Ещё

Зачем бойцы горного спецназа перенимают опыт староверов 

Зачем бойцы горного спецназа перенимают опыт староверов
Фото: Российская Газета
Как кадеты президентского училища — подростки — переносят нагрузки в горах?
Алексей Машков: Им все по плечу. Еще один учебный центр горной подготовки и выживания находится возле поселка Терскол в  — так вот там подготовка третьей и четвертой категории сложности. А у нас — первая категория, подростки вполне справляются. Кстати, после 1945 года в мире произошло несколько сот локальных военных конфликтов, и треть из них — в горах. Военная политика строится на оборонительных принципах, а учитывая, что 40 процентов территории страны составляет горная местность, очевидно, что у нас должны быть специально обученные войска.
Что в горах важнее всего?
Алексей Машков: Главная задача — забыть о себе. Нужно думать только о другом человеке, о том, кто идет рядом. В горах он становится другом навеки, это не пустые слова. Мы с напарником, подполковником Ченцовым, ходим в горы вдвоем, без команды. Нам даже не нужны слова, чтобы понимать друг друга, по одному движению веревки я знаю, что он чувствует, какое действие его будет следующим.
Однажды мы, связанные сорокаметровой веревкой, шли по гребню в районе Архыз на Кавказе и попали в грозу. Внезапно я сорвался, показалось: все, конец. Но напарник, не думая, спрыгнул с другой стороны гребня. Мы повисли с двух сторон и в итоге выбрались. Тут единственно правильное решение было принято за доли секунды.
В «Ергаках» учатся у местных жителей?
Алексей Машков: Так точно. Мы перенимаем опыт не только местных охотников, но и староверов, которые живут обособленно. Установить контакт с ними было довольно сложно. Например, гостя не пускают в дом, а посуду, из которой он ел, хозяева сами использовать больше не будут. Но это не оскорбление, а опыт — им нельзя подрывать иммунитет, который будет сложно восстановить без современных медикаментов. У староверов веками вырабатывались особые навыки выживания. Они знают, что трава саган-дайля — отличный природный энергетик, ее заваривают как чай, а висячий мох поможет обеззаразить рану или вылечить ангину. Из дерева можно достать короедов — и не погибнуть от голода.
Мы с напарником ходим в горы вдвоем, без команды. Нам даже не нужны слова, чтобы понимать друг друга, по одному движению веревки я знаю, что он чувствует, какое его действие будет следующим
Говорят, альпинисты суеверны…
Алексей Машков: В горах важно доверять субъективным ощущениям и объективным признакам. Например, очень важно вовремя почувствовать грозу. В горах погода меняется стремительно: то светит солнце, то вдруг налетели тучи. А ведь молния — причина почти 90 процентов случаев гибели в горах. Опыт позволяет предугадывать подобную опасность, а если уж гроза застала в горах, то избежать удара. Ни в коем случае нельзя прижиматься к скале вплотную. Но первым делом избавиться от телефонов, антенн и железного снаряжения, которого на альпинисте около 15-17 килограммов.
Порой сталкиваешься с необъяснимыми вещами. Есть на Кавказе Скала Молчания. В годы войны немцы заняли в том районе обширные позиции, хорошо укрепились, и наши не могли подняться «в лоб». Командиром было принято решение без веревок и снаряжения, чтобы немец не услышал, подняться в том месте, которое выглядело неприступным. Шло человек тридцать. Большинство погибло при подъеме — они падали без единого крика, молчали, чтобы не выдать позиции товарищей. Дошло меньше трети, но они появились неожиданно и уничтожили группу противника. Эту историю я услышал от тренера: он сказал, духи погибших остались в этом ущелье. На ночь мы остановились среди валунов, попили чай, оставили кружки на камне. Вдруг перед сном услышали стук. Он быстро стих, все уснули, а утром обнаружили наши кружки в двухстах метрах от того места, где мы их оставили. Вот хочешь верь, хочешь — не верь.
Жильцы дома избавляются от соседства с больными детьми
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео