Ещё

Алексей Цыденов: мы активно работаем, поэтому Бурятия горит меньше соседей 

Алексей Цыденов: мы активно работаем, поэтому Бурятия горит меньше соседей
Фото: РИА Новости
На фоне сложной пожарной обстановки в сибирских и дальневосточных регионах в  ситуация относительно стабильная, потому что власти региона активно борются с незаконными кострами и поджогами в лесах. О ситуации с лесными пожарами и паводком в регионе, а также о выдаче первых дальневосточных гектаров в Бурятии, подготовке к Восточному экономическому форуму и судьбе самолета «Байкал» глава Бурятии рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Марина Луковцева.
— Алексей Самбуевич, пятый юбилейный ВЭФ для республики особенный, потому что Бурятия примет в нем участие в новом статусе — в составе Дальневосточного федерального округа. Как проходит подготовка к форуму? Что планируете там представить?
— Мы будем представлять инвестиционный потенциал по разным направлениям: промышленный, полезные ископаемые, туристический. Расскажем о наших «фишках» — , Байкал, полезные ископаемые как объект инвестиций, богатство культуры как составляющая туристического потенциала, наша восточная медицина, буддизм. В общем, все, чем можем привлечь сюда инвестиции или доходы. То есть приехал турист, потратил деньги — хорошо, местное население получило возможность заработать. Пришел инвестор, начал разрабатывать месторождение, создал рабочие места: люди опять имеют стабильный заработок. Главная задача, чтобы у людей были постоянно хорошие доходы, стабильные, а это нормальные рабочие места, что важнее, чем налоги. Поэтому и применяются здесь разные льготные механизмы, которые дают нам за счет преференций Дальнего Востока — территорий опережающего развития и прочего.
— Форум для дальневосточных регионов интересен не только как инструмент привлечения инвесторов, но и как площадка для решения каких-то общих проблем. Что, как считаете, для Бурятии было бы важным обсудить на ВЭФ? Вы вносили свои предложения в повестку форума?
— Там такая насыщенная повестка, что, в принципе, она закрывает любые интересующие нас вопросы. Возникает проблема везде успеть, поскольку многие важные для нас темы рассматриваются на параллельных сессиях.
Мы отдельно свои темы не предлагали, но в целом у нас повестка крутится вокруг темы повышения доходов населения, а это опять-таки создание рабочих мест, отсюда задача привлечения инвестиций.
Если брать полезные ископаемые, то нас интересует увеличение объемов геологоразведки. Понимаем, что нужно восстанавливать выбытие. Месторождения продаются, а новые на государственный баланс не ставятся.
В цинковое месторождение инвестор зашел, там инвестиций более 70 миллиардов рублей, он уже в этом году приступил к проектировке. На флюоритовые месторождения инвестор зашел — более миллиарда реальных инвестиций сделал. На кварцевые месторождения, месторождение минеральных удобрений мирового значения, которое на 100 километров севернее БАМа, тоже пришли инвесторы.
— Какие соглашения на ВЭФ планируете заключить?
— Мы сейчас прорабатываем возможность заключения соглашения с индийскими партнерами по строительству у нас на территории завода по производству инфузионных систем, инфузионных растворов. С российскими инвесторами тоже обсуждаем соглашение по медицинской тематике, в частности, по шприцам. Это если говорить именно о более-менее предметных соглашениях, а не протоколах о намерениях.
— Если говорить о международном сотрудничестве, с представителями делегаций каких стран хотели бы обсудить сотрудничество на ВЭФ, помимо уже названной ?
— У нас сейчас развиваются отношения с . За последний год республику посетила не одна их делегация. После российско-корейского форума, очень представительного, с большим количеством участников с корейской стороны, с большим резонансом, мы уже получили первые результаты. К нам поехали различные корейские компании по очень широкой тематике — по полезным ископаемым, глубокой переработке леса, туризму. По туризму мы подписали соглашение с корейской компанией, она зашла как резидент в особую экономическую зону «Байкальская гавань».
Безусловно, для нас важно сотрудничество с . С  работаем, с Индией. Сейчас у нас интересная тема прорабатывается с  по поставке халяльной баранины. Из  самолетами возят баранину. Почему из Бурятии нельзя повезти? Эту тему прорабатываем, поэтому готовы работать со всеми, кто заинтересован.
— А как развивается сотрудничество с Монголией, с которой у Бурятии давние тесные отношения?
— Да, с Монголией, безусловно, тоже. У нас монгольский инвестор строит пеллетный завод. Кроме того, обсуждаем сейчас вопросы активизации авиаперевозок, что будет способствовать повышению туристического потока.
Вообще, у нас с Монголией схожие виды экономической деятельности, это мясное животноводство и добыча полезных ископаемых, поэтому здесь сложно сотрудничать в какой-то мере, так как мы в одной нише рынка находимся. Поставлять мясо в Монголию бессмысленно, они и сами готовы полмира накормить. Что касается полезных ископаемых, то и они у нас схожи — уголь, руды различные.
Но есть общие темы, которые нас связывают, и их мы можем усиливать. Это логистика — транзитные перевозки в первую очередь грузов из Китая на запад, это касается и железнодорожных перевозок, и автомобильных. В рамках железнодорожных перевозок, в соответствии с указом президента РФ, сейчас реализуется второй этап развития восточного полигона, который подразумевает развитие БАМа и Транссиба. В этот этап включено как раз усиление железной дороги на Наушки в сторону Монголии. Плюс Улан-Баторская железная дорога модернизируется, которая на 50 процентов российская, там управляет с российской стороны. Там тоже идет модернизация, увеличение объемов перевозок, поэтому мы видим, что будет увеличение по транзиту.
Что касается развития автоперевозок, в этом году завершаем реконструкцию автомобильного пункта пропуска Кяхта, что в 1,5 раза увеличит объем пропускной способности. Плюс у нас заканчивается реконструкция федеральной автомобильной дороги на Кяхту. Монголы со своей стороны ведут серьезную реконструкцию автомобильной дороги на подходе к пропускному пункту в Монголии Алтанбулаг, напротив Кяхты.
Подписано российско-монгольско-китайское соглашение на уровне об автомобильных перевозках, которые предусматривают, что на направлении  — (порт в Китае) российские, монгольские, китайские автоперевозчики на своих машинах со своими документами могут ездить свободно, соответственно, перевозить грузы. Поэтому для направления из Китая на запад или с запада в Китай Улан-Удэ может быть хабом, где будет перегрузка с автомобильного транспорта китайского или монгольского на российский для того, чтобы ехать дальше на запад и, соответственно, в обратную сторону. Этот пункт мы сейчас прописали в федеральном проекте. В рамках указа президента предусмотрено принятие комплексного плана развития магистральной инфраструктуры, в котором есть и логистическая составляющая. Логистический центр в Улан-Удэ там указан как логистический хаб на Монголию, на Китай, отсюда на юг или дальше на восток. Здесь мы, безусловно, с монгольской стороной в одной лодке.
Плюс у нас с Монголией общая забота по сохранению Байкала. Главный приток Байкала, река Селенга, берет свое начало в Монголии. И от того, как ведется хозяйственная деятельность на берегах реки, зависит, соответственно, экология озера. С монгольской стороной тут у нас общие интересы, чтобы сохранить чистоту Байкала, соответственно, обеспечить, чтобы Селенга была чистой, не загрязнялась ни промышленными, ни коммунальными отходами.
Мы заинтересованы в развитии наших добрососедских отношений. Осенью наступит годовщина завершения боев на Халхин-Голе — 80-летие. Нас уже пригласили в Монголию, будем участвовать в торжественной церемонии, так что еще раз подтвердим наши дружеские взаимоотношения.
— Жители Бурятии с 1 августа получили возможность взять дальневосточный гектар. Правильно я понимаю, что большинство тех, кто хочет стать обладателем земельного участка, видят в нем возможность решения жилищных проблем?
— Как показывает практика других дальневосточных регионов, чаще всего землю берут под индивидуальное жилищное строительство, меньше под сельское хозяйство, на последнем месте предпринимательская деятельность. Думаю, что у нас будет точно так же. И жилищное строительство, наверно, станет основным способом использования участка. На самом деле не главное, для каких именно целей люди берут дальневосточный гектар, поскольку вместе с землей они получают обязательства ее осваивать, вести на ней какую-то деятельность. В этом смысле любая активность в рамках закона, безусловно, приветствуется. И мы со своей стороны это поддерживаем. Дай бог, чтобы любых проектов на дальневосточных гектарах было больше.
— Наверное, Бурятии и Забайкалью в некотором смысле больше повезло, чем остальным дальневосточным регионам, потому что в декабре планируют начать выдавать ипотечные кредиты под два процента?
— Да, это круто! Без первоначального взноса, под два процента, на срок до 20 лет… Где же они были раньше, когда мы были молодыми и искали жилье?
— Эксперты связывают перспективу выдачи ипотечного кредита под два процента с новыми возможностями развития рынка строительных услуг. Каковы ваши ожидания в этом отношении?
— Здесь есть специфические моменты. У нас наибольшая востребованность жилищного строительства, конечно, в районе Улан-Удэ. За счет того, что здесь и так земли почти уже нет, создана буферная зона, поскольку здесь повышенная скученность населения, отчего возникают сложности с детскими садами, школами, медицинским обслуживанием. Плюс фиксируем проблемы с экологией, так как частный сектор является у нас главным источником загрязнения по бензапирену.
К сожалению, Бурятия заняла первое место в России по загрязнению бензапиреном в первом квартале этого года, потому что довольно большой объем частных домов отапливается дровами. Бензапирен относится ко второму классу опасности химических веществ. То есть это достаточно тяжелая ситуация и нам значительное увеличение частного жилищного строительства в пределах города Улан-Удэ не желательно, поэтому эта территория закрыта для выдачи «дальневосточного гектара».
В более отдаленной местности строительство жилья возможно, но мы понимаем, что освоение участков требует определенных вложений, поэтому взрывного запроса на застройку не прогнозируем.
— Инфраструктурные нужды для гектаров еще не просчитывали, в частности, для возникающих агломераций?
— Мы пока не знаем точно, где они могут возникнуть. Конечно, если вдруг сто человек соберутся и возьмут по гектару в одном месте, по сути, появится новый населенный пункт. Тогда будем смотреть, как решать вопросы с инфраструктурой.
— В Бурятии создана территория опережающего развития. Времени с момента выхода постановления о ее создании прошло немного, начата ли уже реализация проектов?
— В Селенгинске, где в составе ТОР планируется строительство птицефабрики, в этом году заканчивается проектирование. Вложения — более 5 миллиардов рублей. Инвестор строит фабрику по производству птичьего мяса объемом порядка 30 тысяч тонн в год. Процесс идет активно. Именно статус резидента ТОР дал инвестору уверенность в возможности реализации проекта. Компания зарегистрирована, юридический адрес получен, уставной капитал сформирован, проектная документация в экспертизу передана, земельный участок сформирован.
Тепличный комплекс, в первый этап которого инвестируют 2 миллиарда рублей, также строится в рамках ТОР. Сейчас уже около 500 миллионов рублей инвестор вложил физически в землю. Такой тепличный комплекс будет первым в республике. На первом этапе он займет 10 гектаров, затем площадь будет увеличена до 60.
В Наушках в рамках ТОР будет транспортно-логистический комплекс, где не только складские и транспортные услуги, но и создание обрабатывающего производства планируется, сборочная. Инвестор декларирует 700 миллионов инвестиций. И ТОР уже сейчас дал стимулирующий эффект для того, чтобы даже сомневающийся инвестор сказал: «Все. Не сомневаюсь. Пошел».
— То есть появились еще потенциальные инвесторы, желающие войти со своими проектами в территорию опережающего развития?
— Желающие есть, их много, но пока публично о них говорить рано. Мы проводим тщательный отбор кандидатов в резиденты.
— Непростое лето в этом году сложилось для республики: и паводок, и пожары в тайге. Какова обстановка сейчас?
— В целом у нас сложилась ситуация, конечно, не такая тяжелая, как в Иркутской области, далеко не такая. И, дай бог, пройдем год без осложнений. Хотя из-за дождей в Монголии и роста уровня воды в реке Селенге под угрозой оказался сам Улан-Удэ. Это еще раз показало необходимость строительства защитной дамбы. В затопляемой зоне живет порядка 48 тысяч человек.
Мы выходили в правительство с просьбой строительства дамбы. Цена вопроса — около 7,5 миллиарда рублей, расчет пока предварительный, проектирование еще идет и в ближайшее время будет завершено. Мы с этим вопросом обращались к вице-премьеру . Получили поддержку, есть поручение . Он также дал поручение Главгосэкспертизе принять проектную документацию в работу. Надеюсь, мы найдем поддержку и на уровне , финансирование будет предусмотрено и эту дамбу мы построим.
Если говорить о противостоянии паводку, то в качестве превентивных мер в тех населенных пунктах, куда вода не добралась, отработаны «узкие места», произведена отсыпка опасных участков, сделан запас мешков с песком.
На тех территориях, которые оказались в зоне затопления, вода в основном уже ушла, ведутся восстановительные работы. Что очень важно, в восстановлении дорог после наводнения нас поддержит федеральный центр.
И у нас порядка 67 тысяч гектаров леса горит. Все это грозовые пожары, не связанные с действиями человека. Если оценивать статистику по количеству пожаров, то около 60 процентов — это человеческий фактор, а 40 процентов — природные. Если брать по площади пожаров, то львиную долю занимают как раз природные пожары. Когда пытаются приписать эти пожары людям, якобы кто-то хочет горельник вырубить, это выглядит как минимум странно, потому что это происходит в таких неудобных местах, куда и человек-то не заходит, это в горах, куда не добраться и откуда ничего не доставить. Но там горит, поэтому пожары в дальних районах тяжело тушить.
Грозовые пожары мы всегда фиксируем. И это не отписки. Легко определяется дерево, в которое попала молния. Его никак перепутать нельзя, оно как будто взорвалось изнутри. И пожары, которые мы списываем на грозы, они имеют документальное подтверждение. Однажды возникновение пожара из-за грозы я видел лично, когда летел на вертолете. Летели в одну сторону, видели грозовое облако, молнии, на обратном пути, через 20 минут, в этом месте горела сопка. Хотя я сам к грозовым пожарам очень скептически относился. Когда только приехал в Бурятию, сам считал, что меня тут обманывают, возмущался, что просто не хотят работать, а в горных лесах сплошные браконьеры в лесу… Пока своими глазами не увидел.
При этом на фоне наших соседей, с одинаковой температурой и погодой, наша обстановка не такая тяжелая. А вообще, у нас достаточно эффективно налажена борьба с пожарами — мы 89 процентов пожаров всегда тушим в первые сутки.
— Достаточно ли у республики средств на борьбу с пожарами?
— Нет, их, конечно же, хотелось бы больше. С тем объемом пожаров, который сейчас есть, нам уже не хватает денег, до конца года не хватит, мы уже обратились в  с просьбой, чтобы нам добавили.
В этом году, надо отметить, беспрецедентный объем обновления лесопожарной техники. Никогда такого не было вообще в истории, ни в советской, ни в современной российской, когда единовременно так обновлялась техника. Существенно обновили парк водовозок, тракторов, грейдеров, бульдозеров. Закуплено 28 единиц лесопожарной техники, часть машин уже поступила в республику.
Ведь лесной пожар водой не тушится. Тушение с самолетов эффективно, если, допустим, фронт подходит к населенному пункту и нужно в определенном месте остановить этот фронт. Лесные пожары тушатся прокладкой минерализованных полос, встречным палом, и вся эта новая техника как нельзя кстати.
Кстати, о борьбе с пожарами интересный факт. До 50 процентов всех выставленных административных штрафов за нарушение пожароопасного режима по России — это Бурятия. Это говорит не о том, что у нас большие штрафы, а о том, что мы очень активно работаем. У нас везде вывешены предупреждения, у нас люди в лесу, которые смотрят за тем, чтобы не было костров, поджогов, и жесткие штрафные санкции. Потому мы и горим меньше.
Помимо того, что мы боремся с незаконным, неосторожным обращением с огнем в пожароопасный период, мы еще и создаем людям условия, чтобы они могли отдохнуть в лесу, ничего не нарушив. Мы специально расчищаем лесные площадки, создаем кострища, укладываем их камнями, выкапываем специальные ямы под кострища. Оборудуем эти площадки в местах, куда люди ходят постоянно, десятилетиями, а не просто вешаем табличку «Нельзя!». Пожалуйста, пришли — разведите костер в безопасном месте. Это тоже дает определенный эффект.
— Как проводятся лесовосстановительные мероприятия в Бурятии?
— Ежегодно в Бурятии естественное лесовосстановление проводится на площади порядка 28-29 тысяч гектаров. В этом году также по нацпроекту мы получили новую лесохозяйственную технику, которая была очень нам нужна.
Что касается искусственного лесовосстановления, которое считается менее эффективным, чем естественное, из-за более низкой приживаемости саженцев (зато этот процесс лучше контролируется), то уже высадили лес на площади порядка 800 гектаров, несколько превысив установленный на этот год план. И будем усиливать работу в этом направлении. Надо отдать должное нашим жителям. С каждым годом все больший процент населения Бурятии вовлекается в волонтерское движение по восстановлению леса. В этом году движение как никогда активно — суммарно до 100 тысяч человек приняли участие в мероприятиях по лесовосстановлению.
— После выявления в Забайкалье нарушений по лесозаготовке вице-премьер дал поручения, в том числе руководителям регионов Дальнего Востока, по контролю вырубки леса и определению эффективности работы деревообрабатывающих предприятий. Насколько актуальна для республики проблема незаконной рубки леса?
— Актуальна. К сожалению, у нас незаконные вырубки тоже есть, стараемся с ними бороться. С начала года выявлено почти 700 фактов незаконной рубки, ущерб лесному фонду более 308 миллионов рублей. Раскрываемость этих преступлений составляет 67 процентов. Боремся разными методами, включая штрафы, уголовное преследование. За нарушения в сфере лесного законодательства возбуждено 578 уголовных дел, к ответственности привлечено 176 нарушителей. Также возбуждено свыше 1,6 тысячи дел об административных правонарушениях. Выписаны штрафы на сумму почти 9 миллионов рублей. Кроме того, в лесах Бурятии установлены фотоловушки — почти 100 штук, они в режиме онлайн передают материалы в лесничества.
Осложняет ситуацию множество скрытых проблем. Например, у нас идет продажа леса по картам 80-х годов прошлого века. Что такое карта 80-х годов? Лес за это время вырос, сгорел, снова вырос, был кустарник, стал кедровник и так далее. И когда первоначально лес выделяется, он выделяется по этой карте. Потом на место специально выходит человек, оценивает, но это тоже на глаз, поэтому всегда есть вероятность погрешности. Сейчас мы перешли на то, что хотя бы когда сдаются участки после завершения вырубки, то принимаются они только с фотофиксацией — фотографируются участки, чтобы проконтролировать, насколько они зачищены, освобождены от опилок, каких-то остатков.
Теперь еще мы прорабатываем тему использования аэрофотосъемки. Изображения со спутника и специальное программное обеспечение позволяют с минимальной погрешностью определить запасы леса в кубах на выделяемом участке. Да, эта программа не настолько совершенна, что позволит определить разновидности лиственных или хвойных деревьев, но непосредственно лиственные от хвойных отличает, что позволяет более объективно оценить запасы. То есть это не человек на глаз оценивал, а программа посчитала.
Это позволит проще проводить приемку участка, когда сдача будет проходить с контролем через аэрофотосъемку. У нас же много вырубок идет выборочно, когда рубят не сплошняком, а выбирают зрелые деревья, а тонкомеры остаются. И в таком плане оценить, а сколько же на самом деле вырубили, сложно. Зато это позволит сделать аэрофотосъемка.
Мы в прошлом году пытались начать применение способа аэрофотосъемки, но не очень пошло. Там проблема в деньгах. В этом году мы снова пытаемся. В  мы проговорили этот момент, хотим попробовать подвести эту идею под программу «Цифровая экономика» и получить в ее рамках финансирование. Уверен, что все равно к применению этого инструмента мы придем, потому что он позволит сократить лесопотери.
— Какова на сегодняшний день ситуация с озером Байкал? В какой стадии работа над приказом Минприроды №63, который должен изменить нормативы вредного воздействия на Байкал. Что в ожидании принятия этого документа делается в регионе?
— Сейчас ситуация на Байкале получше. Во-первых, уровень воды поднялся, температурный режим озера восстановился, спирогиры стало гораздо меньше. Работа по приказу №63 продолжается. Прошло заседание специально созданной комиссии при Сибирском отделении . Министерством выделено 22 параметра мониторинга. Ученые, в свою очередь, считают, что мониторить необходимо только восемь из них, потому что остальные в большей степени относятся к естественному фону.
Подчеркну, что даже с учетом применения всех этих правок требования к качеству воды остаются самыми жесткими в мире, но они хотя бы физически станут достижимыми с теми технологиями, которые есть на сегодня в мире для России. Мы проводили и проводим конференции с участием представителей российских, японских, европейских компаний, которые представляют различные технологии. Мы оцениваем, что можно применить в наших условиях, что нельзя, выбирая из наилучших доступных мировых технологий.
Сейчас у нас в рамках нацпроекта «Экология» предусмотрено строительство до 2024 года 23 очистных сооружений, мы часть уже проектируем и, соответственно, по графику планируем начать их строительство уже в следующем году. Сейчас у нас главная стойка — это Улан-Удэнские очистные, сложная стройка.
— Самолет «Байкал», который планируют выпускать на заводе Улан-Удэ, очень нужен всему Дальнему Востоку. Почему говорят о высокой востребованности этого самолета?
— Сейчас кукурузники Ан-2, которые с 1947 года производились, а теперь уже не производятся, выбывают все время из строя, и альтернативной замены нет, только импортное. Наш самолет «Байкал» имеет такие аэродинамические свойства, которые позволяют решать очень много задач. У него высокая грузоподъемность, высокая дальность полета. Например, он может взять три тонны груза и лететь 1,8 тысячи километров с полной загрузкой. В порожнем варианте может пять тысяч километров пролететь.
В чем плюс этого? Условно говоря, мы в Улан-Удэ заправили его, загрузили, и он без дозаправок полетел в один местный аэропорт, второй, третий, четвертый — за день всех пролетел без дозаправки. Применение другой модели самолета, которая требует дозаправки, осложнится, потому что тогда изменятся требования к маленьким местным аэропортам: они должны будут иметь хранилища топлива, специальную охрану и много еще чего. Повышение требований, соответственно, приведет к росту стоимости обслуживания в этих аэропортах и скажется на цене билета для людей. То есть дальность перелетов без дозаправки — один из ключевых параметров.
Также, помимо довольно высокого показателя грузоподъемности, у него разнообразные скоростные возможности. Он может лететь и быстро, и медленно. Соответственно, ему нужна меньшая взлетно-посадочная полоса, что не приведет к дополнительным затратам на создание длинных полос.
Он может лететь со скоростью 40 километров в час, на что не способны иностранные аналоги. Это важно, например, для авиалесоохраны. Низкая скорость позволит ее сотрудникам точнее десантироваться. На высокой скорости есть опасность попросту людей в огонь сбросить или, если высадить заранее, им потом придется по непроходимым горам, лесу несколько километров идти. Высокая грузоподъемность и низкие скорости хороши для сельхозавиации — загрузили минеральные удобрения и самолет идет на низких скоростях, все опрыскивает. Перечисление достоинств и возможностей нашего самолета можно еще долго продолжать.
Надеюсь, все-таки как можно быстрее удастся запустить самолет в серийное производство, потому что вице-премьер за, президент РФ  поручение дал, как владелец «Вертолетов России» за, тоже не против. Со своей стороны могу сказать, что мы все сделаем, чтобы самолет был.
— Насколько мне известно, есть потенциальные покупатели, в том числе иностранные?
— Интересанты действительно есть. Порядка 150 самолетов готовы заказать для Латинской Америки. По тем характеристикам, которые у самолета есть, у него шикарный потенциал. Он будет интересен для всех небогатых стран. Кроме того, мы провели опрос губернаторов России, и все регионы Сибири, Арктики, Дальнего Востока говорят: дайте нам этот самолет. А с Якутией у нас уже подписан контракт на поставку с 2021 года, то есть востребованность высокая. Теперь надо его только запустить. Мы его запустим!
Пользователи Сети утверждают, что нашли в соли стекло
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео