Ещё

Дружба оказалась превыше противостояния держав 

Дружба оказалась превыше противостояния держав
Фото: Вечерняя Москва
19 августа в Галерее художника прошла презентация портрета разведчика Виталия Короткова. Корреспондент «ВМ» узнала, чем примечательна его биография.
Будущий разведчик родился 20 декабря 1927 года в семье танкиста. С приходом Второй мировой войны отца забирают на фронт, а 14-летний Виталий с матерью перебираются из родной во . Семикласcник вынужден жить, как и все ровесники: днем учиться, а вечерами работать на военных складах.
Но подросток стремился попасть, как и его отец, в действующую армию. Тогда в 1942 году его принимают в комсомол, а в сентябре, в самый разгар боев под Сталинградом, Виталий уходит с другом из дома.
— Конечно, мы готовились к побегу, — поделился Коротков. — У нас было немного хлеба, который мы сумели сэкономить, и пара бутылок воды. И еще немного жмыха. Запасов, включая воду, хватило на несколько часов пути. Дальше мы просто терпели.
Замерзшие, они попали в комендатуру, откуда их отправили домой. В октябре того же года Виталий предпринимает повторную неудачную попытку попасть в армию, и его мать решает просить совета у отца, к тому времени генерала и начальника штаба бронетанковых войск. Отец соглашается помочь сыну, но ставит условие — Виталий должен закончить восьмой класс без троек.
Условия подросток выполнил, и оказался в группе ремонта электрооборудования танков. Но организм не выдержал нагрузок, и молодой человек попал в госпиталь с воспалением легких. Дальше учеба в Киевском танкотехническом училище и Московском юридическом институте. Окончив второй в 1951 году, Коротков приходит во внешнюю разведку.
Именно разведке он посвятит 40 лет своей жизни. Впереди несколько длительных и кратковременных командировок в зарубежные страны и работа с особо ценными источниками информации, среди которых руководящий сотрудник западногерманской разведки Хайнц Фельфе.
Не раз поступавшая от Фельфе оперативная информация о деятельности агентуры Федеральной разведывательной службы (БНД) Германии и других странучастниц Варшавского договора спасла многих представителей этих стран от провокаций западногерманских спецслужб. Но у немца было условие: ни один агент БНД или объект разработки, о которых он сообщит, не будет арестован. И требование неукоснительно соблюдалось.
Несмотря на меры предосторожности, «источника», который стал для Виталия другом, арестовали. Лишь спустя 14 лет им удалось пообщаться вновь.
— Мне повезло после выхода в отставку вступить в переписку с Хайнцем, — говорит Виталий, — Фельфе никогда не сомневался в правильности своего выбора в далеком 1951 году. Он был искренним другом СССР.
Читайте также: Золотой бой Колобанова. Советские танкисты совершили невозможное
В детских завтраках нашли токсины: чем они опасны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео