Ещё

«Капитанский мостик между Пикулем и Дыбенко». Как служивший в красном Питере офицер повлиял на русскую литературу 

«Капитанский мостик между Пикулем и Дыбенко». Как служивший в красном Питере офицер повлиял на русскую литературу
Фото: Украина.ру
Во вторник, 27 августа, исполняется 78 лет со дня расформирования Чудской военной флотилии. Она просуществовала всего 55 дней, однако успела серьезно попортить кровь гитлеровцам. Командующего флотилии — капитана 1-го ранга Николая Авраамова назначили ответственным за снабжение водным путем и заместителем командующего Ладожской военной флотилии. Именно он был одним из зачинателей «Дороги жизни», спасшей город на Неве от голодной смерти.
Однако часть жизни Авраамова была неразрывно связана с территорией нынешней . Более того, он повлиял на двух потомственных малороссов, один из которых позже стал народным комиссаром по морским делам, а другой — классиком русской литературы.
Штрафник и его командир
Летом 1988 года советских зрителей ждала очередная кинопремьера. В отличие от популярных тогда остросоциальных фильмов, показанная 27 июня картина описывала не советскую действительность, а события 1917 года. Несмотря на то, что к тому времени советское общество сильно охладело к историям о революционных матросах, фильм стал популярным. Ещё бы! Главные роли в нем исполнили такие популярные актеры, как , , и . Да и эпизодические роли в фильме доверили сильным артистам, вроде . Собственно, Евстигнеев и появляется первым на экране.
«Вот что я скажу тебе, дорогой Дыбенко: или ты у меня в тюрьме насидишься, или… быть тебе на моем месте!» — говорит его герой в на третьей минуте кинокартины.
Фильм называется «Моонзунд», а Евстигнеев исполнил в нем роль адмирала Николая фон Эссена.
«Так точно, мы способны и на то, и на другое», — ответил адмиралу матрос Дыбенко, роль которого исполнил уроженец  — молодой актер .
Актеры почти дословно воспроизводят первый диалог из романа «Моонзунд», впервые изданного 15 годами ранее. И автор романа , и упоминаемый им Павел Дыбенко по иронии судьбы были тесно связаны с еще одним человеком, страстно любившим море.
Спустя полгода после описываемой в романе сцены — поздней осенью 1915 года — Дыбенко был списан с корабля «Император Павел I» и записан в состав батальона «охотников». Списали Дыбенко с броненосца не просто так. К тому времени этот малоросс, рожденный в Черниговской губернии, успел прославиться как один из деятельных большевиков.
После возмущений на линкоре «Гангут» в октябре того года Дыбенко и других революционных активистов удалили с кораблей. В батальоне матрос-электрик Дыбенко попал в роту штрафников, командовать которой поставили мичмана Николая Авраамова. Тот приобрел среди матросов такую популярность, что во время вылазки 1916 года под  его — тяжело раненного — штрафники вынесли на себе. И это притом, что отношения между матросами и офицерами в те дни на Балтфлоте были далеки от идеальных.
В 1917 году после Февральской революции уже лейтенант Авраамов стал членом артиллерийской секции нового органа власти — Центрального комитета Балтийского флота (Центробалта). Назначили его по рекомендации Дыбенко, который был председателем Центробалта.
Через три года судьба забросила Авраамова на земли, которые ныне входят в состав Украины: в 1920 году Авраамова направляют на Черноморский флот в Николаев. В этой флотской столице Новороссии с ноября 1917 по февраль 1920-го власть менялась 14 раз, при этом несколько раз город становился советским, за что получил прозвище «красный Питер Украины».
При этом некоторые источники утверждают, что Авраамов участвовал в боях за морскую крепость Очаков — тогда этот город, где сейчас матросы ВМФ США строят свою военную базу, тоже был крепким орешком. Впрочем, участие Авраамова в боях за Очаков под вопросом.
Зато бесспорно то, что в августе 1920 года он отражал вторжение экспедиционной армии ВСЮР под Сукко, где получил ранение в голову. В итоге в 1922 году его демобилизовали из флота по инвалидности.
Вне флота Авраамов себя не мыслил и многократно подавал рапорты с просьбой вернуть его на службу. Наконец, в апреле 1925 года ему пошли навстречу. Авраамову доверили обучение, а затем и комплектование Морских сил Черного моря. В 1928 году его наградили серебряным портсигаром, на крышке которого было выгравировано: «Испытанному бойцу за дело пролетариата тов. Авраамову Н. Ю. РВСМСЧМ, 1918 — 23.11.1928 г.».
Но тут грянул 1930 год. Авраамова репрессировали, как бывшего офицера Императорского флота России, и уволили со службы. Тогда в СССР прогремело дело «Весна», также известное как «Гвардейское дело», инициированное ОГПУ против военспецов. По одному из связанных с ним дел и обвинили Авраамова в 1931 году. Изначально его приговорили к расстрелу, однако позже это решение суд заменил на 10 лет заключения в лагерях. Однако спустя два года после тюремного заключения, которые Авраамов отбывал в Севастополе, а затем в Симферополе, его освободили и с понижением в звании назначили на преподавательскую работу в Военно-морское училище им. М. В. Фрунзе в Ленинграде.
Спустя семь лет, 17 сентября 1939 года, лично нарком ВМФ  восстановил Авраамова в звании капитана 1-го ранга. К тому времени уже 17 дней шла Вторая мировая война.
Один из спасителей Ленинграда
Великую Отечественную войну Авраамов встретил на Чудском озере, где руководил практикой курсантов Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф. Э. Дзержинского. На базе дивизиона учебных кораблей этого заведения 3 июля и создали Чудскую военную флотилию. После того как советские войска оставили Чудское озеро, Авраамова перебросили на другой «озёрный» участок фронта — Ладогу.
Это озеро издавна не пользовалось любовью судоходов.
Ещё Петр I издал указ о строительстве обводного канала вдоль его берега. «Какой великий убыток на вся годы чинится на Ладожском озере от худых судов, и что одним сим летом с тысячу судов пропало», — описывал император причины строительства в своем указе.
Развитие технологий не сильно помогало. И в ХIХ веке в Российской империи многие страховые общества отказывались страховать суда, ходившие по Ладожскому озеру. В общем, к началу войны Ладога не была приспособлена к приему больших судов с грузами и эвакуируемым населением.
Авраамов стал первым командиром Осиновецкой военно-морской базы. Сейчас у маяка Осиновец существует музей «Дорога жизни».
Дорога жизни
Тогда, в 1941 году, Авраамов организовал работу по углублению бухт и гаваней, созданию новых причалов, пристаней и волноломов. Значение этой работы сложно переоценить.
«В трудный период блокады города Ленинграда в 1941-1942 гг. тов. Авраамов сумел организовать работу Осиновецкого порта по доставке через Ладожское озеро всех видов довольствия для войск Ленинградского фронта и населения города Ленинграда.
Несмотря на налеты вражеской авиации, нехватку рабочей силы и достаточного количества транспортов, задания Военного Совета фронта по перевозке грузов выполнялись своевременно. В работе всегда проявлял много энергии и инициативы», — гласят строчки из приказа о награждении Авраамова Орденом Красного знамени в 1944 году.
К тому времени Авраамов успел не только стать начальником курсов младших лейтенантов Балтфлота, но и первым начальником новой школы юнг на Соловецких островах. Среди прочих ее учеником был сын другого малороссийского матроса-балтийца — Валентин Пикуль.
Любимый учитель
Сам Пикуль своему обучению на Соловках посвятил автобиографический роман «Мальчики с бантиками».
«И поныне я еще живу курсом, что дал мне гирокомпас, указавший дорогу в большую жизнь, в которой меня ожидали новые тревоги и новые напряжения души», — завершает рассказ о своей юности писатель.
Авраамов для Пикуля не был бездушным начальником. Напротив, им Пикуль искренне восхищался. Об этом свидетельствует хотя бы то, что свой первый роман — «Океанский патруль» — писатель посвятил Авраамову.
«Памяти друзей-юнг, павших в боях с врагами, и светлой памяти воспитавшего их капитана первого ранга Николая Юрьевича Авраамова посвящает автор эту свою первую книгу», — гласило посвящение.
школа юнг Соловки
Первая книга Пикуля вышла в свет в 1954 году. К тому времени Авраамов вот уже как пять лет покоился на Серафимовском кладбище в Ленинграде. Он умер в 1949 году, всего через год после выхода в отставку.
Другое посвящение — шестнадцатого романа писателя «Три возраста Окини-сан» более личное и обращено к сыну контр-адмирала и его жене.
«Супружеской чете Авраамовых — Эре Павловне и Георгию Николаевичу, в семье которых уже три поколения служат Отечеству на морях», — гласит оно.
Эти строки не просто дань памяти Авраамову-старшему, его сыну и внукам. Дело в том, что сын директора школы юнг Георгий Авраамов учился вместе с Пикулем. У военачальника и в мыслях не было куда-то прятать своего сына во время войны. Рожденный за два года до ареста отца в Севастополе Авраамов-младший успел пожить и в блокадном Ленинграде.
«С началом войны меня еще мальчишкой мобилизовали добровольцем в отряд местной ПВО. Отряду, который подчинялся тылу КБФ, приходилось нести круглосуточную службу на крыше нашего дома: во время налетов вражеской авиации, бывало, тушили зажигательные бомбы. В 1943 г. отца перевели начальником школы юнг на Соловецкие острова. Там я проучился три месяца, освоив основы военно-морского дела», — вспоминал он.
В чем-то Георгий Авраамов повторил карьеру своего отца: он тоже занимался обучением новых кадров для Черноморского флота. В 1981 году Георгия Авраамова назначили начальником Черноморского высшего военно-морского училища им. П. С. Нахимова. На этой должности он и пробыл до своей отставки в 1987 году. В отставку Авраамов-младший уходил в звании вице-адмирала.
За два года до этого — в 1985 году вверенное Авраамову училище окончил молодой лейтенант . Ни Авраамов, ни сам Гайдук не могли и предположить, что спустя почти 29 лет последний возглавит Военно-морские силы независимой Украины, а потом и вовсе будет задержан российскими «чекистами».
Однако так все и произошло: 2 марта 2014 года Гайдука назначили и.о. командующего ВМС Украины, 7 марта — уже командующим, а 19 марта он был задержан сотрудниками в здании штаба ВМС Украины в Крыму и отпущен на следующей день на границе с Украиной. Свою роль в его освобождении сыграла и просьба министра обороны РФ , обратившегося к властям Крыма.
Остается добавить, что сейчас на российском флоте служат правнуки Авраамова — Антон и Павел. А его внук Николай Авраамов сегодня заведует филиалом центрального военно-морского музея на крейсере «Аврора» — том самом, выстрел которого в 1917 году и ознаменовал начало Октябрьской революции.
Я больше не могу: звезда Playboy идет в президенты страны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео