Ещё

о привлекательном направлении для безвизовых поездок россиян 

«Взаимное охлаждение отношений и Запада можно понимать не как трагедию изоляции, а как обращение к более ресурсному, менее изученному культурному коду. Чем больше времени русские будут проводить в восточных странах, тем мощнее пойдёт процесс интеграции культур. Особенно если согласиться, что мы знаем не всё и нам есть чему поучиться. Главное — что азиатские соседи также стремятся к союзу, открывая доброжелательные объятия русским туристам, например предлагая безвизовый въезд».
Россия за последние десять лет удвоила число стран, которые граждане могут посещать без визы. Россиянам открыт безвизовый въезд в 116 государств. Среди них , , , , , Сейшельские острова, , , , .
Очевидно, что Россия совершает исторический разворот от Запада в сторону Востока.
Среди интеллектуальной элиты Европа постепенно перестала быть модным направлением для путешествий. Не последнюю роль в этом сыграла финансовая сторона вопроса, менее благосклонная к интеллектуалам, в отличие от бизнес-элиты. Цены в евро при пересчёте поражают неадекватностью, превращая Лазурные берега и Альпы в сказку для избранных, для желающих в неё верить.
Выбирая недавно поездку между Барселоной и Таиландом, я с изумлением обнаружила, что Таиланд многократно дешевле, несмотря на дальний перелёт. Азия открывает русским свои объятия, в то время как Европа показывает зубы. Визы, недоброжелательное отношение — всё это смущает. Игра в страну третьего мира морально устарела, жизнь подбрасывает другие пути.
В моду вошёл внутренний туризм, благо родина фактически бесконечна и таит в себе множество природных чудес. Байкал, ,  — путешественников со всего мира. Лучший климат на Южном берегу , который пока ещё дешевле побережья Коста-Брава в десять раз. Желание быть со своим народом во всех навалившихся ограничениях также обязывает. Европа как место отдыха выглядит вызывающе буржуазно и нефункционально.
Путешествия символизируют стремление к познанию и расширению кругозора, путешествие — в первую очередь обновление информационной матрицы. Путь информационного обновления лёг в сторону Востока.
Европейские империи создали тот мир, в котором мы живём, и те идеологии, посредством которых мы их оцениваем. Но культурный и цивилизационный тупик развитых стран располагает к поиску знаний в неизведанных или забытых землях. Если не бояться наступающей новой эпохи, смотреть ей прямо в глаза и делать разумные шаги навстречу, можно приобрести преимущества, сохранив лучшее от прежних времён.
Зачем цепляться за уходящую натуру?
Юваль Ной Харари — израильский историк — в бестселлере «Sapiens: Краткая история человечества» анализирует путь к успеху европейских империй, качества, давшие им главенствующее положение в мире в течение нескольких веков.
В 1775 году доля Азии в мировой экономике составляла 80%. Одни только Индия и Китай в совокупности производили две трети общемировой продукции. Европа рядом с ними оставалась экономическим карликом.
За XV и XVI века европейцы успели проплыть вокруг Африки, исследовали Америку, пересекли и Тихий океан, и Индийский, основали колонии и морские базы по всему миру.
До современной эпохи империи не снаряжали экспедиции для разведки и завоевания дальних стран не из-за отсутствия технических возможностей, а из-за отсутствия интереса. Римляне не пытались завоевать Индию или Скандинавию, Персия не покушалась на Испанию или Мадагаскар, а Китай — на Индонезию или Африку.
Большинство китайских правителей не трогали даже близлежащую Японию. И это было понятно: зачем римлянам Индия или китайцам Индонезия? Но в начале современной эпохи европейцы словно подхватили странную лихорадку, гнавшую их к дальним неведомым странам, заселённым людьми совершенно иной культуры.
Технологии сыграли важную роль в XIX—XX веках, но в начале современной эпохи они были ещё не столь важны. Важнее оказалось другое: ботаник в поисках новых растений и морской офицер в поисках новых земель прекрасно понимали друг друга. Они оба начинали с признания своего невежества, оба говорили: «Я не знаю, что там, за горизонтом», — и, отправляясь туда, делали открытия.
Иными словами, авторитетный нынче Юваль Ной Харари (с ним есть интервью Познера) утверждает: любопытство — двигатель прогресса.
Взаимное охлаждение отношений России и Запада можно понимать не как трагедию изоляции, а как обращение к более ресурсному, менее изученному культурному коду. Чем больше времени русские будут проводить в восточных странах, тем мощнее пойдёт процесс интеграции культур. Особенно если согласиться, что мы знаем не всё и нам есть чему поучиться.
Главное — что азиатские соседи также стремятся к союзу, открывая доброжелательные объятия русским туристам, например предлагая безвизовый въезд.
Глубокие морщины опыта Европы больше не вдохновляют, напротив — толкают на поиски опор там, где восходит солнце. Тем паче что географическое расположение и общая история народов позволяют понимать и принимать восточные концепции с наименьшими конфликтами.
Интеллектуальная элита — люди науки и искусства — могут устремить мысли и жажду познания на альтернативные территории. Взгляд за горизонт и первые к нему шаги всегда были прерогативой смелых и уверенных в себе основателей империй.
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.
Видео дня. Кормившую грудью ребенка женщину выгнали из Третьяковки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео