Ещё

Foreign Affairs (США): будущие лидеры мировой экономики 

Фото: ИноСМИ
Страны, которые некогда возглавляли движение мира к экономической открытости, теперь скатываются в протекционизм. За прошедшие два с половиной года Соединенные Штаты вышли из Транстихоокеанского партнерства и ввели пошлины на сталь, алюминий и широкий ассортимент других китайских товаров. Соединенное Королевство постепенно выходит из крупнейшей в мире зоны свободной торговли. А рост националистических настроений угрожает тем, что подобное саморазрушительное поведение повторится в других местах. Богатый мир разворачивается внутрь.
Худший момент для этого трудно представить. Хотя сейчас набирает обороты критика свободной торговли, глобализация сама по себе оборачивается в пользу богатых стран. Экономический рост в развивающихся странах стимулирует спрос на продукцию, производимую в развитых странах. Торговля услугами — на подъеме. Компании размещают производство ближе к своим клиентам, чтобы быстрее реагировать на изменения спроса. Автоматизация производства снизила темп постоянного поиска людей, желающих работать за все более низкую заработную плату. А то, какими сложными становятся современные товары, означает, что разработка, дизайн и техническое обслуживание становятся важнее, чем само производство.
Все эти тенденции играют на руку сильным сторонам развитых стран, где квалифицированная рабочая сила, серьезный капитал, огромная клиентская база и целые кластеры высокотехнологичных компаний работают вместе на современную экономику. Страны со средним уровнем дохода, такие как Китай и Мексика, также могут извлечь выгоду из следующего этапа глобализации (хотя изменение структуры торговли и инвестиций может оставить за бортом часть их рабочей силы, как это происходит в богатых странах последние два десятилетия). При этом главное преимущество наиболее бедных стран — дешевая рабочая сила — на глазах будет терять свою ценность.
Богатые страны выбрали чрезвычайно неудачное время, чтобы начать отгораживаться от торговли, инвестиций и иммиграции. Вместо того, чтобы сжигать мосты сейчас, когда преимущества глобализации начали возвращаться в развитый мир, им следовало бы научиться извлекать выгоду из этих меняющихся моделей глобализации. Сделать так, чтобы выгодно было всем, а не только тем, кто уже успешен, будет непростой задачей. Но зато есть один надежный способ убедиться, что все потеряют — богатым странам всего лишь нужно отвернуться от открытого мира тогда, когда они становятся его хозяевами.
В БЫЛЫЕ ВРЕМЕНА…
В 1990-х и в начале текущего столетия стремительно развивалась торговля, в особенности — промышленными товарами и природными ресурсами. Вступление Китая во Всемирную торговую организацию в 2001 году помогло создать огромный новый центр для производства трудоемких товаров. Цифровая революция позволила многонациональным компаниям расширить цепочки поставок по всему миру. Этот всплеск глобализации частично был вызван торговлей промежуточными товарами, такими как сырье и компьютерные микросхемы, номинальная стоимость которых утроилась — с 2,5 триллиона долларов в 1995 году до 7,5 триллиона долларов в 2007 году. За этот период общая стоимость товаров, продаваемых каждый год, росла более чем вдвое быстрее, чем мировой ВВП.
Затем наступил Великий экономический спад. Глобальные торговые потоки резко сократились. Большинство аналитиков предполагало, что, как только начнется постепенное восстановление мировой экономики, торговля возобновится. Они ошибались. С 2007 по 2017 годы экспорт сократился с 28% до 23% мирового валового продукта. Спад был наиболее ощутим в отношении внешнеторговых товаров со сложными глобальными цепочками добавленной стоимости, таких как компьютеры, электроника, транспортные средства и химикаты. Спустя десятилетие после Великого спада становится очевидным, что торговля не возвращается к своим прежним моделям и темпам роста.
Торговля услугами займет небывалую долю в мировой экономике.
Отчасти это происходит потому, что расстановка сил в мировой экономике меняется по мере того, как Китай и другие страны с развивающимися рынками достигают следующей стадии развития. После того, как в течение нескольких десятилетий развивающиеся страны участвовали в мировой торговле в основном в качестве производителей, они становятся сейчас основными двигателями спроса в мире. Например, в 2016 году автопроизводители продали на 40% автомобилей больше в Китае, чем в Европе. Ожидается, что к 2025 году развивающиеся рынки будут потреблять две трети мировых промышленных товаров, а к 2030 году они будут потреблять более половины всех товаров.
Растущий спрос Китая означает, что там продается больше товаров местного производства. В 2007 году Китай экспортировал 55% потребительских электронных товаров и 37% производимого им текстиля; в 2017 году эти цифры составляли 29% и 17% соответственно. Другие страны с развивающейся экономикой идут по тому же пути.