Ещё

Александр Грушко: вмешиваться в выборы — не стиль России 

Фото: РИА Новости
Двадцать пять лет назад, 24 июня 1994 года, Россия и ЕС подписали Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, которое заложило правовые основы взаимодействия двух сторон. Замглавы МИД РФ Александр Грушко рассказал в интервью РИА Новости о том, с чем РФ и Евросоюз подходят к юбилею этого документа, жива ли идея создания «большой Европы», кому и насколько вредят санкции, а также о том, как в Москве расценивают перспективы отношений с Европой.
— Александр Викторович, нынешний юбилей проходит не в самой благополучной атмосфере. Российско-еэсовские отношения по-прежнему в тупике, сохраняется санкционное давление. Как в ретроспективе можно оценить роль соглашения?
— Хотел бы, прежде всего, подчеркнуть символическое значение Соглашения о партнерстве и сотрудничестве Россия-ЕС для всего европейского континента. Его подписание 25 лет назад, 24 июня 1994 года, на греческом острове Корфу произошло в иных исторических условиях.
В то время, как казалось многим, образовался консенсус стран и народов Европы в пользу укрепления стабильности и процветания континента, его избавления от кризисов и потрясений, создания на нем единого социально-экономического, правового, научного и экологического пространства. Отсюда заложенная в Соглашении объединительная логика сближения и партнерства между крупнейшими соседями на европейском континенте. На ее основе в последующем развивалась совместная работа по выстраиванию «общих пространств» сотрудничества России и Европейского союза. Разумеется, не обходилось без проблем и разногласий. Однако до поры до времени их удавалось разрешать благодаря созданным соглашением прочным договорно-правовым рамкам сотрудничества. Весьма устойчивой оказалась учрежденная документом многоступенчатая архитектура политического диалога Россия-ЕС. Эволюционируя по мере внутренних преобразований в ЕС, она способствовала укреплению взаимопонимания и координации между нами по ключевым международным и региональным проблемам.
История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Однако, оглядываясь назад, можно предположить, что наблюдавшаяся в течение многих лет после заключения соглашения динамика всестороннего укрепления торгово-экономических, гуманитарных и политических связей Россия-ЕС, возможно, стала бы необратимой, если бы те принципы, под которыми мы совместно подписались, были переведены из области лозунгов в плоскость политической реальности и практических действий. Речь идет, прежде всего, о равноправии и учете взаимных интересов, взаимовыгодном продвижении процессов регионального сотрудничества и интеграции, а также о формировании единой Европы без разделительных линий.
Приходится констатировать, что к выстраиванию с Россией отношений, подразумевающих адекватный учет этих основополагающих принципов, Европейский союз оказался не готов. Потенциал для сближения не был использован полностью. На многих направлениях время было упущено. Втянувшись в геополитическую игру, Евросоюз собственными руками воздвиг водораздел, спровоцировав в 2014 году украинский кризис попыткой поставить наших соседей перед искусственным выбором между Россией и ЕС. Его последствия в виде нелегитимных односторонних санкций, а также решений ЕС о заморозке целого ряда приоритетных направлений сотрудничества нанесли ощутимый урон двусторонним отношениям Россия-ЕС. Очевидно, что эта ситуация является аномальной и, на наш взгляд, противоречит стратегическим интересам народов Европы. Справедливости ради стоит отметить, что так думаем не только мы, но и многие наши европейские партнеры, выступающие за развитие конструктивного диалога с Россией.
Но даже в таких условиях соглашение 1994 года и по сей день остается правовой основой нашего взаимодействия и исправно продлевается ежегодно в автоматическом режиме. Правда, находятся силы, готовые и к этому документу применить свойственную им абсурдную логику «чем хуже, тем лучше». Имею в виду, в частности, попытку некоторых евродепутатов включить в доклад Европарламента о состоянии российско-еэсовских политических отношений идею приостановить действие соглашения под предлогом того, что Россия больше не является стратегическим партнером ЕС. Сам факт того, что подобные деструктивные мысли культивируются и находят отклик у определенной части еэсовского истеблишмента, свидетельствует о том, что в вопросе нормализации отношений предстоит пройти нелегкий путь.
— Недавно прошли выборы в Европарламент, на очереди — кадровое обновление руководства брюссельских евроинститутов. Есть ли шанс на улучшение климата отношений и подвижки в политдиалоге Россия-ЕС?
— Полагаю, что этот вопрос следует адресовать стороне ЕС.
Мы не выдвигаем предварительных условий для снятия искусственных торгово-экономических ограничений и возобновления полноценного диалога на всех уровнях и по всему спектру вопросов двусторонней и международной повестки.
Очевидно, что к «бизнесу как обычно», существовавшему до кризиса 2014 года, мы уже не вернемся. Да и едва ли восстановление прежних форм сотрудничества, пусть и облеченных в красивые лозунги, способно обезопасить нас от рецидивов уже упомянутых мною конфронтационных и неравноправных подходов.
Видимо, в будущем отношения должны выстраиваться с опорой на прагматичный расчет и с оглядкой на практические потребности наших государств, граждан и деловых кругов. Уверен, что в рамках такой парадигмы у нас найдется немало точек соприкосновения. Ведь Россия и страны-члены ЕС не только принадлежат к единой культурно-цивилизационной матрице, но и связаны многочисленными нитями торгово-инвестиционного сотрудничества, научно-технологических обменов и межчеловеческих контактов. Общность географии диктует необходимость сообща противодействовать трансграничным угрозам, таким как терроризм и наркотрафик. К тому же перед нами стоят, по существу, те же вызовы, связанные с адаптацией к демографическим и климатическим изменениям, внедрением новой модели инновационной экономики и модернизацией ее технологической базы. Значительную добавленную стоимость в этом смысле может принести сопряжение экономических потенциалов двух сосуществующих на континенте крупнейших интеграционных проектов — ЕАЭС и ЕС.
Понятно и то, что отношения Россия-ЕС развиваются не в вакууме. Мир стремительно меняется, полицентризм стал реальностью. Драйверы экономического роста и политического влияния сдвигаются к Востоку. Только по этой причине вряд ли уместно говорить о возвращении к проекту построения «большой Европы». На передний план выходит сформулированная президентом России Владимиром Владимировичем Путиным задача формирования единого евразийского экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока. Но правда и в том, что одной из осей такого пространства будут оставаться отношения Россия-ЕС.
Рассчитываем, что те политические деятели, которым предстоит вскоре заступить на значимые посты в евроинститутах, обладают достаточным прагматизмом и реализмом для преодоления инерции в отношениях с нашей страной. В условиях динамично меняющегося глобального ландшафта им как никогда прежде будет необходим не скованный идеологическими шорами взгляд на вещи.
— А то, что нас обвиняют уже и во вмешательстве на выборах в Европарламент, вас не смущает?
— Помнится, что накануне выборов в Европарламент некоторые ведущие европейские новостные агентства спекулировали на тему возможного вмешательства России в избирательные процессы в ЕС. Складывалось впечатление, что европейское общественное мнение готовят к тому, чтобы объяснить прогнозировавшиеся низкие показатели партий еэсовского мейнстрима на выборах неким «зловредным российским вмешательством».
Однако никаких фактов на этот счет так и не было предъявлено, что легко объяснимо — это не наш стиль. Россия не вмешивалась, не вмешивается и не собирается вмешиваться ни в выборы в Евросоюзе, ни в какие-либо другие выборы. Готовы к взаимодействию с представителями всех политических сил, получивших мандат от европейского избирателя и настроенных на восстановление полноформатного взаимодействия с Россией.
Что касается упомянутых вами обвинений, воспринимаем их как часть масштабной кампании по дискредитации России. Бездоказательные, наспех скроенные выпады в наш адрес — все это отдает откровенным популизмом, не может не восприниматься как стремление возложить на Россию ответственность за существующие в Евросоюзе проблемы и обосновать необходимость увеличения ассигнований на борьбу с мнимой «российской угрозой».
— То есть Евросоюз — скорее, оппонент России или все же партнер?
— Несмотря на имеющиеся разногласия и естественную конкурентность международной среды, Россия никогда не меняла своих принципиальных подходов к взаимодействию с ЕС. Достаточно процитировать действующую Концепцию внешней политики Российской Федерации, в которой указано, что Европейский союз остается нашим важным торгово-экономическим и внешнеполитическим партнером; Российская Федерация заинтересована в выстраивании конструктивного, стабильного и предсказуемого сотрудничества со странами ЕС на принципах равноправия и взаимного уважения интересов.
Исходим из того, что Евросоюз обладает значительным потенциалом для укрепления международной стабильности и безопасности, содействия формированию подлинно многополярного мира. Мы заинтересованы в том, чтобы он был единым, крепким и, что немаловажно, самостоятельным в принятии решений, способным противостоять нажиму со сторону тех, кто использует все методы, включая нечистоплотные, чтобы углубить разделительные линии на континенте.
Уже ни для кого не является секретом, что понимание безальтернативности добрососедских и взаимовыгодных отношений с Россией превалирует в большинстве стран-членов ЕС. Вот только почему-то должного отражения в «генеральной» линии ЕС на российском направлении это не находит. Со своей стороны не намерены закрываться от Европы, частью которой мы всегда являлись. Это наш континент. При этом, разумеется, будем продолжать курс на развитие разноплановых связей с нашими партнерами в других частях мира.
— 19 июня Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини в ответ на запрос евродепутата заявила, что агропромышленный комплекс ЕС «оправился от российских контрсанкций». По ее словам, они оказали на европейскую экономику сдержанное влияние. Что бы вы могли сказать про это утверждение?
— Не могу комментировать, на какие источники опиралась Федерика Могерини. Но трудно быть не в курсе настроений в бизнес-сообществе Евросоюза. Российское руководство на регулярной основе встречается с представителями европейского бизнеса, которые отмечают, что санкционное противостояние между Россией и ЕС негативно сказывается на их интересах. За примерами далеко ходить не надо. Из многочисленных исследований, при всем разбросе оценок, складывается весьма драматичная картина понесенного сторонами экономического ущерба от взаимных ограничений. На днях, выступая в прямом эфире на российском телевидении, президент России Владимир Путин назвал цифру в 240 миллиардов долларов США применительно к потерям ЕС в результате введенных рестрикций.
Кстати, совсем недавно, на полях Петербургского международного экономического форума, премьер-министр одной из крупнейших федеральных земель Германии заявил о необходимости скорейшей отмены антироссийских санкций ЕС. Поддержку этой позиции выразили руководители других федеральных земель и представители бизнес-кругов ФРГ. По их информации, показатели экспорта только восточногерманских земель после введенных ЕС рестрикций упали на 60%. Как представляется, европейским политикам и бизнесу здесь есть, о чем задуматься.
— На недавнем заседании Европейского совета принят целый ворох решений «со знаком минус» по российской проблематике. Означает ли это, что «свет в конце туннеля» по-прежнему не просматривается?
— Действительно, утвержденные на недавнем заседании Евросовета 20 июня «заключения» в части, касающейся России, нельзя трактовать иначе, как очередное подтверждение сохраняющейся конфронтационной инерции в подходах Евросоюза к отношениям с нашей страной. Призывая нас освободить украинских моряков, участвовавших в преднамеренном нарушении государственной границы России в районе Керченского пролива в ноябре 2018 года, в Брюсселе никак не решатся признать ответственность Киева за эту провокационную и крайне рискованную акцию. По-прежнему игнорируется наша готовность оказывать максимальное содействие профессиональному и деполитизированному расследованию обстоятельств крушения малайзийского Boeing в июле 2014 года. Упоминание Евросоветом выдвинутых накануне Совместной следственной группой голословных обвинений о причастности российских военнослужащих к этой авиакатастрофе лишь подтверждает для нас политический и заказной характер этих следственных действий, заточенных на обслуживание изначально выбранной версии и направленных на дискредитацию Российской Федерации в глазах международной общественности.
И на этом, увы, демонстрация неспособности ЕС объективно взглянуть на причины нынешней тупиковой ситуации в отношениях с Россией не заканчивается. В «заключениях» Евросовета вновь не увидели понимания со стороны ЕС тех гуманитарных мотивов, которые побудили руководство России принять решение о введении упрощенного порядка выдачи российских паспортов жителям ДНР и ЛНР. Вместо того чтобы обратить внимание на тяготы, на которые бесчеловечная политика Киева обрекла население Юго-Востока Украины, еэсовцы рефлекторно тянутся к неработающему инструменту санкций. Впрочем, угрозы непризнания со стороны ЕС российских паспортов едва ли напугают жителей Донбасса, многие из которых вот уже пятый год выживают в условиях украинской блокады и артобстрелов.
Наконец, нет нужды в очередной раз повторять, что принятое Евросоветом решение об очередном продлении секторальных санкций, да еще и под циничным предлогом «невыполнения минских соглашений», вызывает у нас только сожаление. Это — еще одна упущенная возможность для оздоровления ситуации на европейском континенте. Расплачиваться за это решение, как и прежде, придется страдающим от санкционного противостояния еэсовским деловым кругам и рядовым гражданам. Со своей стороны вновь подчеркну, что мы не нацелены на конфронтацию и будем готовы к восстановлению сотрудничества с Евросоюзом, когда он сам будет к этому готов. Рассчитываем, что здравый смысл в итоге возобладает.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео