Ещё
Пока вы не уснули: Россия и Франция взбесили Киев
Пока вы не уснули: Россия и Франция взбесили Киев
В мире
Почему разбился Ми-28
Почему разбился Ми-28
Происшествия
Украина определилась с ролью России в убийстве Шеремета
Украина определилась с ролью России в убийстве Шеремета
Происшествия
Стало известно о "шокирующих" материалах по делу Шеремета
Стало известно о "шокирующих" материалах по делу Шеремета
Происшествия

Почему экономический рост «задыхается»? 

Почему экономический рост «задыхается»?
Фото: Вести Экономика
, 1 июля — «Вести. Экономика» Экономика вступила в 11-й год непрерывного подъёма, побив предыдущий рекорд длительности экономического роста без рецессий в американской истории.
Но многие экономисты совсем не рады этим беспрецедентным результатам, они делают из них вывод, что рецессия уже давно должна была начаться — и начнётся, если уж не прямо сейчас, то совершенно точно до президентских выборов 2020 года. Как пишет главный экономист Gavekal Dragonomics Анатолий Калетский в своей статье на Project Syndicate, к счастью для экономики США, и к сожалению для оппонентов президента , сама идея, что периоды экономического подъёма обладают неким естественным сроком жизни, а затем умирают от старости, не подтверждается ни эмпирически, ни теоретически.
Как показывает история, длительность периодов подъёма американской экономики после окончания Второй мировой войны варьировалась от 12 до 120 месяцев, не демонстрируя каких-либо признаков возврата к усреднённым долгосрочным темпам роста. Более того, можно утверждать, что 18-летний период с 1982 по 2000 годы был в реальности периодом продолжительного экономического подъёма, который лишь на краткое время был прерван всплеском цен на нефть, спровоцированным вторжением в .
Есть и более наглядные примеры, когда развитые страны избегали рецессии намного дольше, чем только что установленный 10-летний рекорд США. вступила сейчас в 28-й год подряд без рецессии, а в  непрерывный рост экономики наблюдался в течение 17 лет — с 1992 по 2008 годы. Между тем, в отличие от США, Австралия и Великобритания в значительно большей степени подвержены рецессиям, потому что их экономика зависима от спекуляций на рынках сырья, финансов и недвижимости.
Экономические принципы тоже мало чем могут помочь защитникам теории «запоздалой рецессии». Для любой рыночной экономики, которая сравнительно хорошо управляется, нормальным состоянием после изобретения активной политики управления спросом в 1940-х годах стал непрерывный подъём с темпами роста на уровне долгосрочного тренда (примерно 2% в США). В послевоенный период рецессии начинались, как правило, по трём причинам: значительное ужесточение монетарной или бюджетной политики в ответ на инфляционное давление; какой-либо финансовый кризис, например, крах рынка субстандартной ипотеки в 2008 году или технологических компаний в 2000 году; или, наконец, сильный внешний шок, ведущий к резкому повышению цен на энергоносители. Пока не случится одно из перечисленных событий, мы можем быть вполне уверены в том, что подъём американской экономики не прекратится просто «из-за старости».
Почему же тогда столь многие экономисты тревожатся сейчас по поводу рецессии в США и убеждены в том, что финансовые рынки недооценивают негативные риски экономического роста? Главные причины этих тревог — американо-китайская торговая война и предостерегающий сигнал финансовых рынков под названием «инверсия кривой доходности». Первый риск понятен, а второй требует некоторого пояснения.
Инверсия кривой доходности — это сравнительно необычное явление, когда доходность по долгосрочным облигациям падает ниже краткосрочных процентных ставок. В США ставка овернайт по федеральным фондам равна сейчас примерно 2,4%, а доходность по десятилетним облигациям недавно упала ниже 2%.
Подобную инверсию часто называют сигналом неизбежной рецессии, хотя и не следовало бы так делать. Нередко этот «сигнал» раздаётся за годы до начала рецессии, которую он якобы предсказывает. Но ещё важнее то, что ценообразование на рынке облигаций радикально изменилось за те десять лет, которые прошли со времён мирового финансового кризиса. Доходность по облигациям становится всё более оторванной от ситуации в реальной экономике, что вызвано отчасти политикой количественного смягчения и требованиями регуляторов к пенсионным фондам покупать облигации вне зависимости от состояния экономики, но в ещё большей степени — тем, что инфляция, похоже, потеряла привычную связь с уровнем безработицы и темпами роста экономики.
Даже если эта потеря связи между темпами роста экономики и уровнем инфляции окажется в конечном итоге иллюзорной, уже сам факт уверенности и других центральных банков в нарушении традиционных с