Ещё

Геннадий Чихачев: Знаете, я люблю, когда на спектакле плачут 

Геннадий Чихачев: Знаете, я люблю, когда на спектакле плачут
Фото: Вечерняя Москва
Как живет театр сегодня и чем радует своего преданного зрителя, «Вечерке» рассказал худрук и основатель Московского государственного музыкального театра .
Для Московского государственного музыкального театра под руководством Геннадия Чихачева нынешний год вполне можно назвать премьерным. Закончился двухлетний ремонт здания театра на юго-востоке столицы, труппа осваивает новую большую сцену, примеряя на нее старые спектакли и новые постановки. А уж летние премьеры здесь стали доброй традицией.
Вот и сейчас в кабинете основателя и художественного руководителя театра Геннадия Чихачева слышатся бурные обсуждения: разговор о костюмах для нового мюзикла «Три мушкетера» на стихи в самом разгаре. Эта премьера состоится 30 июля.
— Геннадий Александрович, в обновленном здании вы работаете меньше года. Освоили уже его современные возможности?
— Пока притираемся. Часть репертуара приспособили под большую сцену, например, вернули «Бесприданницу». А для каких-то спектаклей необходимо делать другие декорации, то есть по сути начинать все заново. Новый зал рассчитан на 479 мест и действительно оборудован по последнему слову техники. У нас 3D-экран на 90 квадратных метров, современная световая аппаратура, сценический круг с кольцом, люки провалов, из которых артисты могут неожиданно исчезать и появляться. Но все это еще, конечно, нужно освоить. Что-то максимально используем в «Трех мушкетерах». Это первая попытка поработать с новыми для нас техническими возможностями.
И в самом мюзикле будет современное звучание. Музыку заказали нашему, как мы говорим, «придворному» композитору, Владимиру Качесову. Получилась очень хорошая музыка, от некоторых хоров и ансамблей просто мурашки бегут по коже. В наши дни мало кто владеет мастерством мелодиста, а мы такого талантливого композитора нашли.
— Ваш театр изначально создавался как детский. А с какого возраста, по вашему опыту, нужно приобщать ребенка к театру?
— Где-то лет до пяти, когда ребенок за юбку держится, он — любознательный, абсолютно доверяющий миру, понимающий, что зла в нем не может быть, искренне верит в сказки, в Деда Мороза. Раньше мы класса до третьего доживали в этом состоянии. Сейчас дети другие. И все очень индивидуально.
Тогда понял: «Это наш! Парень, на котором можно делать театр». Дал ему визитку, пригласил в Москву. А он пропал, не звонит! Через знакомых стал выяснять. Оказалось, он решил: это с расстройства померещилось, что его в московский театр пригласили работать. А сейчас он создает вокруг себя свой мир и живет театром…
— Вы строгий руководитель?
— Я — диктатор. Но у нас в театре все понимают, что только в атмосфере строгой дисциплины может достигаться результат. Однако при этом у нас очень дружный коллектив. Устраиваем капустники, обязательно с днем рождения всех поздравляем. Актеры друг друга берегут, стекло в обувь перед выходом не подкладывают или платье перед премьерой не режут уж точно. Когда приходит новый артист, у нас ему все готовы помогать. И в обиду я никого из своей труппы не дам, а если что-то нужно, всегда первым приду на помощь. Вот такая диктатура.
— Геннадий Александрович, а что будет дальше? Мечта-то сбылась…
— Все время должно что-то меняться. До ремонта я жил на волне «три года — цикл». Это когда наступает подъем, становится хорошо внутри и хорошо со зрителем. Но как только мы встаем в ситуацию равновесия, я первый, кто начинает дергаться, потому что знаю: это не приведет ни к чему хорошему.
Поэтому, когда спокойно и стабильно, тут же начинаю ломать все, что до этого строил. В театре не может быть спокойно, иначе он перестанет быть театром. Нас выбил из колеи ремонт. Мы сейчас вроде бы занимаемся рутиной, восстановлением.
Надо вернуть спектакли, приспособить их к новой сцене. Это не продвижение вперед, но пройти этот этап все равно надо, хотя он оттягивает назад. У нас уже написаны «Гуси-лебеди», закончили либретто «Грозы», над которым работали полтора года. Но успокоенность мешает. Если я не горю, а тлею, то труппа даже дымить не будет. Горение надо поддерживать. Иногда я намеренно иду в материал, который кажется заведомо провальным. Потому что это и есть то самое сопротивление. Мне нужен художник, который будет мыслить не так, как я. Композитор, который не спрашивает «чего изволите?», а готов спорить до хрипоты. Только на преодолении что-то может получиться. В борьбе. Если не будет борьбы, эмоций, не будет ничего.
СПРАВКА
Расположенный на юго-востоке города, Московский государственный музыкальный театр под руководством Геннадия Чихачева был основан в 1987 году заслуженным артистом и деятелем искусств России, лауреатом премии Геннадием Чихачевым в бывшем здании кинотеатра «Ташкент». Он задумывался как театр-студия, после получил статус муниципального, а затем и государственного театра.
Читайте также: Премьера спектакля-триллера состоялась в столице
Видео дня. Кормившую грудью ребенка женщину выгнали из Третьяковки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео