Ещё
Путин пообещал сделать американцам «цап-царап»
Путин пообещал сделать американцам «цап-царап»
Политика
Российские танки перепугали норвежских военных
Российские танки перепугали норвежских военных
Армия
Зачем ты сюда едешь?: Вовк возмутило поведение Ротару
Зачем ты сюда едешь?: Вовк возмутило поведение Ротару
Шоу-бизнес
Зеленский назвал условия для выборов в Донбассе
Зеленский назвал условия для выборов в Донбассе
В мире

Как решить проблему обеспечения села медицинскими кадрами на Урале 

Как решить проблему обеспечения села медицинскими кадрами на Урале
Фото: Российская Газета
Корреспонденты «РГ» проанализировали ситуацию в регионах УрФО, чтобы понять, почему существующая система дает сбои, несмотря на серьезные бюджетные вложения.
Заманивают квадратами
Нынешней весной в центральной районной больнице Тавды пустовало 14 ставок, а в двух деревенских фельдшерско-акушерских пунктах (ФАП) докторов не было несколько лет. Когда разместили вакансии на сайте больницы, на поток претендентов особо не рассчитывали: кто захочет ехать в один из самых отдаленных районов области? Но была надежда привлечь в таежный край хотя бы пару фельдшеров и медсестер. Однако и она не сбылась.
— Да что вы, — вздохнула в ответ на наш вопрос кадровик Алена. — Еще хуже стало. Никто не приехал, а дополнительно уволилось семь сотрудников скорой помощи. Сказали, что переезжают в  — там, дескать, условия лучше.
Из свердловской Тавды до Тюменской области — рукой подать. И тенденция к перетеканию медицинских кадров наблюдается уже несколько лет. Не то чтобы в соседнем регионе медом намазано, но хлебом-солью встречать готовы: перечень мер господдержки самый длинный в УрФО — от выделения служебного жилья до закрепления наставников за молодыми специалистами.
Возможность решить жилищный вопрос, пожалуй, главный фактор. В прошлом году медработникам из регионального и муниципальных жилфондов было выделено 53 квартиры, а социальные выплаты на приобретение жилья получили более 250 человек. Для сравнения: в  за тот же период жильем обеспечили около четырех десятков сельских врачей, а в Челябинской аналогичная региональная программа только разрабатывается — возможно, толчком стало выступление фельдшера из поселка Маук на прямой линии с президентом.
По данным минздрава Челябинской области, на реализацию программы «Кадровое обеспечение системы здравоохранения» в региональном бюджете на 2019 год предусмотрено более 395 миллионов рублей. Тюменцы показывают не вложения, а их результаты: численность врачей в регионе в 2018 году увеличилась на 440 человек, среднего медперсонала — почти на тысячу.
По данным Росстата, самые высокие показатели обеспеченности медицинскими кадрами — в регионах, входящих в тюменскую «матрешку»: в  на 10 тысяч жителей приходится более 50 врачей, в  — свыше 44-х, в Тюменской области — около 40. Для сравнения: в Челябинской и Свердловской областях на 10 тысяч потенциальных пациентов приходится чуть более трех десятков докторов, а в Курганской — менее 25.
Вижу цель
В упомянутой уже Тавде держат кулачки за семерых выпускников местной школы, поступающих в медвуз на целевое обучение. Направления от главврача больницы они уже получили и заявления подали, вопрос в том, пройдут ли по баллам.
— На Среднем Урале пустует более 400 ставок участковых терапевтов. А общий кадровый дефицит врачей всех специальностей — около тысячи. На трети участков нет докторов, если считать общеврачебную практику (ОВП), то укомплектованность составляет 65,5 процента, — говорит начальник учебно-методического управления Уральского государственного медицинского университета Наталья Шкиндер.
В прошлом году в регионе резко увеличили количество студентов-целевиков: так называемый «губернаторский набор» позволил принять дополнительно сотню молодых людей. Обучаются они за счет областного бюджета с условием, что, получив диплом, вернутся в глубинку и отработают там не менее пяти лет. Если сложить все целевые бюджетные места (федеральные, региональные и губернаторские квоты), то ежегодно в медуниверситете готовят до 500 будущих сельских докторов. Казалось бы, реально за пару лет заполнить вакансии. Но не тут-то было: выполнять свою часть обязательств начинающие медики не спешат. От сельской больницы косят, как от армии: в арсенале и замужество, и рождение детей, и даже желание бесконечно повышать профессиональное мастерство. В итоге каждый третий целевик в деревню не едет либо покидает ее сразу после окончания срока отработки. Отметим, как уточнили в вузе, полный курс обучения стоит около полумиллиона рублей. То есть на подготовку сотни медиков-целевиков бюджет направляет минимум 50 миллионов рублей.
Выходит, 16 миллионов тратятся впустую?
В суд с дипломом
Эта цифра касается только обучения. Но есть ведь и другие меры поддержки, направленные на удержание молодых кадров в селе. И тут расходы еще больше. В региональном департаменте здравоохранения Курганской области уже поставили на поток претензионную работу в отношении свежеиспеченных докторов, не выполнивших условия договора. В прошлом году было составлено 47 претензий, в суды направлено семь исковых заявлений о взыскании подъемного пособия (миллион рублей для врача, 500 тысяч — для фельдшера), в нынешнем году суд принял к рассмотрению уже пять таких исков. В результате доля выпускников вуза, вернувшихся в село, дотянулась до 60 процентов. В Тюменской области в прошлом году подали 16 исков, в нынешнем — 10. И только два ответчика добровольно вернули в бюджет средства, потраченные государством, к остальным приходится отправлять судебных приставов.
На Южном Урале привлекать недобросовестных целевиков к ответу пока даже не пробовали. Юристы утверждают: задача непростая. Если доплаты и подъемные пособия вернуть удается, то бюджетные затраты на обучение отсудить крайне сложно. Особенно если студент получал образование по федеральной квоте. Даже несмотря на то, что в марте 2019-го  существенно повысило ответственность как студента, так и медорганизации, заключившей договор на целевое обучение.
Главная юридическая закавыка в том, что федеральная казна обязана финансировать бюджетные места в вузах, а региональная — нет. Поэтому вернуть областные деньги проще. Свердловская область первой в УрФО перевела «своих» целевиков на контрактную систему. Какой эффект принесло нововведение, в региональном сообщить затруднились, с ходу привели лишь один пример успешного судебного разбирательства, и то не по «невозвращенцу», а по двоечнику: молодой человек не сдал сессию и был отчислен, через суд с него взыскали бюджетные деньги, направленные на обучение.
Пора лечить на расстоянии
Впрочем, не все верят в силу пряника и кнута. Большинство экспертов считает, что проблему не решит ни оплата подготовки, ни жесткое распределение.
— Село должно быть привлекательно социально. Необходимы условия для молодых специалистов, высокое качество жизни, — уверена представитель Тюменского мед­университета Ирина Лютоева.
Но есть и другие мнения. Например, участковый терапевт из Нижнего Новгорода связывает перспективу выхода из кризиса сельской медицины с внедрением цифровых технологий. По его мнению, правильно организованная система телемедицины и выездной специализированной медпомощи более эффективна, чем увеличение количества ФАПов. Специалист с правом выписывать рецепты и умеющий делать уколы, конечно, в селе нужен. Но такие функции, по мнению Малахова, могут выполнять и обученные по ускоренной программе местные жители.
Как показывает практика, путь цифровизации как альтернативы решения кадрового вопроса в сельской медицине волей-неволей выбирают и в регионах. В Свердловской области, например, стартовал пилотный проект развития телемедицины, в котором участвуют 11 районных больниц, которые могут дистанционно связываться с передвижными ФАПами. Есть опыт телеобщения больного с доктором прямо из дома. Если тенденция сохранится, то в ближайшее время в селе будут остро востребованы не только фельдшеры и медсестры, но и IT-специалисты.
Видео дня. Воспитатели детсада без остановки ругали детей матом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео