Ещё

«Наш бизнес не анализирует рынок и не защищает проекты». В кузбасских ТОСЭР не хватает местных резидентов 

«Наш бизнес не анализирует рынок и не защищает проекты». В кузбасских ТОСЭР не хватает местных резидентов
Фото: РИА "ФедералПресс"
«Зашли все, кого ждали»
Во вторник, 23 июля, члены совета по инвестиционной и инновационной деятельности при губернаторе рассмотрели проекты четырех потенциальных резидентов для двух кузбасских ТОСЭР. Суммы вложений — до 6 млн рублей. Предприниматели представили три проекта для самой молодой региональной ТОСЭР «Прокопьевск», где действуют уже пять резидентов, занимающихся производством кирпича, корпусной мебели, конвейерных роликов, литьем заготовок. ООО «Горная Техника Сервис» планирует вложить 4,5 млн рублей и создать 52 новых рабочих места при реализации проекта по ремонту машин и техники различного типа. ООО «Авека» будет производить скребковые конвейеры для предприятий горнорудной и угледобывающей промышленности и ремонтировать горно-шахтное оборудование. Общая стоимость проекта — 4,3 млн рублей.
Проект, необычный для производственного , представило ООО «Вия». Компания предлагает открыть в городе гостиницу на 300 мест для рабочих-вахтовиков. Одно койко-место будет стоить от 150 рублей в сутки. Сумма вложений — 5 млн рублей. Проект вызвал у председателя совета, вице-губернатора возражения: он акцентировал внимание на том, что в этой гостинице, возможно, будут проживать не жители области, приехавшие в Прокопьевск, а дешевая рабочая сила — гастарбайтеры. Крупин поинтересовался возможностью внесения в соглашение дополнительного условия о проживании в гостинице только иногородних кузбассовцев, но начальник регионального департамента инвестиций и стратегического развития Елена Чурина сказала, что это невозможно, так как «в таком случае власть вмешивается в бизнес, что недопустимо». Вице-мэр Прокопьевска Евгений Агарков отметил высокую потребность города в такой гостинице: «В сфере машиностроения, транспорта, связи в год приезжает около 4 тысяч человек. Строителям и вправду негде жить, снимать жилье часто дорого для компании, и не все предприятия могут позволить себе купить квартиры для работников».
Член областного инвестсовета, координатор регионального отделения «Опора России» Мария Старинчикова считает, что именно такой проект, как новая гостиница, и необходим Прокопьевску: «Местоположение городов, имеющих особый статус, диктует необходимость в разных проектах. На мой взгляд, в наши ТОСЭР должны заходить производственные предприятия. Но небольшие города, как Прокопьевск, нуждаются в малых предприятиях, а крупные города типа  — в инвестиционно емких, и гостиница точно не прошла бы. Влияет на развитие ТОСЭР и реальная специализация городов. Почему в Юрге мало новых резидентов? Потому что туда мало с чем можно зайти».
По словам Старинчиковой, в Юрге, получившей статус ТОСЭР в 2014 году, «были бы хороши распределительные центры, так как в этом городе больше логистических возможностей, чем в других». В самой Юрге, правда, придерживаются других взглядов: вице-мэр Светлана Мингалеева уверена, что на данный момент есть все предприятия, которые «город хотел увидеть в качестве резидентов». Сейчас на территории муниципалитета действуют семь компаний — участников ТОСЭР, среди которых предприятия, специализирующиеся на производстве текстиля, одежды, трикотажа, фанеры, автотранспортных средств, рыбное хозяйство и компания по производству имплантов для травматологии и ортопедии.
«Всего около 14 инвесторов хотели к нам зайти. Среди них и мясопереработка, и тепличный комбинат, но для некоторых компаний, в том числе местных, быть резидентом экономически невыгодно. Поэтому пока все предприятия — участники юргинской ТОСЭР — неместные», — уточнила Мингалеева.
Без химии и лимонада
По информации Алексея Крупина, в реестре кузбасских ТОСЭР 48 участников. Больше всех резидентов в Новокузнецке — 32 предприятия. Это и обработка готовых металлических изделий, и машиностроение, и обработка отходов резины. На последнем инвестсовете новокузнецкое ООО «Южкузбасс-энергомаш» представило проект по производству горно-шахтного взрывозащищенного электрооборудования, вложив 5,95 млн рублей.
«Новокузнецк — положительный пример ТОСЭР, здесь хорошо налажена работа администрации с предпринимателями. При возникновении проблем они сразу реагируют, обсуждают и содействуют нам в поиске решения. К Новокузнецку, насколько мне известно, проявляют интерес и зарубежные инвесторы», — рассказала уполномоченный по защите прав предпринимателей Кемеровской области Елена Латышенко.
Несмотря на то что предприниматели охотно получают статус в приоритетных для города отраслях, сейчас в городе нет резидентов по некоторым видам деятельности из 19 разрешенных.
«Это легкая промышленность: производство текстиля, кожи, одежды, производство мебели. В городе по этим направлениям в основном работают субъекты малого предпринимательства, для которых нужный объем инвестиций и количество новых рабочих мест неподъемны», — прокомментировал , начальник отдела развития инвестиционной деятельности мэрии.
По его словам, в ТОСЭР отсутствует производство химических веществ и безалкогольной продукции. Это связано с выполнением требований, которые предъявляются ко всем резидентам. «Организация новых рабочих мест, хотя в таких компаниях и так высокая среднесписочная численность работников, и потенциальные проблемы при сбыте продукции: в случае образования нового юридического лица подписание и регистрация договоров с крупными потребителями могут затянуться надолго», — перечислял Денисенко.
«Двойственное отношение»
В четвертой кузбасской ТОСЭР «Анжеро-Судженск» работают всего четыре резидента. За полтора года город лишился трех резидентов: томской компании ООО «Мир» с 95-миллионным проектом по производству изделий из полистиролбетона, ООО «ТК „Сибирь“, которое планировало организовать добычу и переработку диабаза за 11 млн рублей, и ООО „Морион“ с почти 10-миллионным проектом по выпуску упаковки для медицинских препаратов. При этом, по данным областного департамента инвестиций и стратегического развития, для ТОСЭР „Анжеро-Судженск“ разрабатываются три проекта: сельскохозяйственная „Аквапоника“ стоимостью 60 млн рублей, деревообработка в 5 млн рублей и производство молочной продукции с инвестициями в 20 млн рублей.
По мнению главы Анжеро-Судженского городского округа Дмитрия Ажичакова, чтобы привлечь новых резидентов в город, необходимо решить транспортную проблему и газифицировать населенный пункт. Еще среди названных Ажичаковым проблем — сокращение численности населения, недостаток высокопрофессиональных кадров, плохое брендирование территории, правовые и организационные трудности — от ограниченного действия налоговых льгот до излишне жесткого поведения .
О рисках налогового администрирования говорит и бизнес-омбудсмен Латышенко: „Налоговые льготы для ТОСЭР применяются в стране недавно, поэтому правоприменительная практика еще не наработана: например, предприниматели рискуют быть привлеченными к ответственности за необоснованное получение налоговой выгоды, особенно по страховым взносам“.
Старинчикова увидела проблему кузбасских ТОСЭР в другом — это отсутствие кадрового резерва и плохая подготовка предпринимателей.
»Они не умеют защищать проекты, не прорабатывают бизнес-план, не умеют анализировать рынок. Не могут провести аудит, значит, не могут найти целевую аудиторию и рынки сбыта. С ними надо работать по-другому», — посетовала координатор регионального отделения «Опора России».
Гибче и современнее
В Москве кузбасские проблемы видятся вообще в ином свете. Управляющий партнер экспертной группы Veta отметил, что «наиболее сильные ТОСЭР формируются в успешных с экономической точки зрения регионах России, а у Кузбасса в этом плане ситуация не лучшая — 24 моногорода в регионе». «Это очень большой показатель, при этом перспективы развития есть только в некоторых муниципалитетах типа Новокузнецка. Тем не менее если бизнес стартует с нуля, ему прямая дорога в ТОСЭР, которая дает определенные преимущества», — добавил эксперт.
Сибирский экономист и глава хакасского исполкома ОНФ  предположил, что бизнесу статус резидента ТОСЭР не интересен, потому что многие важные факторы оказываются вне поля действия этой меры поддержки. «Льготы не влияют на бизнес-климат, рынки сбыта, платежеспособность, логистику. Например, в Хакасии надежды, возлагаемые на ТОСЭР, пока себя не оправдали. В такие территории у нас идет тот бизнес, который там бы и был без льгот», — уточнил Мамаев.
Склонность ТОСЭР к неуспешности выделила и директор региональных программ Независимого института социальных исследований .
«ТОСЭР — это крошечные территории, на которые зазывают инвесторов, а инвестор нынче в России не очень хочет вкладывать из-за неблагоприятного инвестиционного климата и навязанных специализаций регионов. Например, Якутия хочет, чтобы у них в ТОСЭР была огранка алмазов там, где рентабельно производство, поэтому туда никто особо не рвется», — объяснила Зубаревич.
Однако и с такими проблемами можно найти решение. Руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества увидел панацею во введении налоговых льгот по отраслевому принципу и для поощрения производства в регионе.
«Кроме того, для ликвидации отставания регионов необходимы административные изменения. Неслучайно создание ТОСЭР идет параллельно с заменой губернаторов и обновлением кадрового состава органов власти. В Кемеровской области мы в ближайшее время вряд ли увидим суперизменения в ТОСЭР, так как в реальности после смены губернатора сама система в регионе не поменялась. Для успешного экономического развития в целом по стране региональная власть должна стать более гибкой, современной, менее привязанной к местным деловым кругам, сотрудничающей с внешними игроками. Я считаю, что не надо выделять какие-то особые экономические зоны, — вся страна должна быть территорией опережающего развития», — заключил эксперт.
Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин (1); ako.ru (2); http://xn—80aaadgfkcfo3arrhrbx.xn—p1ai/ (3).
Гей-пара сбежала в США, прихватив усыновленных детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео