Ещё

«Последний из могикан»: обвинение против американского инвестора в России (The Wall Street Journal, США) 

«Последний из могикан»: обвинение против американского инвестора в России (The Wall Street Journal, США)
Фото: ИноСМИ
 — Спустя год после введения Западом санкций против за ее вторжение на  в 2014 году, которые спровоцировали отток иностранного капитала, американский менеджер фонда выступил в  на ежегодной конференции инвесторов с еретической речью.
«Здесь везде рост, созидательное творчество, все что хотите», — заявил он аудитории, состоящей из российских и иностранных бизнесменов.
В этом году приехать на конференцию Калви не смог. В феврале в его московскую квартиру и в дома его коллег по инвестиционному фонду нагрянула полиция, арестовавшая их всех по обвинению в хищениях. Появились сфабрикованные сообщения о том, что Калви финансировал политическую оппозицию, выступавшую против российского президента .
Но как показали судебные слушания, эти аресты были вызваны спором с энергичным российским бизнесменом , который наладил связи со спецслужбами и поспорил с Калви из-за их совместных вложений в один российский банк. Поскольку Калви был арестован, Аветисян, являющийся директором государственного комитета по улучшению инвестиционного климата в России, взял этот банк под свой контроль.
Уголовное дело против Калви, который не признает себя виновным и находится в Москве под домашним арестом, уничтожило все остававшиеся надежды на приход в Россию западного частного капитала, поскольку последний активный сторонник вложения средств в эту страну оказался под арестом. Специалисты по России говорят, что судя по всему, находящийся почти 20 лет у власти Путин безразлично относится к иностранным инвестициям, которых он когда-то всеми силами добивался.
Бывший министр финансов , работавший у Путина советником, пока тот не стал президентом, заявил в июне на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, что арест Калви стал «шоком для экономики» и резко усилил отток капитала из России.
­На протяжении нескольких лет Калви, выросший в семье инженера-нефтяника из Оклахомы, в одиночку заявлял о том, что Запад недопонимает Россию, и что кошмары из сферы корпоративного управления, о которых говорят другие инвесторы, сильно преувеличены. Калви начал покупать акции российских компаний задолго до прибытия большинства инвесторов, и оставался там даже тогда, когда большая их часть уехала. Работая через свой инвестиционный фонд «Бэринг Восток Кэпитал Партнерс», он стал доверенным лицом склоняющихся в сторону Запада экономических реформаторов, которые в прошлом были близки к Путину.
Калви был «последним уцелевшим», говорит Патришиа Клоэрти (Patricia Cloherty), решившая в 2013 году вывести с российского рынка свой фонд «Дельта Прайвит Эквити Партнерс», когда Путин начал усиливать свою антизападную риторику.
, руководивший постсоветской приватизацией в России, а сейчас возглавляющий государственный фонд, вкладывающий средства в высокие технологии, рассказал информационному агентству ТАСС, что Калви является «одним из самых уважаемых инвесторов», и что он лично привлек в страну миллиарды долларов.
Когда российская казна переполнилась доходами от продажи нефти, Путин начал отворачиваться от таких советников. Российские спецслужбы и близкие к ним бизнесмены забрали себе самые жирные куски экономики.
Еще до ареста Калви поток прямых иностранных инвестиций в Россию превратился в тонкую струйку. По данным российского Центробанка, если в позапрошлом году их объем составлял 29 миллиардов долларов, то в прошлом он уменьшился до девяти миллиардов. Сами россияне тоже прекратили вкладывать деньги, опасаясь спецслужб, которые перевели коммерческие споры в разряд противозаконных деяний и стали захватывать компании.
«В бизнесе больше нет риска, а есть только ужас перед тем, что если человек успешно делает свое дело, это дело у него отнимут», — сказал депутат российского парламента , возглавляющий комитет по бюджету и налогам.
Такие предупредительные сигналы не остановили Калви, который рос в Оклахоме во время взлетов и падений нефтяных компаний. Этот выпускник Оклахомского университета рассказывал друзьям, что Россия стала манить его после того, как он с рюкзаком за плечами в 1989 году совершил путешествие по Европе, наблюдая за тем, как революции свергают коммунистические правительства на континенте.
Поступив в Гарвардскую школу бизнеса, Калви решил вместо учебы пойти работать в недавно созданный , который направил его в Москву работать над нефтегазовыми проектами. Вскоре он уже водил компанию с будущими магнатами. Часть из них он пригласил в «Бэринг Восток», созданный им в 1994 году.
Этот фонд в целом собрал 3,7 миллиарда долларов и начал скупать акции начинающих компаний, которые позже будут стоить миллиарды. Среди них крупнейший в России интернет-поисковик и , занимающий 11-е место в мире. Фонды Калви благополучно пережили финансовые кризисы в России в 1998 и 2008 годах, и отбились от нападок влиятельных российских олигархов.
Женившись на русской девушке Юлии, он купил летний дом в Нью-Мексико, чтобы трое его детей могли проводить больше времени с родственниками из Оклахомы. Позже они переехали в лондонское предместье Суррей, чтобы дети получили образование в британских учебных заведениях. Возле купленного им дома, когда-то принадлежавшего британскому писателю , был фруктовый сад, из-за чего он напоминал шикарную русскую дачу.
Нынешние проблемы Калви уходят своими корнями в 2014 год, когда Кремль захватил у Украины Крымский полуостров, а западные санкции нанесли мощный удар по и без того потрепанному банковскому сектору России. Инвестиционной группе Калви, заплатившей несколькими годами ранее 200 миллионов долларов за миноритарный пакет акций банка «Восточный», пришлось наскрести еще 120 миллионов, чтобы он остался на плаву. Доля «Бэринг Восток» в этом банке увеличилась до 75%, и это была очень большая ставка в его портфеле, что создавало определенную опасность.
Чтобы уменьшить риск, группа Калви начала искать партнера для банка «Восточный». Одним из кандидатов был Аветисян, владевший корпоративным банком средних размеров «Юниаструм». У Аветисяна также были хорошие связи, и он создавал впечатление бизнесмена, который в России просто обречен на успех. Аветисян был доверенным лицом советника Путина по экономике , а в 2016 году, когда произошло слияние, предназначенный для привлечения инвестиций Клуб лидеров Аветисяна начал приглашать на свои заседания руководителей федерального уровня и важных государственных чиновников, в том числе, самого Путина.
Аветисян также наладил хорошие отношения с детьми самых влиятельных российских руководителей, в том числе, с сыном руководителя ФСБ, которая является преемницей КГБ. С 2017 года он работает в общественном совете при Федеральной службе безопасности, который занимается сбором средств для семей и детей погибших сотрудников этой спецслужбы. Среди прочих людей в состав совета входит российский адвокат , который скопировал, а потом организовал утечку совершенно секретной информации, и сейчас скрывается в России.
Российский бизнесмен Артем Аветисян на XIX ПМЭФ
Для такой фирмы как «Бэринг Восток» работа в России была сродни балансированию на канате, так как ей приходилось поддерживать хорошие отношения с властями и избегать конфликтов интересов с официальными лицами. Аветисян стал олицетворением этой трудной проблемы. Занимавшиеся с ним бизнесом люди рассказывают, что в частных разговорах он нередко упоминал имена своих влиятельных друзей. На публике же Аветисян выступал за открытую конкуренцию, произносил речи о защите прав бизнеса, а во время поездки в США сфотографировался на велосипеде в Сан-Франциско на территории .
В августе 2016 года Калви и Аветисян встретились за обедом на веранде ресторана «Мадам Вонг» в центре Москвы и окончательно согласовали все детали сделки. В обмен на наличные и вхождение «Юниаструма» в состав банка «Восточный» Аветисян должен был получить 40-процентную долю нового банка, а также возможность позднее купить еще 10%, чтобы стать обладателем контрольного пакета.
Дать интервью для этой статьи Аветисян отказался. В этом году он заявил на российском государственном телевидении, что его деловой конфликт с Калви не имеет никакого отношения к уголовному делу. Его давний партнер по бизнесу сказал, что получить контроль над банком было чрезвычайно важно, так как Аветисян хотел создать «супербанк», обслуживающий в России малые и средние предприятия.
Через несколько месяцев руководство «Бэринг Восток» начало получать сообщения о задержках с погашением коммерческих займов, унаследованных от банка Аветисяна. Специалист «Бэринг Восток» по инвестициям провел расследование и обнаружил, что перед слиянием банк Аветисяна предоставил новый кредит компаниям, принадлежащим друзьям этого бизнесмена.
Сегодня коллега Аветисяна Юсупов заявляет, что в этих кредитах нет ничего неподобающего, ибо выданы они «очень ценным компаниям». По его словам, эти компании задолжали с выплатами по кредитам только из-за того, что сотрудники объединенного банка проявили некомпетентность в управлении их кредитными портфелями. «Бэринг Восток» данное утверждение оспаривает.
Число проблемных кредитов в банке «Восточный» увеличивалось, и  забил тревогу. Его руководитель в то время самоутверждалась в роли строгой и решительной начальницы, твердо решившей навести порядок в российском банковском секторе.
В начале 2018 года Центральный банк начал угрожать отзывом лицензии у банка «Восточный», если тот не найдет капитал для укрепления своего портфеля, и направил десятки аудиторов, которые начали по очереди инспектировать выданные корпоративные кредиты.
Результаты аудита были обнародованы ближе к концу 2018 года. Они подтвердили опасения руководства «Бэринг Восток» по поводу масштабов деятельности «Юниаструма» до слияния. С июня по август 2016 года количество кредитов резко возросло, и 55% всех корпоративных займов, выданных банком, по сути дела, оказались в руках двоих людей.
Один из них, давний друг Аветисяна и совладелец Клуба лидеров , получил 15 миллиардов рублей, или 40% всех корпоративных кредитов банка. Названия компаний указывали на то, что они занимаются производством соков и джемов, а также выращиванием грибов. Зыков на вопросы о кредитах не ответил.
Аудиторы также выявили несколько финансовых операций, в рамках которых банк покупал акции компаний. В один из дней в 2016 году деньги для 10 с лишним различных компаний были переведены из банка «Юниаструм» на счет «» со штаб-квартирой во Франкфурте. Это был счет компании, которую позднее купит Аветисян. По словам расследовавшего это дело сотрудника «Бэринг Восток», весной 2016 года «Юниаструм» заплатил 25 миллионов долларов оффшорной компании Аветисяна за фирму, которая несколькими неделями ранее была куплена менее чем за 100 тысяч долларов. Этот сотрудник сказал, что перед слиянием данную выплату от «Бэринг Восток» утаили.
Изучив купленные банком «Юниаструм» акции компании, аудиторы Центробанка пришли к выводу, что данные операции «могут указывать на вывод активов из „Юниаструма“». Юсупов сказал, что он не согласен с такой интерпретацией данных сделок.
Калви со своей командой решил, что надо лишить Аветисяна права на приобретение контроля над банком из-за мошеннических, как они посчитали, действий в процессе слияния. Об этом рассказала партнер «Бэринг Восток» Екатерина Лукьянова.
«Когда мы увидели, как они управляют своим банком, «Бэринг» понял, что они не хотят быть миноритарными акционерами ни в чем, к чему имеют отношение», — сказала она.
По словам Юсупова, Калви просто изменил свою точку зрения на контроль над банком, который начал приносить прибыль. Требования Калви, заявил он, были «попыткой шантажа», при помощи которого он хотел получить дополнительные финансовые уступки от группы Аветисяна. «Бэринг Восток» это заявление оспаривает.
Аветисян направил Калви несколько сообщений через Вотсапп, предлагая отдать ему контрольный пакет. Вместо этого «Бэринг Восток» подал иск в арбитражный суд Лондона на 17,5 миллиарда рублей (около 276 миллионов долларов), требуя компенсации за сделки «Юниаструма» перед слиянием. Группа Аветисяна иск оспаривает.
Вражда усиливалась. Аветисян и Юсупов обвинили Калви в финансовых нарушениях, вспомнив проведенную Калви во время слияния операцию по закрытию дыры в балансе банка «Восточный» на 2,5 миллиарда рублей. Подконтрольная Калви компания погасила долг перед банком «Восточный», переведя 59,9% акций люксембургской фирмы «Интернешнл Файненшл Текнолоджи Груп» (International Financial Technology Group). В то время стороны дали согласие на эту сделку, чтобы осуществить слияние, о чем свидетельствуют документы, с которыми ознакомилась «Уолл-Стрит джорнал».
Но эта пара российских бизнесменов указала на устав «Интернешнл Файненшл Текнолоджи Груп», где говорится, что сумма акций может составлять лишь 600 тысяч рублей, чего явно недостаточно для латания дыры в балансе «Восточного». Компания внесла изменения в свои уставные документы, чтобы сумма соответствовала рыночной цене, и Калви думал, что этот вопрос закрыт.
Но давний партнер Аветисяна Юсупов втайне от «Бэринг Восток» уже сообщил в московскую полицию об акциях «Интернешнл Файненшл Текнолоджи Груп», представив дело так, будто компания занимается мошенничеством.
Когда началась свара между партнерами, Калви думал, что у него неприступные позиции. У него уже случались споры с конкурентами и акционерами, и он всегда выходил из них победителем. Друзья в высоких сферах были на его стороне, а аудиторы Центробанка только что опубликовали свой 17-томный отчет по банку «Восточный», в котором подтверждается изложенная Калви версия событий и звучит предупреждение о закрытии банка, если партнеры не сделают еще одно вливание капитала.
В октябре Калви и Аветисян договорились в общих чертах о мировом соглашении, согласившись отказаться от взаимных обвинений, и пообещав увеличить капитал банка еще на пять миллиардов рублей.
Но это был недолговечный мир. Юсупов обвинил Калви в подрыве усилий Аветисяна по поиску денег, заявив, что он клевещет на бизнесмена в разговорах с московскими банкирами и уже помешал его попыткам продать другой принадлежащий ему банк. Поскольку денег для участия в предстоящем выпуске акций у Аветисяна было мало, его доля в банке «Восточный» должна была уменьшиться.
По словам представителя «Бэринг Восток», в феврале этого года, после нескольких месяцев молчания Аветисян начал подавать сигналы о том, что хочет поговорить. Два бизнесмена вместе с Юсуповым договорились встретиться за ужином 14 февраля.
Между тем, Юсупов пошел еще дальше со своими обвинениями в мошенничестве, которые не нашли отклика в полиции. Он обратился в российскую ФСБ.
11 февраля Калви вылетел в Москву на запланированный ужин. Спустя два дня он получил сообщение от Юсупова, который спрашивал, в силе ли их договоренность. Американский бизнесмен написал короткий ответ, подтвердив, что он в Москве, и что будет на ужине. На следующее утро Калви в его квартире разбудила полиция, которая надела на него наручники и отвезла в  «Матросская тишина».
После задержания Калви перевели под домашний арест (бизнесмен владеет просторным пентхаусом с террасой, выходящей окнами на Большой театр), но запретили делать публичные заявления. Обстановка в банке серьезно ухудшилась.
Российский суд вынудил «Бэринг Восток» продать Аветисяну дополнительно 10% акций, и бизнесмен получил контрольный пакет. Он создал в банке новое правление.
Когда Калви 15 февраля предоставили возможность выступить в свою защиту в зале судебных заседаний, он в первую очередь заявил судье: «Я верю в эффективность российской судебной системы». Потом он добавил: «Я готов сотрудничать и не намерен скрываться от следствия».
Реконструкция первого этажа стала адом для жителей дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео