Ещё

А за водкой поедем на МКАД 

А за водкой поедем на МКАД
Фото: Вечерняя Москва
Запрет на продажу в магазинах крепкого алкоголя предлагают ввести активисты Общероссийского народного фронта и депутаты .
Покупка бутылки крепкого спиртного, вероятно, вскоре станет сложным делом. Инициативы усложнить так или иначе продажу алкоголя следуют от народных избранников с завидным постоянством (чаще всего — от депутатов, представляющих Поволжье и Северный Кавказ).
На днях в Госдуме родилась очередная инициатива — повысить возраст продажи с 18 до 21 года. Статистика не дает четкого ответа, что происходит с рынком алкоголя: продажи за год в последнее время то растут, то снижаются.
Причем на цифры, которые можно принять за статистическую погрешность, — два-три процента. Такую динамику могут повернуть в свою пользу как сторонники запретов, так и полной либерализации рынка алкоголя.
Чуть ранее было предложено запретить продажу всего, что крепче пяти градусов, и вынести крепкое из популярных сетей в некие отдельно стоящие от жилых массивов магазины. Воображение авторов нарисовало нечто вроде алкомаркетов где-нибудь за МКАД. Наподобие известных мебельных магазинов.
Эти и другие инициативы в эфире сетевого вещания «Вечерки» обсудили собравшиеся эксперты.
Контрафакт
— Проблема в том, что такие законопроекты вносят люди, не разбирающиеся в проблемах отрасли, — убежден экс-депутат Госдумы и общественный омбудсмен в сфере акцизных товаров .
Если авторы хотят вытащить магазины на пустыри, да еще и предлагают манипулировать временем их работы, как в , где алкоголь продают два часа в сутки, в русских регионах страны может произойти социальный взрыв, считает Звагельский.
По его оценке, авторы всех этих инициатив преследуют не только заявленную в пояснительных записках цель снижения алкоголизации общества. Они, считает эксперт, также хотят как-то пустить в дело накопившиеся запасы контрафактного спиртного.
По его данным, в стране четверть магазинов торгуют нелегальным алкоголем, в глубинке существуют и заводы, которые производят «теневые» водку и коньяк, в обход обязательных акцизов. Соответственно, отдельные алкомаркеты, если там такую продукцию найдут, будут просто штрафовать, а не закрывать.
Что, по мысли эксперта, приведет к тому, что к «потребителю хлынет контрафакт».
— Вы забыли, сколько у нас было смертей от отравления, когда отменили госмонополию на алкоголь? — спрашивает Звагельский. — Если последовать этой инициативе, то нас накроет вал опасной продукции. Мы получим огромное число пострадавших!
«Дать людям цель»
По мнению политолога Дмитрия Журавлева, в идее представителей ГД и ОНФ нет логики. Точнее, она вывернутая: «Давайте сделаем людям труднее, они поленятся дойти до магазина». Он напомнил, что любые запретительные программы в этой сфере заканчиваются резким скачком потребления.
— Скорее, все будет наоборот, — убежден политолог. — У человека появится цель — дойти до магазина. Если вспомнить сухой закон в , ограничения в  или , реформы в СССР, вывод можно сделать один: у пьющих появляются цель и состязание — «как добыть бутылку». В итоге ждет награда.
А государственная статистика непредвзято фиксирует рост числа пьющих и отмечает количество совершенных в пьяном виде преступлений.
— Проблема пьянства стала болезненной в России с 1970-х и с тех пор не решается, — полагает эксперт ОНФ, доцент . — У нас пьют не столько процентов жителей, как в некоторых странах, но у нас выше градус. Пьют крепкое, это наследие «алкогольных бюджетов», которыми грешили в странах социализма. Тогда снизилась продолжительность жизни, но ее не смогли соотнести с алкоголем и как-то решить. Соответственно, проблема повышенной смертности мужчин от такого образа жизни у нас сохранилась. А в Финляндии и Норвегии, где вовремя разобрались с общественным здравоохранением, эту проблему смогли решить.
По словам эксперта, прямые и косвенные расходы государства тогда выросли из-за роста пьянства. В том числе из-за появления новых заболеваний сердечно-сосудистой системы, которые до этого периода фиксировали редко.
Впрочем, не все видят проблемы алкоголизации людей и рынка спиртного с этой стороны. Так, глава Центрального совета объединения потребителей РФ  резко выступил против «сказок» о формировании бюджета СССР из «водочных» доходов. По его словам, они составляли 3–4 процента госбюджета, а намеренно распущенные в перестройку слухи раздули это в десять раз.
Вопросы культуры
— Сейчас нет такой ситуации, чтобы выносить производство или продажу алкоголя в отдельные зоны, — полагает экономист . — Но есть проблема контрафакта и проблема суррогата. Просто один наносит сильный вред здоровью, другой нет. Сейчас идет борьба с контрафактом, для этого создали акцизы, систему ЕГАИС, марки, алкоголь контролируют от линии до прилавка.
В то же время решение проблем не такое простое. Надо конкретно решать их применительно к жилому району. Например, если ограничивать продажу, то не только в магазине, но и в соседнем кафе, рюмочной. При этом надо для начала подсчитать, насколько процесс запрещения, ограничения связан со снижением ущерба здоровью. При этом надо развивать спорт, в том числе доступный подросткам и детям района или городка, отдельно работать над вопросами культуры здорового образа жизни и культурного питья спиртного.
— Полный вынос алкоголя из продовольственных магазинов я не поддерживаю, — говорит Дмитрий Болкунец. — Как компромисс между интересами здоровья населения и предпринимателями я предлагаю оставить в магазинах все до 18 градусов. Чтобы человек был вынужден делать выбор в пользу менее крепкого, это снизит смертность. Надо поддерживать то, что делают в Крыму и на Кубани, развивать культуру потребления вина.
Впрочем, такие предложения могут столкнуться с суровой реальностью: люди, привычные к крепкому, будучи вынужденными покупать крепленые вина, купят их в несколько раз больше, чтобы «догнать градус».
Здоровый и нездоровый энтузиазм
Политолог также полагает, что такая идея не совсем верна. Необходимо сначала прививать людям потребление напитков среднего градуса, а затем вводить ограничения, предлагаемые ОНФ.
Эксперты отмечают, что полный запрет продажи алкоголя в городских массивах, а такие идеи также есть у законотворцев, не имеет смысла. Это сравнивают с запретом курения в аэропортах. Многие видели, как люди, вынужденные проводить в ожидании вылета несколько часов, курят в туалетах и технических помещениях. Схожей будет и реакция на полный запрет алкоголя. Кстати, это уже можно видеть в некоторых районах Кавказа. Излишнее рвение в следовании канонам религии дало обратный результат: кавказцы едут в более либеральные регионы России, чтобы «дорваться» до алкоголя.
— Любая предлагаемая система, включая отдельные магазины, — это огромные затраты, в том числе бюджетные, не окупаемые ничем, — полагает эксперт Виктор Звагельский. — А также это борьба против малого и среднего бизнеса, который во многом выживает на торговле алкоголем, особенно в регионах. Один удар уже был, когда в небольших магазинах запретили продажу пива.
По оценке общественника Олега Ашуркова, любые запреты и снижения приведут к «противоположной реакции». Он привел в пример массовые отравления смешанными спиртами, дешевым некачественным алкоголем, которые не раз происходили в прошлом десятилетии. И сейчас, по его словам, на рынке присутствует порядка 30 процентов контрафактного спиртного.
— Если же мы с таким энтузиазмом и народным задором начнем запрещать, то получим рост самогоноварения, выгонки домашних вин, настоек, а это не пополнит бюджет и ударит по здоровью людей, — полагает глава Центрального совета потребителей России Ашурков.
Итог обсуждению подвел политолог Дмитрий Журавлев: самое важное — понимание людей, что у них есть возможность жить стабильно и на приличном уровне.
Если молодежь видит стабильность, у нее формируется здравый взгляд на алкоголь. И даже без направленной «бомбардировки» социальной рекламой.
НАС САМОМ ДЕЛЕ
Многие сторонники (и даже часть противников) употребления крепких 40–45-градусных напитков говорят о некой «тысячелетней культуре» питья на Руси.
И ссылаются обычно на князя Владимира Киевского, что ввел христианство на Руси. По мнению таких «экспертов», даже православная вера была принята во многом из-за «веселия пить».
Историки давно установили, что эта фраза — не более чем позднейшее дополнение летописей. А пить в России начали со времен (XVI век), открывшего «царевы (государственные) кабаки», где продавалось «хлебное вино», то есть водка.
До конца XIX века в России пили преимущественно спиртное домашнего или местного «курения». Градус (процентное содержание спирта в воде) составлял 32–60, в зависимости от сорта. Водку в то время получали методом дистилляции (как сейчас виски и ром), а не ректификации, как это происходит теперь.
Читайте также: Правда и легенды о детоксикации
Гей-пара сбежала в США, прихватив усыновленных детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео