Ещё

Униаты и захваты: что происходит сейчас в религиозной сфере Буковины? 

Униаты и захваты: что происходит сейчас в религиозной сфере Буковины?
Фото: Украина.ру
Вот, например, заголовок статьи от 16 августа на РИА Новости: «Униаты потребовали отдать „новой Церкви“ храмы УПЦ в Черновицкой области». Далее читаем в статье: «Представители „новой Церкви“ ворвались в здание Черновицкой областной администрации и потребовали „за пять минут“ перерегистрировать общины канонической Украинской (УПЦ) в юрисдикцию раскольнической структуры, их действия курируют местные чиновники-прихожане греко-католической (униатской) общины, сообщила пресс-служба Черновицкой епархии УПЦ».
Ряд украинских СМИ (например, сайт газеты «Вести», а также целый ряд более мелких изданий) излагают это несколько иначе, добавляя, что это стратегия Украинской греко-католической церкви (УГКЦ), которая далее собирается присоединить эти храмы — и прочие перешедшие в Православную церковь Украины (ПЦУ) — к себе, обратив тем самым православных Украины в унию.
Попробуем пройти по информации, последовательно спускаясь к первоисточникам.
Во-первых, стоит сразу уточнить. Как следует из приведенного сообщения пресс-службы Черновицкой и Буковинской епархии УПЦ от 15 августа, речь не идёт о всех её приходах, коих по официальным данным Министерства культуры Украины на 1 января 2019 года насчитывалось 429. Речь, как видно из цитаты, идет лишь о нескольких приходах (упомянуты пять), где в этом году развернулась яростная борьба за храмы: «Классическая схема, когда люди, которые никакого отношения не имеют к общинам Рынгача, Михайловки, Красной Дубравы, Задубровки, Васлововцев и других, которые не проживают там, не ходят там в церкви, решили, что им принадлежит право вершить судьбы людей на Буковине».
Во-вторых, есть важный момент. В оригинальном сообщении пресс-службы Черновицкой и Буковинской епархии УПЦ вообще не упоминаются униаты, равно как и чиновники — кураторы процесса перевода общин из УПЦ в ПЦУ. Просто упомянуты «нанятые новые лица для новой волны антицерковной компании по отжиму православных храмов на Буковине, а именно: Хомко Лариса Петровна, Филипчук Мария Ивановна». (Кстати, тут ошибка — фигурирующую на видео хорошо известную в  Филипчук зовут Мария Дмитриевна, что слышно и на расширенной версии видеозаписи, опубликованной позже «Правблогом», где она представляется активистам.)
Упоминание про униатов появляется в сообщении Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ от 16 августа: «Как оказалось впоследствии, одним из главных лоббистов незаконного перевода общин в „ПЦУ“, прикрываясь псевдопатриотизмом, выступает политизированная верующая УГКЦ. Об этом сообщает Информационно-просветительский отдел УПЦ со ссылкой на пресс-службу Черновицко-Буковинской епархии… В епархиальной пресс-службе обратили внимание на такой нонсенс, что процесс незаконной перерегистрации общин УПЦ в „ПЦУ“ на Буковине курирует вообще сторонница УГКЦ. „Появились новые лица для новой волны антицерковной кампании по „отжиму“ „православных храмов на Буковине — Хомко Лариса Петровна и Филипчук Мария Ивановна“, — сообщили в Черновицко-Буковинской епархии“.
Как видим, упоминаний про чиновников тут нет (и это понятно — как несложно убедиться, ни Лариса Хомко, ни Мария Филипчук не занимают каких-либо постов в Черновицкой облгосадминистрации), и главное — говорится только об одной „политизированной верующей УГКЦ“. При этом не уточняется о ком именно идет речь, и, главное, это сопровождается ссылкой на оригинальное сообщение Черновицкой епархии, где — повторюсь — упоминаний про униатов вообще нет.
Если внимательно отследить волну публикаций, пошедшую в последние дни, то можно понять, что источником информации про униатов выступила в данном случае не пресс-служба Черновицкой и Буковинской епархии УПЦ, а анонимный Telegram-канал „Правблог“, опубликовавший 16 августа пост под названием „Процесс незаконной перерегистрации общин УПЦ на Буковине курирует активист из УГКЦ“.
В нём сообщается: „Оказывается, одним из главных лоббистов вопроса противоправного переведения ряда общин УПЦ в юрисдикцию „ПЦУ“ выступает верующая Украинской греко-католической церкви. Её имя и фамилия — Мария Филипчук. По нашей информации, помимо своей принадлежности к УГКЦ, она также является соратником  — главы фракции „Народный фронт“ в предыдущем составе “.
Наши журналисты поняли фразу „курирует“ исключительно в контексте „как чиновник“, хотя таковой Филипчук не является и не являлась.
Филипчук — хорошо известная в Черновцах общественная активистка. В частности, в 2013 году она упоминалась как председатель независимого профсоюза предпринимателей Черновцов и участница инициативной группы „Вместе защитим Черновцы“. Была активной участницей Евромайдана в Черновцах (за это распоряжением главы Черновицкой областного совета №29-н от 1 марта 2017 года награждена почетной грамотой), с 2014 года занимается сбором помощи участникам АТО и даже упоминалась как представитель координационного центра сбора таковой при облгосадминистрации. Но это не чиновничий пост.
То, что Филипчук — греко-католичка, на самом деле является секретом Полишинеля. Чтобы понять это, достаточно зайти на ее страницу в Facebook, где фоном выбрана фотография богослужения в греко-католическом храме (хорошо узнаваемом и по иконам типа картин, и по облачению священника, и по многим иным деталям). Филипчук регулярно посещает паломнический центр УКГЦ в Зарванице, о чем опять-таки регулярно пишет в соцсетях и постит видеозаписии и фотографии оттуда.
При этом Филипчук уже не первый год репостит сообщения пресс-службы Киевского патриархата или сообщения о визите в Черновцы патриарха Киевского и всея Украины Филарета (Денисенко), то есть — как и многие на Западной Украине — рассматривает эту Церковь как равно „украинскую“ с УГКЦ, к которой она принадлежит.
Второй момент — это связь Филипчук с Бурбаком. В сообщении „Правблога“ есть странный сюжет: сначала об этой связи говорится как о точно известном факте, а затем в конце сообщения читаем: „Стоит обратить внимание и на информацию о том, что Филипчук близка к Бурбаку“. О чем речь-то?
3 февраля 2013 года Филипчук участвовала в довыборах в Черновицкий областной совет как раз по тому 50-му мажоритарному округу, по которому ранее в региональный парламент избирался член „Фронта перемен“ Максим Бурбак, 28 октября 2012 года избранный уже в Верховную Раду. Филипчук тогда выборы в Черновицкой областной совет проиграла, заняв третье место (23%) и пропустив вперед кандидатов от Партии регионов (27%) и регионального блока „Родной город“ (39%).
Через несколько дней после выборов украинская газета „Час“ (довольно „желтое“ издание) утверждала при анализе кампании: „Чтобы задобрить „Фронт перемен“, на партконференции (коалиции „Объединенной оппозиции“, включавшей „Фронт перемен“ и „Батькивщину“, прошедшей в Черновцах 4 января 2013 года. — Авт.) без обсуждений единогласно поддержали кандидатом на Черновицкий округ №50 выдвиженку Максима Бурбака, председателя профсоюза работников Калиновского рынка и рынка „Добробут“ Марию Филипчук“.
Пожалуй, это единственное свидетельство о близости Филипчук к Бурбаку. Тем более, в той же статье отмечено, что Филипчук ранее выдвигалась на выборах от других партий и поддерживалась другими влиятельными местными деятелями: „Ее недолгая политическая жизнь была связана с различными партиями различного идеологического направления. Фигура эта не была самодостаточной. Как говорят знающие люди, она подобрана Николаем Федоруком в противовес руководительнице ОО „Калинка“ (которой принадлежал упомянутый Калиновский рынок в Черновцах. — Авт.) , активно выступавшей против мэра и его протеже Ивана Рынжука… Дальше — больше. Кроме Федорука, Марией занимался известный в городе единоцентрист и богач Илья Хотя. Он лоббировал ее на выборах 2010 года через партию Балоги „Единый центр“. Мария Филипчук тогда проиграла выборы теще Владимира Кедя“. В 2011 году Филипчук баллотировалась уже от партии „Европейская Украина“ .
То есть близкой приверженкой Бурбака ее назвать нельзя. Нельзя также не обратить внимание на то, что ставший в 2014 году главой фракции „Народного фронта“ в Верховной Раде, составлявшей ключевой элемент правящей коалиции, Бурбак никак не лоббировал Филипчук в политическом поле — она не выдвигалась на местных выборах 2014 года, не участвовала в партийных конференциях и т.д.
Вероятнее всего, их недолгое сотрудничество продолжалось с начала 2013-го по начало 2014-го, когда „Фронт перемен“ был лишь одной из многих оппозиционных партий и искал, как и прочие, опору на местах среди известных общественников. Потом в Филипчук нуждаться перестали.
На почве сбора помощи участникам АТО Филипчук и сошлась с Ларисой Хомко, которая с весны 2014 года вместе с мужем (они оба медики, регулярно выступают на медицинских конференциях от Черновицкого государственного медицинского университета) занималась подготовкой волонтеров, затем возглавила в Черновцах сразу три общественных организации — „Медицинский координационный центр помощи военным“, Координационный штаб „Буковина — украинскому войску“ и „Тактическая группа 4.5.0“.
В качестве главы второй из упомянутых организаций Хомко распоряжением главы Черновицкой областной государственной администрации №414-р от 30 июня 2015 года была включена в состав наблюдательного совета за деятельностью интернатных учреждений, гериатрических пансионатов, территориальных центров социального обслуживания и центров реабилитации инвалидов системы органов социальной защиты населения Черновицкой области (с уточнением „по согласованию“). Но и это — не чиновничий пост.
На местных выборах 25 октября 2015 года Хомко баллотировалась в депутаты Черновицкого городского совета и Черновицкого областного совета от партии „Народный контроль“ (и туда, и туда — неудачно). Опять-таки, связей с Бурбаком не наблюдается.
В целом, нельзя не заметить, что Хомко — куда более молодая и активная деятельница, нежели Филипчук (которая на всех выступлениях производит удивительно вялое впечатление) и неудивительно, что и на недавней встрече с активистами ПЦУ в Черновицкой областной государственной администрации именно она играла первую скрипку. Но поскольку Хомко не является униаткой, то „Правблог“ не заинтересовала.
Участие этих деятельниц в помощи активистам ПЦУ легко объясняется их общественной позицией (то, что атошники и их сторонники очень часто поддерживают на гражданке борьбу с УПЦ, не секрет) и активностью, к тому же они без трепета заходят в чиновничьи кабинеты. Возможно, здесь и имеется внезапно возникший корыстный интерес, однако та же Филипчук демонстрировала симпатии к Киевскому патриархату и год, и два назад.
И изобретать сложный глобальный заговор УГКЦ, ссылаясь на интервью главы последней полуторалетней давности о возможности в некоем будущем объединения с другими украинскими Церквями, конечно, пропагандистски выгодно, но вряд ли у такого предположения есть основания.
В детских завтраках нашли токсины: чем они опасны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео