Ещё
Путин пообещал сделать американцам «цап-царап»
Путин пообещал сделать американцам «цап-царап»
Политика
Зачем ты сюда едешь?: Вовк возмутило поведение Ротару
Зачем ты сюда едешь?: Вовк возмутило поведение Ротару
Шоу-бизнес
Российские танки перепугали норвежских военных
Российские танки перепугали норвежских военных
Армия
Озлобыстин о Ротару: «Белиссимо, Софочка!»
Озлобыстин о Ротару: «Белиссимо, Софочка!»
Шоу-бизнес

Похоронный бизнес по-приморски: монополия, отмывание денег и миллионные взятки 

Похоронный бизнес по-приморски: монополия, отмывание денег и миллионные взятки
Фото: РИА "ФедералПресс"
Недешевая смерть
МУПВ «Некрополь» является фактическим монополистом на рынке похоронных услуг . Уже много лет компания выигрывает все тендеры на содержание городских кладбищ — Лесного, Морского, Центрального, а также погоста на Русском острове (расположен в районе поселка Поспелово. — Прим. ред.). На деле это означает одно: никого постороннего в этом бизнесе практически нет. По большей части ритуальные мероприятия проходят либо через «Некрополь», либо через связанные с ним компании.
Расценки на похороны во Владивостоке довольно серьезные. Согласно официальному прайсу, установленному в «Некрополе», все работы по упокоению в среднем обходятся в 20 тысяч рублей. Тарифы устанавливает мэрия: в конце концов, мы говорим про МУП. Однако на деле жители приморской столицы за похороны выкладывают 50–70 тысяч рублей, а то и больше. Основную часть этой суммы выкладывают за место на кладбище. Если хочется место получше, придется еще раскошелиться: более-менее заметные участки оцениваются в 100–300 тысяч, а то и больше. Не стоит забывать также о денежной благодарности бригаде копателей могил — зачастую просто навязываемой услуге. Кремирование стоит дешевле — в районе 30–40 тысяч рублей. Эта сумма складывается из разных сопутствующих услуг, которые связаны с процедурой.
Отдельная история — установка надгробий и памятников. Изготовить их, в принципе, можно где угодно, в любой мастерской. Однако установкой занимаются только сотрудники кладбища — и «такса» у них довольно высокая.
«В конце прошлого года хоронили дядю. Памятник сделали у знакомого мастера, он сказал: если что, я вам его и установлю. Однако нам на Лесном сразу сказали: установкой памятника могут заниматься только работники кладбища, иначе проблемы будут. Разница в деньгах ощутимая. Так бы мы отдали где-то семь тысяч. Заплатили в итоге десять», — рассказал «ФедералПресс» житель Владивостока .
Регламентирует установку надмогильных сооружений муниципальный правовой акт. В нем четко прописано: «Все работы на кладбище, связанные с установкой надмогильных сооружений, должны производиться специализированной службой и (или) ритуальными организациями либо гражданами». Однако хозяевами кладбищ он трактуется вполне однозначно: или мы — или никто. В противном случае начинаются проблемы.
Одна из наиболее громких историй произошла в 2016 году: резонанс она получила благодаря вмешательству депутата краевого заксобрания . Пожилая жительница Владивостока хотела установить новое надгробие на могилу родни, похороненной на Центральном кладбище. Памятник сделала по знакомству, установить надгробие хотела с помощью знакомого мастера, своими силами. Работники кладбища не дали ей этого сделать, затребовав кучу документов на могильную плиту — вплоть до радиологической экспертизы. Со ссылкой на различные приказы городских властей.
К слову, по мнению жителей, меньше проблем возникает, если надмогильные сооружения заказывают в связанных с «Некрополем» компаниях — например, «Стикс-П». Однако это, понятное дело, негласное правило, о котором люди узнают уже на месте.
Все свои
Во Владивостоке самый большой в крае рынок ритуальных услуг. Что, в общем-то, неудивительно: это самый крупный город региона. Смертей тут, соответственно, больше всего. При этом случайных людей в похоронном бизнесе приморской столицы нет. Большая часть крупных ритуальных агентств так или иначе связаны друг с другом. Все цепочки в конечном счете, по мнению наблюдателей, замыкаются на «Некрополе» и Игоре Бабынине. В эту сеть входят ритуальные агентства «Тихая обитель», «Похоронный дом», «Стикс-П», «Пантеон-П» и «Ритуал-Сервис».
Начнем по порядку. С «Тихой обителью» Бабынин связан через своего бизнес-партнера Констатина Олексенко. Они вместе работали в «Некрополе», а после увольнения коллеги Олексенко на время возглавил МУПВ. Он в свое время являлся одним из учредителей компании «Круз» (существовала в 2002–2007 годах).
Его коллегой был нынешний президент владивостокской едерации хоккея , который позже стал одним из учредителей «Тихой обители». Другим соучредителем «Круза» был Дмитрий Ерочкин — судя по всему, сын еще одного учредителя похоронного бюро.
«Похоронный дом» раньше носил другое название — «Похоронный дом Бабынин и Ко». Им управляет другой деловой партнер Игоря Бабынина Сергей Чеховской. По данным базы «СПАРК-Интерфакс», он же до недавнего времени являлся совладельцем ритуального агентства «Стикс-П».
Гендиректором «Стикса» является , учредитель и основной совладелец ООО «Троя». Эта организация, формально занимающаяся торговлей, бухучетом и страхованием, активно работает в похоронной сфере. «Троя» учредила похоронное агентство «Пантеон-П», базирующееся в Артеме, а также компанию «Турмалин-ДВ», которая с завидной регулярностью выигрывает тендеры «Некрополя» на ремонтные работы.
Путь к успеху
По факту Бабынин и его коллеги смогли захватить практически весь рынок похоронных услуг во Владивостоке. Как так вышло? Без помощи чиновников тут не обошлось. Взлет «Некрополя» пришелся на мэрство скандально известного  — того самого, с криминальным прошлым. Именно тогда, во второй половине нулевых, дума Владивостока приняла закон, согласно которому все похоронные вопросы в городе должна осуществлять специализированная служба. По невероятному стечению обстоятельств такая служба в городе нашлась всего одна — и принадлежала она Игорю Бабынину. Ранее «специализированными» также считались «Похоронный дом Бабынин и Ко», «Тихая обитель» и «Стикс-П», однако по требованию их лишили этого статуса. Некоторые считают, что закон специально писался под «Некрополь» — но, конечно, никаких доказательств этого нет. Тем не менее в ведомство МУПВ фактически отдали все городские кладбища и крематории. «Некрополь» получил обширные полномочия: он мог определять режим работы кладбищ, отводить земельные участки для захоронения, а самое главное — регулировать деятельность других похоронных компаний на кладбищах. При этом фактически компания Бабынина являлась вполне себе коммерческой структурой и конкурировала с другими участниками рынка. Антимонопольщики в свое время пытались оспорить решение , но безрезультатно.
Строго говоря, «похоронное» МУП городу нужно, однако необходимо оно ровно для одной цели — хоронить невостребованные тела; как неоднократно заявляли городские власти, это и есть главная причина его существования. Эту тему на недавнем заседании городской думы затронула первый вице-мэр Владивостока Ольга Козерацкая.
«Кто-то должен собирать тела на улицах, вывозить трупы с приютов, с больниц, с подвалов. Мыть, оформлять документы и хоронить. Это полномочия города. Ни одна коммерческая структура этим не будет заниматься: это не прибыльно. Другой момент: перед вскрытием тело обычно лежит в морге несколько дней. А за морг надо заплатить, потому что своего городского морга у нас нет», — рассказала она.
В данном свете все остальное видится излишним, и, по мнению ряда наблюдателей, без сильного лобби в городской мэрии компания Игоря Бабынина никогда бы не получила имеющихся привилегий. Некоторые приписывают такой успех дружбе с «братками» из девяностых (включая экс-мэра). Так это или нет — доподлинно неизвестно, однако с руководством «Некрополя» непосредственно связана Галина Карпенко, во времена Николаева управлявшая МУП «Городские земли». В свое время она руководила вышеупомянутой компаний «Круз», а затем устроилась в мэрию. Думается, определенную поддержку по линии муниципальных властей она могла предоставить. К слову говоря, политическая карьера Карпенко сложилась удачно: при губернаторе Владимире Миклушевском она уже возглавляла казенное предприятие «Управление землями и имуществом на территории Приморского края» (КГКУ «УЗИ»). Оттуда она ушла только прошлой осенью.
Кладбищенский «отмыв»
Нет ничего удивительного в том, что фактическая монополия в конечном счете могла привести к росту коррупционных схем в «Некрополе». Вскрыли их относительно недавно — в конце 2017 года. Тогда-то все и завертелось.
После особенно строгой проверки городской контрольно-счетной палаты оказалось, что «Некрополь» мог отмывать деньги на тех самых невостребованных трупах. Дело в том, что похороны найденных на улице бродяг и прочих маргиналов оплачиваются из бюджета, так что обычных покойников «Некрополь» по бумагам часто проводил как «невостребованных». Благодаря этому, согласно выводам контрольно-счетной палаты, похороны оплачивались два раза: сначала родственниками, потом мэрией Владивостока. Ущерб городскому бюджету от таких проделок, как следует из материалов проверки, составил 700 тысяч рублей. Кроме того, «Некрополь» мог заключать договоры с аффилированными компаниями и выводить через них средства. Как полагает контрольно-счетная палата, речь шла о десятках миллионов рублей.
Тогда же вскрылась схема обхода официальных тарифов «Некрополя». Как мы писали выше, расценки в МУП устанавливает мэрия и предприятие не может назначать свои цены для клиентов. Между тем разница в реальной и заявленной стоимости похорон была, и огромная. Делалось все очень просто: владивостокцев обязывали заключать два договора. Один — с «Некрополем», второй — с индивидуальным предпринимателемАнастасией Казазаевой, владелицей компании «СВК-Лоджистик». Через нее оформлялись все услуги, выходящие за пределы прайса компании. Спроса с Казазаевой никакого — она частник, ей можно. Причины для заключения второго договора находили самые разные: то работников не хватает, то нужной техники нет, то еще что-то. Мол, мы же МУП, мы бедные, войдите в положение. По официальным данным, «Некрополь» действительно вел не самый доходный бизнес: за первые три месяца 2019 года чистая прибыль компании составила 2,2 миллиона рублей. Эти цифры озвучили на недавнем заседании городской думы Владивостока. Такая сумма выручки — меньше, чем у многих конкурентов похоронного агентства. Но, как это часто бывает, официальные данные не дают полной картины.
Материалы проверки передали , а затем — следователям. По факту нарушений завели уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере». Однако оно по сути ничем не завершилось: отмытые на невостребованных трупах деньги вернули в бюджет и на этом все кончилось. Игорь Бабынин, незадолго до проверки уволившийся из «Некрополя» и улетевший за границу, вернулся в Приморье.
Ситуация, казалось, утихла, однако 1 августа Бабынина задержали сотрудники . Сейчас его подозревают в огромной взятке в 60 миллионов рублей. Однако силовики изъяли для проверки рабочую документацию за 2015–2017 годы. Это означает, что замершему дело о мошенничестве могут снова дать ход, и не факт, что похоронному королю Владивостока в этот раз удастся выйти сухим.
Очевидно, что исход этой истории окажет непосредственное влияние на ритуальный рынок приморской столицы. Впрочем, каких-то коренных изменений вряд ли стоит ожидать: изменить нынешнее положение дел арестом одного человека (пусть и самого важного) не получится.
«Конечно, городу нужно свое муниципальное предприятие, занимающееся похоронными делами. Но то, как сейчас организована работа «Некрополя», — конечно, не дело. Все знают о неформальных расценках на похороны — как горожане, так и чиновники. Все знают о том, что МУП работает с аффилированными компаниями наподобие «Стикс-П». Но почему-то никто ничего не делает. А ведь МУП должно работать на благо города, а не для обогащения каких-то отдельных лиц», — рассказал «ФедералПресс» депутат владивостокской думы Артем Самсонов.
Он добавил, что решать этот вопрос должен мэр города — однако пока градоначальник вообще не интересовался кладбищенской темой. Его больше беспокоят вопросы благоустройства и работа библиотек. Однако без активной работы мэрии ситуация, сложившаяся в похоронной сфере Владивостока, останется прежней.
Видео дня. Воспитатели детсада без остановки ругали детей матом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео