Ещё

Когда миром правят клоуны 

Когда миром правят клоуны
Фото: Свободная пресса
«Но где же ваши клоуны,
Выпускайте клоунов,
Не стоит беспокоиться — они уже тут»
, мюзикл «Маленькая ночная серенада», 1973
«Проблема с шутниками от политики в том, что их все так же продолжают избирать», — заметил однажды сатирик . Сегодня его слова актуальны как никогда: мы живем в мире, которым правят клоуны. Я имею в виду клоунов как в прямом, так и в переносном смысле. Наше столетие ознаменовано началом Эры Клоунов в Политике.
На  реальным президентом более чем 70% голосов избран , сыгравший роль главы украинского государства в популярной телевизионной комедии «Слуга народа». Зеленский — клоун в буквальном смысле слова.
В  на посту премьер-министра сменил  — фигляр, неизменно вызывающий хохот (абсолютно непреднамеренно) везде, где он появляется. Господин Джонсон — клоун в переносном смысле этого слова.
Основатель итальянского движения «Пять звезд», входящего в состав правящей коалиции , — комик . Вот вам еще один реальный клоун. В прошлом году премьер-министром избран сатирик и актер комедийного жанра Марьян Шарец. А в 2015 г. еще один комический актер —  — завоевал пост президента .
История богата примерами деятельности клоунов и шутов в политике. Некоторые лидеры лишь казались фиглярами, а в реальности наносили огромный ущерб. Адольф Гитлер, ставший мишенью острой сатиры в «Великом диктаторе» (1940), мог бы показаться подлинно смехотворной личностью, если бы не масштабы причиненного им вреда. Нечто подобное можно сказать о Пол Поте (), Иди Амине (), Муаммаре Кадаффи (), () и  (Италия).
Впрочем, тревогу у нас вызывают отнюдь не такие бесноватые или умалишенные личности, как римский император Калигула, и даже не лидеры, допускавшие откровенные промахи.
Нет-нет, мы ищем фигляров, карикатурных персонажей — одним словом, клоунов в душе. Это, к примеру, , занимавший пост мэра с 2010 по 2014 гг. и обеспечивавший нас поводом для смеха в течение всего срока его полномочий. Юстин II Византийский — этот правитель слышал голоса, а убежище от них находил под кроватью, приказывая слугам играть на органе, дабы заглушить эти звуки. При этом непослушных слуг он кусал за головы. В общем, это люди, всецело достойные осмеяния и заслужившие лишь насмешливое презрение вместо глубокого уважения.
Следует отметить, что слетевшей с губ банальной глупости для статуса клоуна явно недостаточно. К примеру, фраза бывшего австралийского премьер-министра Тони Эбботта («никто, каким бы умным, хорошо образованным и опытным он ни был, не может считаться суппозиторием всей мудрости») несомненно вошла в число самых нелепых высказываний политиков мира, но один лишь ляп с использованием слова с неверным значением не превращает политика в клоуна. Это справедливо и в отношении , в свое время заявившего: «Наши враги изобретательны и находчивы, и мы — тоже. Они непрестанно продумывают новые способы причинения вреда нашей стране и нашему народу, и мы — тоже».
Конечно же, сатира и комедия традиционно использовалась для того, чтобы подколоть сильных мира сего: этот инструмент применяли все — от комических актеров древнего Рима и классиков греческой драматургии до современных комиков ночного эфира. Эти антропологи от сатиры препарируют и высмеивают власть в стремлении подорвать ее авторитет и хоть немного сбить спесь с тех, кто ее олицетворяет.
Большинство нынешних коронованных клоунов — откровенные популисты, бичующие элиты общества. Эти лидеры популистского толка в клочья рвут высокомерную элиту, традиционно (по крайней мере, так принято считать) сковывающую наше развитие.
Сбивать с элиты спесь — дело здравое и полезное, а вот убежденность в пригодности подобных методов для радикальной перестройки всего общества — это уже опасное заблуждение. Коронованные клоуны прекрасно овладели навыками разрушения, но искусство строительства им пока освоить не удается.
На протяжении долгих лет улыбку вызывали многие мировые лидеры — достаточно вспомнить , , и . Их остроумие, их метко бьющие в цель короткие реплики зачастую использовались в стратегических целях — для обезоруживания критиков или ради создания себе имиджа скромной, а, следовательно, более человечной и доступной личности.
Клоуны порой задействуют юмор в стратегических целях, но они не забывают о том, что самой привлекательной их чертой остается именно обличье фигляра. Сам факт их существования — своеобразный кукиш давно сложившейся в обществе ситуации. Клоун — «один из нас», человек, выступающий против тех, кто угнетает нас. Как справедливо отметил Наполеон Бонапарт: «В политике абсурдность не препятствие». Более того, именно абсурдность коронованного клоуна и выделяет его из толпы.
Практически все нынешние коронованные клоуны — вирулентные националисты, нативисты и противники миграции, неизменно опасающиеся «чужаков» у наших ворот. Зачастую они исповедуют откровенный расизм, коллекционируют совершенно надуманные обиды, во всех бедах винят образованных и зажиточных сограждан. При этом они искренне верят, что их высмеивают лишь те, кто ставит себя выше обычных людей. Враг в их представлении — это некая константа, а время «нанести удар» по неприятелю уже давно настало. Они способны жалить под видом шутки, но такой укус может причинить сильнейшую боль.
Нацеленный против лидеров юмор играет важную роль. В «Остроумии и его отношении к бессознательному» Фрейд утверждал: шутки — это бунт против устоявшейся власти, и они помогают нам исправлять ситуацию с неравномерным распределением властных полномочий в обществе. Высмеивание тех, кто властвует нами — это небольшой удар по их авторитету.
Но коронованные клоуны пошли еще дальше. Что может быть более анти-элитарным, чем доведение политики до абсурда? Представители элит читают книги, аргументы подкрепляют доказательствами, опираются на науку и требуют от оппонентов реальных подтверждений их слов. А вот коронованные клоуны в подобных интеллектуальных костылях просто не нуждаются: они полагаются на страсти, эмоции и чувства. Яростные гневные тирады — вот их конек.
Практически абсолютно лишенный чувства юмора , похоже, оживает в атмосфере массовых митингов, где он распаляется сам, распаляя до предела своих страстных сторонников. И эта толпа даже через два с половиной года после завершения выборов повторяет, словно заведенная: «За решетку ее, за решетку ее».
Главнокомандующий клоун США опустился так низко, что позволяет себе высмеивать репортера-инвалида (к вящему удовольствию нынешних верных последователей). Получивший скандальную известность благодаря умению раздавать чрезвычайно меткие и обидные прозвища, Трамп критикой подавляет своих конкурентов.
Президент, явно не способный к самоанализу или самоуничижительному юмору, упивается расправами над оппонентами. «Лживый» или «Жуликоватая» , «Сдувшийся» Джеб или «Малыш» Марко, и «Утечка» : к величайшему удовольствию своих сторонников Трамп раздает пренебрежительные клички своим оппонентам.
Наш коронованный клоун рушит все одним махом, но строить он явно не способен. Соперники Трампа пытались бороться с ним его же методами, именуя его «Доном Жуликом», «Доном Лжецом», «Предателем Трампом», «Агентом Оранж» и «Королем Лжи», но к нему до сих пор так и не приклеилось ни одно из прозвищ.
Периодический смех над самим собой — признак отменного психического здоровья, как и способность шутить и видеть смешное в человеческой глупости. Шутки могут быть смертельно серьезными, и об этом помнят даже нынешние коронованные клоуны.
Вот только клоуны полезнее всего, когда их шутки доносятся до нас со стороны. А оказавшись при должности, коронованные клоуны перестают быть смешными. Они также регулярно допускают промахи в вопросах управления государством.
Когда придворный шут становится королем, шутов начинают воспринимать со всей серьезностью. Так не означает ли приход клоунов к власти грядущего финала? Естественно, мы переживали и более серьезные шторма. А в этот раз, по крайней мере, у нас появился шанс умереть от смеха.
Майкл Дженовезе
Перевод Константина Василькевича. Источник History News Network.
Видео дня. Священник надел маски во время службы
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео