Ещё

Игорь Крутой: с каждым певцом была своя жизнь, и в каждой из этих историй я был счастливым 

Игорь Крутой: с каждым певцом была своя жизнь, и в каждой из этих историй я был счастливым
Фото: ТАСС
Несмотря на то, что в концертах все реже объявляют имена авторов музыки и слов, на постсоветском пространстве сложно найти человека, который не знал бы имени композитора Игоря Крутого. Его «Мадонну» еще в 1980-х вместе с  пела вся страна, в 1990-х все мечтали о «Любви, похожей на сон», о которой под его музыку проникновенно рассказывала . В 2000-х Крутой организует фестиваль «Новая волна», становится продюсером популярного телешоу «Фабрика звезд», успевает записывать собственные инструментальные альбомы и начинает работать с оперной суперзвездой . В 2010-х композитор уже пишет для , Лары Фабиан и Суми Чо.
Однако эти и многие другие профессиональные успехи не заставили народного артиста почивать на лаврах. Он с благодарностью говорит о «феноменальной» аудитории, полученной в тандеме с 25-летним казахстанским певцом Димашем Кудайбергеновым, и строит новые и новые творческие планы. Некоторыми из них маэстро поделился в интервью ТАСС накануне своего 65-летия, которое отметит 29 июля.
— Игорь Яковлевич, что если вам вдруг надо было бы представиться человеку, не знающему вас, как бы вы это сделали? Композитор, пианист, продюсер, певец…
— Композитор.
— Среднестатистический слушатель сегодня вряд ли назовет имена хотя бы пяти современных композиторов. Как вы относитесь к ситуации, когда исполнитель забирает всю славу на себя?
— Ничего страшного в этом нет, у композиторов своя слава. Когда-то конферансье в концерте объявлял: «Музыка — Арно Бабаджаняна», «Музыка — » или «Музыка — ». И у всех были ушки на макушке в ожидании какого-то музыкального чуда. И большие композиторы до сих пор узнаваемы.
— Недавно вы выложили снимок в Instagram с временной татуировкой «Крутой». А что, по вашему мнению, включает понятие «крутость»? Безотносительно фамилии.
— На самом деле, просто совпало по времени: на «Песне года-87» прозвучал мой первый хит «Мадонна», и как раз пошла мода на словечко «крутой».
— Среди композиторов вы являетесь редким примером успешного как на эстраде, так и в классическом кроссовере, так называемой серьезной музыке. Сами делаете какое-то разделение: сегодня пишу для Леонтьева, а завтра — для Нетребко?
— Конечно, это совершенно разные специфики написания музыки.
— А в плане серьезности? Есть что-то вроде: здесь надо поднапрячься, а тут все проще?
— Да нет. Легкая музыка только по названию легкая. На самом деле, чтобы написать успешную песню в жанре легкой музыки, надо серьезно работать.
— То есть эстрада халтуры не терпит, по-вашему?
— Нельзя быть немножко беременным.
— Вас можно назвать «крестным» казахстанского певца Димаша Кудайбергена в России, и за такой подарок для российского слушателя вам большое спасибо. Что в планах после его выступления на прошлогодней «Новой волне» и грандиозного успеха сольных концертов в Кремле?
— У нас огромные планы, но мы в равной степени должны быть довольны друг другом. Это не то что я помог Димашу Кудайбергену. Он в равной степени помог мне, и я объясню чем. Доставка контента до слушателей — феноменальная. Выходит песня, и на утро у нее 2 млн просмотров, 10 млн просмотров… Я такого еще не видел. И все это благодаря ему, а не мне. Ведь я и до него песни писал, но такой широкой аудитории и так быстро воспринимающей мою музыку у меня не было. Поэтому я ему тоже благодарен.
На презентации моего друга Димаш с отцом подошли ко мне познакомиться. Он стал напевать мне какие-то темы, и выяснилось, что он знает всю мою музыку, которая звучала на «Новой волне». Рассказал, что сидел у телевизора и мечтал попасть на этот фестиваль. И он говорил об этом с таким пиететом, с таким волнением. Он очень хороший парень, в нем заложено столько человечного, что ты проникаешься моментально.
Что касается планов, то Димаш будет ярко представлен на будущей «Новой волне»: в открытии, в моем юбилейном концерте, в день премьер и в закрытии фестиваля. На моем юбилейном вечере в «Барклайс-центре» в Нью-Йорке 26 октября у него будет серьезный блок с теми успешными песнями, которые уже появились, а их пять-шесть, и многие еще находятся в работе.
— На альбом хватит?
— Конечно, да.
И еще Димаш выступит 3 ноября на «ВТБ-Арене» в Москве на юбилейном концерте, у него будет дуэт с Ларой Фабиан. Потом у нас запланированы выступления в Минске, Дюссельдорфе… В общем, у меня столько планов! И между всеми этими выступлениями, конечно, будут записи новых песен. На сегодняшний день в моем творчестве Димаш в приоритете.
— Ваша творческая биография пересекается с большим количеством звезд первой величины: , Алла Пугачева, Дмитрий Хворостовский и многие-многие другие. А кто для вас стал главным партнером по сцене?
— Мне очень сложно ответить на этот вопрос.
Я помню, как 25 лет назад Пугачева в студии запела «Любовь, похожая на сон». У меня пошли мурашки! Кто забудет такой момент? Я помню все первые композиции, с которыми выступал Саша Серов, которые создавали меня и его и с которыми мы прославились: «Мадонна», «Ты меня любишь», «Я люблю тебя до слез». А когда Дима Хворостовский запел! Это были мои университеты, и, уже научившись там, я пришел к творчеству с Суми Чо, Аней Нетребко. Это были уже совсем другого класса записи, с другими оркестрами (студии Fox, Лондонский симфонический), записывали в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Вене, на Abbey Road в Лондоне, сводили в Москве. Это моя жизнь, мое счастье.
— Случалось ли, что слышали свою песню в чьем-то исполнении и понимали — не то? Можно без имен.
— Было и такое.
— К творчеству дочери — Вики Крутой — как-то прикладываете руку? Советуете, от чего-то отговариваете?
— На уровне советов, помощи с клипами, записью — да. Но что она будет петь — с этим она разбирается сама. И она поет ровно столько, сколько ей хочется. В этом есть и определенный минус — что это не ее профессия, она не зависит от того, заработает она на пении или нет. Когда это вопрос, на что жить, на что есть, — все происходит иначе. У Вики же маленький ребенок, она замечательная мама и счастлива этим. Когда же ей захотелось снова записать песню и снять клип, я помог.
— Недавно вы еще опубликовали видео с внучкой Деми за роялем. Видите ее в будущем на сцене?
— Это как раз Викина дочь. Она очень талантливая, артистичная, у нее тончайший слух. Наверное, среди моих детей и внуков по музыкальным способностям она номер один.
— Наша встреча проходит накануне вашего юбилея. Нередко музыканты дают большие концерты именно в дату. Почему решили отложить официальное публичное празднование на осень?
— Летом достаточно моего концерта в рамках «Новой волны». А такое шоу, как мы запланировали на 3 ноября в Москве, требует рекламы заранее. Хотя, знаете, еще не вышла реклама, а два наших концерта в Кремле с Аней Нетребко и  в ноябре уже были проданы. Но все же летом все в отпусках, и осенью более «фасонисто» выступать и делать премьеры.
— Чего ждать гостям 3 ноября?
— Помимо уже упомянутых Лары Фабиан и Димаша Кудайбергена в концерте выступят , . Вадим Эйленкриг, Юра Башмет будут играть мою музыку сольно. Юра еще будет играть в композициях Лары Фабиан и Андреа Бочелли. Будет целый спектакль: сцена, оркестр, артисты, а вокруг — фигуристы, танцы которым ставит .
— А где будете праздновать непосредственно 29 июля?
— Наверное, в Турции соберется семья.
— Вообще, день рождения — грустный праздник?
— Для меня — нет. Я не собираюсь усаживаться подводить итоги. Да, я вспоминаю все хорошее, тех людей, которые мне помогли по жизни. Не собираюсь огорчаться по поводу того, что уже 65. Что надо человеку? Надо быть востребованным в профессии — у меня есть эта востребованность. Надо быть востребованным в любви — я востребован. У меня есть хорошая семья, дети, внуки. В конце концов, я проснулся, и у меня ничего не болит. Тьфу-тьфу-тьфу.
Беседовала
YouTube покоряет малобюджетная версия фильма о Гарри Поттере
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео