Ещё

Водка, Pussy Riot и пугающие атаки на свободу слова. Взгляд американского журналиста 

Фото: Свободные новости
Все россияне пьют обильное количество водки. Все россияне обычно холодные. Путин ездит на лошадях, много болтает и задирается. Черт, это хорошенькая женщина… она наверняка русская.
Ну, здрасьте. Приятно познакомиться, я ваш скромный американский наблюдатель, просто делюсь некоторыми убеждениями, которые мы, американцы, думаем о наших красных кузенах. Обычно не имеет значения, откуда конкретно какой-то русский — с Камчатки или из Сибири, или  — мы обычно думаем о  как о .
И водка! И медвежьи мужчины, и полные женщины! И матрешки!
Я надеюсь, что вы уже уловили мою саркастическую манеру речи, но идея этого обращения — не в том, чтобы преподать урок межкультурного юмора. Меня волнует, что в России сейчас происходят невероятно серьезные события.
Если вы уже переварили мою попытку пошутить, продолжайте читать, потому что есть настоящая «матрешка» законов, недавно введенная в действие вашими представителями в , которые стремятся атаковать, оскорбить и подорвать идею о том, что свобода слова должна быть свободной.
Я нахожу тем более ироничным, что именно с того места, где родился , прямо из , вышел один из авторов этой «матрешки».
Уроки истории
Я имею в виду группу поправок в законы, которую Международный центр некоммерческого права (ICNL) называет «пакетом » и которая нарушает вашу свободу слова и серьезно ограничивает возможности независимой прессы критически высказываться о российском государстве.
Напомню, Андрей Клишас, (оба из ) и  (из Государственной Думы) приготовили четыре законопроекта, которые направлены на ограничение таких вещей, как критические аргументы против государства, выражение несогласия с политиками, и оказывают пугающее влияние на работу журналиста, разоблачающего коррупцию. Эти законы могут произвольно классифицировать верную информацию как «фейковые новости».
Интересно, что, как я выяснил, Бокова из Саратовcкой области. По данным RosCongressпрорусского сайта, посвященного экономике страны, Бокова изучала историю (среди прочего) в  институте.
Ирония в том, что Бокова представляет теперь родину Чернышевского, который посвятил большую часть своей литературной жизни, призывая к русской революции, вполне себе социалистической.
Наверняка на уроках Бокова проскочила мимо этого известного саратовца. Кажется, в основе ее поддержки этих законопроектов лежит молчаливая вера в авторитаризм — настолько эти законы отнимают контроль над собственной жизнью у простого гражданина и прямо передают его в руки государства.
Федеральный закон №31, вступивший в силу 18 марта этого года, допускает широкую и часто неопределимую трактовку «фейковых новостей», чтобы использовать ее в качестве оправдания для подавления свободы слова.
«Закон направлен на пресечение распространения под видом достоверных сообщений недостоверной общественно значимой информации, которая создает угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию… транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи».
Выходит, что Госдума определяет «недостоверную общественнозначимую информацию» как «поддельные новости». Редко бывает так просто это определить.
Кроме того, кто решает, что является, а что нет достоверной информацией? В тексте закона такого ответа нет. Боюсь того, что решать это в каждом конкретном случае будет местная полиция. Закон гласит, что полиция может подготовить отчет и передать его в местные суды для вынесения решения.
Складывается также впечатление, что «угроза массового нарушения общественного порядка» также может служить оправданием для подавления гражданских протестов.
Самая вопиющая из этих поправок — федеральный закон №30. То, что вызывает лично у меня озноб — потому что это именно тот тип националистической риторики, который исторически использовали деспоты для нахождения у власти; и это тот же тип законов, который применяется авторитарными правительствами Африки по сей день. Вчитайтесь:
«Закон устанавливает порядок ограничения доступа к информации, выраженной в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную мораль или выражает явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, ее Конституции или органам власти, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации».
Это означает, что  может сослаться на все, что вы скажете критического по отношению к правительству, , любому из депутатов Госдумы, печальному состоянию российских дорог, налоговой политике — как оскорбительное и неуважительное!
Это антиутопическое будущее может быть нудным повторением того, что вам уже знакомо. Такого либертарианского наблюдателя, как я, подобные законы заставляют вспомнить, что  вновь приближается к тем «старым добрым временам» чистого коммунизма, где власть имела полный контроль над людьми. Как общество мы должны продвигаться вперед от ошибок, которые мы совершили, а не отступать назад в трясину, откуда мы пришли.
Я отвлекся.
Что еще более безумно, так это то, что существуют реальные штрафы за реализацию вашего права на выражение мнения. Штрафы устанавливаются таким образом, чтобы нацеливаться на обычных россиян, а также на прессу, которая осмеливается распространять идеи свободы слова.
Как я выяснил, среднемесячная заработная плата, по данным Росстата, составляет около 42000 рублей (на основании последних данных за год). Поскольку я всего лишь ваш сторонний наблюдатель, вы гораздо больше меня осведомлены о том, какой показатель в вашем регионе, — готов поспорить, что наверняка он ниже (по последним данным Саратовстата, средняя зарплата в области — 27452,4 рубля. — Прим. ред.).
Федеральный закон №27 гласит, что при первом нарушении этого нового закона среднестатистический гражданин заплатит от 30 тысяч до 100 тысяч рублей.
Так что можете рассчитать, на сколько месяцев человек, просто выражающий свое мнение, будет загнан в финансовую ловушку от этого драконовского закона.
Настало время перемен
Это редкость — встретить американца, который глубоко задумывается о состоянии российской политики, не говоря уже о пугающем состоянии свободы слова. Большинство людей здесь могут вспомнить только случай, когда Путин посадил в тюрьму участников группы Pussy Riot, но только потому, что в Америке «киска» — это смешное слово, и идея, что власть сажает музыкальную группу в тюрьму, сумасшедшая.
Черт, у нас было целое десятилетие музыки, породившей целое поколение людей, которые не доверяли нашей системе. Песни протеста, такие как «Imagine» Леннона, «Ohio» и «Alabama» от Crosby, Stills, Nash & Young и «Blowin’ in the Wind» Дилана продемонстрировали, как возникала скрытая борьба, как была сломана система, и как обычные люди могут действовать, чтобы изменить ее.
Я должен сказать о том, что происходит, когда американец говорит что-то критическое, еретическое или неуважительное к обществу, государству, официальным государственным символам: НИЧЕГО.
Пока не наносится вреда физической безопасности другого человека, не создается конкретных угроз в отношении другого человека или нет пособничества терроризму, государство обычно не беспокоит человека.
Я не говорю, что эта модель работает безупречно — вы, несомненно, слышали о многочисленных школьных и публичных перестрелках, спровоцированных онлайн-сообществами (защищенными нашими законами о свободе слова), — но преступники всегда найдут способ нарушить порядок.
Вот почему я нахожу этот «пакет Клишаса» таким опасным. Российское государство так боится слышать инакомыслие, что авторы этих законов разработали способ ограничения свободы слова, свободно определяя критическое высказывание как «фальшивые новости». И есть целый закон, в котором нет ничего, кроме определения того, что может быть оскорбительным для российского правительства. Государство боится, что люди будут высказывать свое мнение.
Российское государство так боится слышать инакомыслие, что авторы закона разработали способ ограничения свободы слова. Они боятся, что люди будут высказывать свое мнение.
Кроме того, если вы помните, более 15000 человек вышли на проспект Сахарова в марте, чтобы выразить протест против идеи суверенного (российского) Интернета, который может регулироваться и контролироваться государством. Более 15000 человек высказались против этого.
И вы должны справедливо не соглашаться с этими законами, которые сейчас действуют. Они влияют на вас напрямую и предназначены для угнетения свободы слова под предлогом оскорбления государства или распространения фейковых новостей.
Я — всего лишь ваш скромный американский наблюдатель, и я не ошибаюсь, что в этот момент в вашей стране происходят очень пугающие нападения на прессу и свободу слова.
Настало время перемен.
Включите любимую песню протеста и приступайте к работе!
Переведено Гульмирой Амангалиевой
Оригинал:
Vodka, Pussy Riot and the Frightening Russian Attacks on Free Speech
[An Observation by an Outsider]
Conner Mathis
All Russians drink copious amounts of vodka.
All Russians are usually cold.
Putin rides horses, shoots shit, and is a badass.
Damn, that’s a fine woman…she’s probably Russian.
So, hello. Nice to meet you, I’m your humble American observer, just explaining some well-held beliefs we Americans think of our red cousins. It doesn’t usually matter where any particular Russian is from, Kamchatka to Vladivostok, Siberia to Saratov, we usually only think of Moscow.
And vodka! And bearish men, and stout women! And nesting dolls!
I hope you’ve caught on to my sardonic manner of speech at this point, because the idea of this article isn’t to teach a lesson in cross-cultural humor. There are some incredibly grave things happening in Russia at the moment.
If you can get past my tongue-in-cheek idea of an introduction, keep reading, because there were an actual nesting doll of laws that were recently put into place by your trusted leaders in the Duma that seek to attack, undermine, and lambast the idea that free speech should be free.
I find it all the more ironic that from the very place Nikolai Chernyschevsky was born, right in Saratov, is one of the authors of that nesting doll of laws.
History lessons
There are a group of bills signed into law that the International Center for Non-Profit Law (ICNL) calls the «Klishas package, » that attacks your freedom to speak freely, and severely curtails what independent press can critically write about the Russian state.
Andrei Klishas and Lyudmila Bokova (of the Federation Council), and Dmitry Vyatkin (of the State Duma) introduced four nationwide laws that seek to limit things like making critical arguments against the State, disagreeing with politicians, and puts a chilling effect on journalist’s work in exposing corruption. These laws can arbitrarily classify legitimate information as «fake news.»
Interestingly, as I found out, Bokova is from Saratov. According to RosCongress, a pro-Russia-interest website promoting the state’s economy, Bokova taught history (among other things) at the Borisoglebsk Institute.
The irony of Bokova teaching history and hailing from the birthplace Chernyschevsky shouldn’t be lost if you know that he crusaded most of his literary life trying to gin up support for a popular Russian revolution; quite the socialist.
Bokova’s history classes might have skimmed over that most famous Saratovian, because her sponsorship of these bills underlies possibly a tacit belief in authoritarianism, as later on I will explain how much these laws wrest control from the ordinary citizen, and put it squarely into the hands of the government.
These four laws were put into effect on March 18, 2019.
Federal law #31 uses the broad and often indefinable idea of «fake news» to use as a justification to stamp out truly free speech. Based on an available English translation, provided by the ICNL:
“The law aims to curb the dissemination, under the guise of reliable messages, of unreliable, socially significant information that creates a threat to harm to life and (or) the health of citizens, property, the threat of mass disturbance of public order and (or) public security, or the threat of interference with the functioning…of… transport or social infrastructure, credit institutions…industry and communications. ”
Based on this, you can assume the Duma is defining «unreliable, socially significant information» to mean «fake news.» It’s rarely ever that easy to define.
It also sounds like «the threat of mass disturbance of public order» could also be a justification to quell civic protests.
Also…who gets to decide what is and what is not reliable information? There is no text in the bill that gives that answer. What I’m afraid of is that answer might be decided on a case-by-case basis, by local police. Law #31 says that the police may prepare a report and give it to local courts to adjudicate.
The most egregious of these laws is #30. This is the one that gives me chills, because it’s exactly the type of nationalist rhetoric despots historically have used to reign in power, and is the same type of laws small-time authoritarian governments in Africa use to this day. Read:
“The law establishes a procedure for restricting access to information, expressed in an indecent form, which offends human dignity and public morality, or expresses obvious disrespect for society, the state, official state symbols of the Russian Federation, its Constitution, or authorities exercising state power in the Russian Federation. ”
This means that anything you might have to say that is critical of the government, Vladmir Putin, any one of the politicians in the Duma, the sad state of Russian roads, tax policy, literally anything critical of the government, could be cited by Roskomnadzor as being offensive, and taken down.
Keeping in mind, this kind of dystopian future might be a mundane repetition of what you already know. However, to a rather Libertarian-minded observer like me, these kind of laws make me froth at the mouth to know that the Russian government, is once again, barreling closer to those «good old days» of pure communism, where they did have complete control. As a society, we are supposed to make progress forward from the mistakes we’ve made, not slip backwards into the quagmire we know from whence we came.
I digress.
What’s even crazier is that there are actual fines for exercising your right to express an opinion. The fines are set up in a way that target everyday Russians, and the press that dare to disseminate the idea of free speech.
As I had discovered, the average monthly salary, according to the Federal State Statistics Service, is around 42,000 Rubles (based on the latest report which is a year old).
As I’m only your observer, you’re much more abreast on what this figure should be in your region, and I’d take a bet on it even being lower.
Federal law #27 (signed into effect with the other three laws) states that with a first offense of this new law, the average citizen can be expected to pay up to 100,000 Rubles.
So for someone merely expressing their opinion ensnared by this draconian law, they can be on the hook for month’s worth of pay.
It’s time for a change
It’s a rarity that you would find an American that really thinks somewhat deeply about the state of Russian politics, let alone the scary state of free expression. Most people here can recall when Putin jailed the members of Pussy Riot, but only because in America, «pussy» is a funny word, and the idea that government would jail a music band is crazy.
Hell, we had an entire decade of music that took aim at our government, fired, and engendered a whole generation of people to be distrustful of our system. Protest songs like Lennon’s «Imagine, » CSNY’s «Ohio» and «Alabama, » and Dylan’s «Blowin’ in the Wind, » exemplified how there was an undercurrent of struggle, how the system was broken, and how ordinary people can act to change it.
I must point out what happens when an American says something critical, heretical, or in the context of Russian Federal law #30 (obvious disrespect for society, the state, official state symbols): NOTHING.
As long as the speech isn’t legitimately harming the physical safety of another person, giving specific, actionable threats against another person, or promoting terrorism, it’s generally left alone by the government.
I’m not saying this model works flawlessly—you’ve no doubt heard of multiple school and public shootings spurred by online groups (protected via our laws on free speech) emanating from the United States—but lawless and and menacing people will always find a way to game the system.
Which is why I find this «Klishas package» so dangerous. The Russian state is so afraid to hear dissent that the law’s authors have designed a way to curtail free speech by loosely defining offensive content as «fake news, » which in reality, is whatever the state decides it to be.
There’s an entire law (Federal law #30, if you remember) that does nothing but define what could be offensive to the Russian government. They’re afraid of people speaking their minds.
Also, if you remember, more than 15,000 people turned out on Sakharov Avenue in March to protest the government’s idea of a sovereign (Russian) internet, one that can be regulated and controlled by the government. More than 15,000 people rejected that idea.
And you should rightly disagree with these laws that are now in effect. They affect Russians just like you, and are meant to chill the spread of free, unrestrained thought under the guise of insulting the state or else in the case of Federal law #31, being «fake news.»
I am your humble American observer, and what I don’t misappropriate are the very frightening attacks on the press and free speech happening at this very moment.
It’s time for a change, and I’m only your humble American observer, however:
Cue up your favorite protest song and get to work!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео