Ещё
Ситуация
Фото: Аргументы Недели
Я, Денис Владимирович Касьяненко, обращаюсь к читателям газеты «Аргументы недели» с официальным заявлением, что 30 июля 2019 года в федеральном издании «Российская газета» в материале «Бесстрашная дочь отца-созидателя» автором статьи Андреем Толмачёвым были изложены не соответствующие действительности сведения о моей жизни, которые порочат честь и достоинство — мои и моей мамы Лидии Касьяненко, а также порочат память о моём покойном отце , возглавлявшем СЗАО «СКВО» и являвшемся депутатом Законодательного собрания . Автор публикации в нарушение Закона «О СМИ» не счёл возможным перепроверить информацию, которую ему абсолютно сознательно для публикации предоставили вторая жена моего отца (Касьяненко) и её дочь от первого брака (Касьяненко). Журналист не обратился ко мне за комментариями и разъяснениями, не посчитал нужным перепроверить заведомо ложные сведения, что позволило моим недоброжелателям использовать федеральное издание в собственных целях.
Я ОБРАЩАЮСЬ к главному редактору «Российской газеты» В. А. Фронину и автору статьи Андрею Толмачёву с предложением опубликовать и мою позицию, а также принести мне официальные извинения в установленном законом порядке.
Мои родители Лидия Животко и Владимир Касьяненко познакомились в 1972 году, в 1974 году они были распределены в колхоз имени Военсовета СКВО, который в 2000 году был приватизирован и стал сельскохозяйственным ЗАО «СКВО».
В 1989 году отец был выбран на должность директора колхоза и на этой должности проработал до своей смерти 2 сентября 2015 года. Мама работала в этом же хозяйстве на должности экономиста, затем начальника планового отдела, в 2015 году вышла на пенсию.
У моих родителей не было детей, и в 1982 году они усыновили меня и привезли в свой дом на хутор Путь Правды, ул. Ленина, 19. Здесь я проживал с 1982 по 1997 год.
В 1994 году мой отец был избран депутатом Законодательного собрания Ростовской области.
В 2002 году я окончил учёбу на факультете мировой экономики в Ростовском институте народного хозяйства, был трудоустроен к отцу в СЗАО «СКВО», параллельно продолжая обучение в , где учился и вёл собственный бизнес до 2007 года.
Восемнадцатого декабря 2007 года по инициативе моего отца состоялся официальный развод. Раздела имущества по настоянию моего отца сделано не было, он обещал моей маме сделать это позже, а мама от него ничего не требовала.
Десятого декабря 2007 года отец выписался из домовладения на хуторе Путь Правды и переехал жить с новой семьей в домовладение в Ростове-на-Дону. Этот дом мои родители приобрели в 2004 году.
Двадцать пятого декабря 2007 года Владимир Касьяненко оформил брак с Еленой Григорьевой. Пышной свадьбы не было, так как отец старался это не афишировать. Свидетелями были я и дочь Елены от первого брака, Анна Григорьева.
Со второй семьёй мой отец прожил с декабря 2007 года по 2 сентября 2015 года (до дня своей смерти). Так как он не оставил завещания и при разводе не выделил своей первой жене Лидии Касьяненко её супружеской доли, то наследниками по закону должны были стать я, Анна и Елена Касьяненко. Каждому из нас полагалось по 1/3 имущества, в том числе доли в ООО «Владен», которое владеет почти всеми акциями сельскохозяйственного предприятия — ЗАО «СКВО».
Елена Касьяненко и её дочь Анна не захотели видеть меня в качестве одного из наследников, для чего решили лишить меня 1/3 наследства.
Шестого октября 2015 года, будучи обманут, у ростовского нотариуса Ларионова я отказался от моей доли наследства в пользу Елены. Нотариус вручил нотариальное обязательство в выплате мне Еленой Касьяненко материальной компенсации без указания размера и сроков выплаты.
Поняв, что меня обманули, я в тот же день предложил Елене вернуть всё обратно, но она заявила, что ничего возвращать не будет, в связи с чем я и обратился в суд за восстановлением своего права на наследство.
На судебных заседаниях представители Елены Касьяненко постоянно сообщали недостоверную информацию о том, что договорённость о моём отказе от наследства в обмен на дальнейшую компенсацию якобы была достигнута не за один день.
Двадцать четвёртого марта 2016 года апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда я был восстановлен в наследственных правах. Елена стала подавать жалобы и требовать отмены решения, но это у неё не получилось.
Двадцать девятого декабря 2015 года моя мать Лидия обратилась в Октябрьский районный суд с иском к Елене о разделе совместно нажитого имущества с умершим Владимиром Касьяненко.
Елена создала вокруг ситуации «романтическую» историю, согласно которой мой отец якобы в 1994 году ушел из нашей семьи и стал проживать в двухкомнатной ростовской квартире вместе с её дочерью и матерью.
Представители Елены Касьяненко стали фабриковать «доказательства» и приносить поддельные справки из администрации и полиции — это привело к тому, что в иске моей маме было отказано.
Эти же доказательства были использованы в Батайском городском суде, через который Елена получила право на 50 процентов доли в компании отца — ООО «Владен». Через суд она передала 1 процент акций своей дочери Анне, а 49 процентов внесла в уставной капитал своего предприятия — ООО «Грааль». Это привело к тому, что моя доля в ООО «Владен» с 1/3 уменьшилась до 1/6, и при этом я до сих пор не могу вступить в наследство ввиду юридических проволочек, которые мне устроили Елена и Анна Касьяненко.
Девятого июля 2019 года Верховный суд РФ отменил решение Батайского городского суда о признании за Еленой Касьяненко 50 процентов доли в ООО «Владен» (а соответственно, и 50 процентов акций СЗАО «СКВО») и направил дело на новое рассмотрение, которое начнётся 15 августа 2019 года. В рассмотрении гражданского дела по результатам решения Верховного суда РФ от 9 июля 2019 года сторону Лидии Касьяненко будет представлять адвокат .
Хочу обратить внимание на следующие заведомо недостоверные утверждения журналиста Толмачёва в статье «Бесстрашная дочь отца-созидателя».
1. Успешный бизнес СЗАО «СКВО» и его владельцев пытаются развалить обиженные родственники и примкнувшие к ним «доброжелатели» из крупного концерна.
Наши с матерью официальные заявления в следственные органы о проверке действий Елены и Анны Касьяненко на предмет наличия состава преступления по статье «Мошенничество», а также о проверке помогавших им собирать «доказательства» должностных лиц на предмет совершения должностного подлога Анна Касьяненко с помощью журналиста называет попыткой рейдерского захвата СЗАО «СКВО». Я действую только законным путём. Если будет доказан факт фальсификации доказательств, то должно быть возбуждено уголовное дело.
2. Взвалить на себя бремя генерального директора «СКВО» Анне Касьяненко пришлось в 24 года, после смерти отца.
Назначение было проведено нелегитимно, после того как меня обманом лишили наследства. Фактически предприятие было захвачено Еленой и Анной, была выставлена охрана, мне и моей матери было запрещено общаться с членами совета директоров. Мне по почте пришло уведомление об увольнении из СЗАО «СКВО».
3. Лидия Касьяненко пыталась доказать, что она тоже входит в круг претендентов на имущество, но ничего у неё не вышло.
Так как при разводе с моим отцом Лидия Касьяненко не получила супружеской доли, то она и обратилась в суд с иском о выделе, но суд ей отказал только по причине того, что вторая жена моего отца придумала для суда «романтическую историю» о совместном проживании с 1994 года, которую Верховный суд РФ признал недостаточной для получения половины оформленного за В. Касьяненко имущества.
4. Защищаясь от угроз, семья Касьяненко обратилась «к известному в городе нотариусу, где Денис и Анна подписали отказ от наследства», после чего меня якобы кто-то заставил идти в суд.
Как я уже пояснял, у нотариуса Ларионова меня вынудили отказаться от наследства в пользу Елены Касьяненко.
5. Журналист пишет: «У семьи не было никаких сомнений, что Денис находится под их влиянием и давлением», имея в виду неких людей из крупного концерна.
Я до сих пор не могу воспользоваться своим законным правом на наследство, при этом Анна и Елена получают доходы с предприятия СЗАО «СКВО», меня уволили без объяснения причин, возбудили уголовное дело, обвиняя меня и мать в угрозе убийством. О каких письмах и неотвеченных звонках идёт речь, если я не скрываюсь, живу в Ростове со своей семьёй, работаю?
6. «Отец воспитывал нас с Денисом вместе, но по-разному… Брат старше меня на одиннадцать лет, но именно меня папа воспитывал скорее как старшего сына. Если в Дениса попадал мячик, это была трагедия, доставалось всем…» — приводятся слова Анны.
О каком совместном воспитании идёт речь? Когда я в 1997 году поступил в институт, девочке Анне, про которую я вообще не знал, было всего шесть лет. Какие мячики, какие трагедии?! Вся биография Анны придумана и подаётся как тяжёлый и тернистый путь молодой девушки, которую не баловал её отец Касьяненко, который стал-то им только через удочерение чужого ребёнка в январе 2008 года, когда ей было почти семнадцать лет.
Вот такая моя правда и такая моя позиция, которую не захотел услышать журналист «Российской газеты» Толмачёв, не посчитавший необходимым обратиться ко мне с проверкой предоставленных заказчиком сведений.
Федеральная защита
Сергей Жорин, адвокат:
— ОЗНАКОМИВШИСЬ с материалами дела и решениями судов в первой инстанции до того, как они попали в Верховный суд РФ, я был крайне удивлён позицией суда, потому что эта позиция не соответствует закону и правоприменительной практике. Я надеюсь, что, после того как Верховный суд указал на нарушения, первая инстанция не допустит повторных нарушений. Однако у меня всё равно есть некоторые опасения. Дело в том, что на официальном сайте суда указано, что спор связан с разделом имущества, семейными спорами, несмотря на то что этот спор не связан с семейным законодательством. Об этом прямо указал Верховный суд. Этот спор вытекает из других правоотношений. Я надеюсь, что запись о категории дел на официальном сайте Батайского городского суда является ошибкой. В любом случае мы не допустим повторного нарушения закона и будем добиваться законного обоснованного решения.
Арбат районного значения
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео