Ещё

Члены ОНК подали иск против действий «организаций, наделенных отдельными государственными полномочиями» 

Члены ОНК подали иск против действий «организаций, наделенных отдельными государственными полномочиями»
Фото: BFM.RU
Члены петербургской Общественной наблюдательной комиссии Роман Ширшов и  подали иск «об оспаривании решений, действий организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями». Его суть в том, что администрация не имела права прерывать беседу двух членов ОНК с обвиняемым по делу о теракте в питерском метро . Он сообщил о том, что до задержания якобы находился в некой секретной тюрьме в , где подвергался со стороны сотрудников пыткам. Разговор был прерван администрацией под предлогом того, что вопросы, которые задавали члены ОНК, не относятся к вопросам условий содержания обвиняемого.
Проблема в том, что администрация СИЗО по-своему трактует новую редакцию закона об общественном контроле, который действует с прошлого года. Правозащитники с подобной трактовкой не согласны в принципе. Вот что говорит их адвокат, руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан:
Григорий Вайпан руководитель судебной практики Института права и публичной политики «Это иск о том, что членам обшественных наблюдательных комиссий запрещают беседовать с обвиняемыми, лицами, которые содержатся в местах принудительного содержания, о насилии, которое к ним применяли . Позиция администрации изоляторов — не только „Крестов“ — опирается на новую редакцию закона „Об общественном контроле“. Год назад были внесены изменения в этот закон, там теперь сказано, что если они обсуждают вопросы, не связанные с соблюдением прав человека в местах принудительного содержания, беседа немедленно прерывается. Администрация толкует эту норму максимально широко: все, что не связано с бытовыми условиями содержания в этом конкретном изоляторе, считается не относящимся к разрешенным темам разговора. Мы считаем, что все, что связано с насилием, которое применялось к человеку, который сейчас находится в изоляторе, это вопросы прав человека в местах принудительного содержания. Даже если пытали его не в этом конкретном СИЗО, а в полицейском автобусе или в лесу, это все можно и нужно обсуждать и предавать огласке».
Правовая коллизия понятна. Однако ответчики упускают из виду еще одну деталь, что, запрещая подобные разговоры, они, возможно, покрывают преступление, считает член , председатель Комитета против пыток .
Игорь Каляпин председатель Комитета против пыток «Это, безусловно, трактовка тюремщиков. В законе другая формулировка. Другое дело, что вот это уточнение в закон — там теперь действительно действует некая оговорка. Речь-то на самом деле идет о нарушении прав человека в местах принудительного содержания. То, что он рассказывает об этом членам ОНК, находясь в другом месте содержания, я в этом нарушения закона не вижу. Если меня били и пытали в камере № 1, а с членами ОНК я встречаюсь в камере № 2, я уже не имею права рассказывать, что со мной происходило пять минут назад в камере № 1? Если меня привезли в СИЗО из некой „секретной тюрьмы“, из отдела полиции, где меня избили, я не имею права это рассказывать? Это что за странное такое ограничение? Это бред. Совершенно очевидно, что это неправомерное и незаконное требование. Нигде в законе не написано, что члены ОНК имеют право получать информацию о нарушениях только в том месте содержания, где сейчас находится человек: там такой формулировки нет. Любые лица, которые контактируют с заключенным, не только имеют право, но и обязаны эту информацию от него получить и немедленно довести ее до сведения правоохранительных органов».
В понедельник стало известно, что член московского ОНК  подал аналогичный иск к администрации . Его беседа с заключенным Фахраджоном Нозимовым, которого обвиняют в попытке устроить крушение «Сапсана» в 2017 году, также была прервана после того, как Нозимов стал рассказывать об обстоятельствах появления на его теле повреждений.
Теракт в метро Санкт-Петербурга произошел 3 апреля 2017 года. Аброра Азимова следствие считает организатором теракта. Но ни он, ни десять других обвиняемых свою вину не признают. Трое из них заявили о применении пыток.
Сколько выпить: сомнительный ответ о полезных дозах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео