Уральский меридиан
В , когда поступает информация о заложенном взрывном устройстве или подозрительном предмете, первыми на место приезжают сотрудники компании «Урал-Вымпел» — службы взрывобезопасности. В ней работают и бывшие силовики, и афганцы, за плечами которых уже тысячи успешных разминирований — не только на Урале, но и в других регионах страны и мира.
Компания «Урал-Вымпел» была основана в 1994 году. С 1995 года она входит в систему оперативного оповещения по чрезвычайным ситуациям Екатеринбурга и . В службе работают специалисты высокого класса — офицеры запаса инженерных войск, МВД и , имеющие обширный боевой опыт. Личный состав фирмы несет постоянное круглосуточное дежурство.
Основателем компании является , в прошлом — офицер инженерных войск, прошедший , где он был командиром роты спецминирований. Сапер рассказал Е1, как они работали во время волны массовых сообщений о заложенных бомбах, захлестнувшей Екатеринбург в 2017 году, а также о том, как в нулевых во время взрыва внедорожника на Уралмаше «погиб» робот.
По словам Валерия Александровича, как таковым разминированием лично он не занимался — он минировал. Работал на специальных минах, «снять» которые было очень сложно. После увольнения из вооруженных сил в 1993 году в звании полковника Архипов устроился работать обычным охранником в ЧОП. Спустя год обратился к начальнику тогда еще милиции и мэру с просьбой позволить ему создать в Екатеринбурге гражданскую службу, которая бы занималась разминированием — так появился «Урал-Вымпел».
В рядах «Урал-Вымпела» работают офицеры запаса, окончившие инженерно-саперные училища, есть те, кто пришел из МВД. А еще среди сотрудников компании много афганцев.
В «лихие девяностые» у правоохранительных органов не было специалистов, которые бы могли выполнять такую работу, как разминирование. Военные саперы имели право работать только со стандартными взрывными устройствами, без разминирования самодельных взрывных устройств. Силовики из ФСБ выезжали на объекты, только когда была подтвержденная угроза взрыва — если во дворе дома был обнаружен чемодан с торчащими из него проводами, никто туда не поехал бы.
В то время на улицах уральской столицы регулярно находили взрывоопасные предметы — работы у саперов было много. Специалисты «Урал-Вымпела» ездили и в командировки за границу, где занимались обезвреживанием мин.
В настоящее время генеральным директором компании является сын Валерия Архипова  — он вспомнил известную историю, связанную с деятельностью «Урал-Вымпела», произошедшую в 2007 году, когда взорвали внедорожник бизнесмена с Уралмаша. Он приехал на своем Nissan Pathfinder на Кузнецова, 2, где в те годы находилось отделение банка «Северная казна». Когда бизнесмен вернулся к машине, то увидел под днищем внедорожника странный предмет — он сразу сообразил, что это взрывное устройство. Валерий Архипов сообщил силовикам, что его специалисты определили, что на внедорожнике установлена «самоделка», и попросил организовать оцепление вокруг машины.
«Когда мы приехали на место, то увидели только одну девочку-пэдээнщицу», — вспоминает Александр Архипов. В те годы он работал в правоохранительных органах.
ФСБ и полиция начали экстренно перекрывать тротуар и ограничивать движение по трамвайным путям. Однако некоторые прохожие все равно пытались подойти к заминированному внедорожнику.
Снять «самоделку» с машины решили при помощи робота. В ходе этих манипуляций произошел взрыв — устройство было установлено на «неизвлекаемость». В итоге у соседнего дома выбило стекла. В ходе взрыва также «погиб» робот «Богомол», которого саперы называли Рыжим.
Данное устройство получило широкое применение именно благодаря Валерию Архипову — это он разработал «Богомола» и дал техзадание НИИ, который его изготовил. В настоящее время роботы стоят на вооружении у челябинского ОМОНа. Также они активно используются на постсоветском пространстве.
В те годы новый Pathfinder стоил примерно 1,5 млн рублей. Примерно столько же, по словам Валерия Александровича, стоил робот «Богомол».
Последние 10 лет из-за законодательных изменений саперы «Урал-Вымпела» занимаются лишь выявлением опасных предметов. Работы по разминированию они оставляют сотрудникам ФСБ.
В компанию поступает звонок, например, о подозрительном предмете. Для «Урал-Вымпела» любой вызов является боевым. Приехав на объект, саперы в составе группы из 3 человек, среди которых есть кинолог с собакой, начинают осматривать подозрительный предмет — если пес не подает сигналов о том, что это взрывное устройство, саперы осматривают ее более тщательно.
По словам Александра Архипова, чаще всего люди просто забывают мусорные пакеты, сумки в трамваях.
В офисе «Урал-Вымпела» множество интересных находок с мест происшествий — муляжи гранат, снаряды, найденные на улицах Екатеринбурга. В основном они учебные. Но люди, которые их находят, естественно, об этом не знают и сообщают о своих находках в органы.
Осенью 2017 года Екатеринбург захлестнула волна массовых сообщений о минировании. Участие в тех мероприятиях помимо сотрудников «Урал-Вымпела» принимали также транспортный ОМОН, кинологическая служба полиции, тагильский ОМОН. Был создан штаб, в котором принимались оперативные решения. Если ставилась задача, то сотрудники «Урал-Вымпела» выезжали на место. Если речь шла о каком-то большом объекте, для сотрудников полиции и ЧОПов проводился инструктаж, говорилось, что нужно искать, а группа саперов ехала на другой объект. Если же на месте находили какой-то подозрительный предмет, группа саперов возвращалась обратно и осматривала его.
Саперы «Урал-Вымпела» также занимаются очисткой местности от взрывоопасных предметов в местах, где, например, тянут газопровод.
«У наших специалистов есть все допуски для обезвреживания любых взрывных устройств на наземной поверхности», — отметил Александр Архипов.
Фото превью — Е1
Видео дня. Травят в России: гомосексуалист дал интервью СМИ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео