Войти в почту

Дело Голунова как часть внутривидовой борьбы силовиков

Журналист Андрей Сухотин в своей статье очень подробно описывает все обстоятельства задержания и то, что параллельно проходило на ПМЭФ. Согласно Сухотину эти события по времени пересеклись тоже не случайно. Силовикам из одного клана важно было подставить оппонентов и сделать это так, чтобы ситуацию в выгодном для них свете донесли до президента.

Дело Голунова как часть внутривидовой борьбы силовиков
© BFM.RU

Если коротко, целью было закрепить мысль о том, что Голунову наркотики подбросили по заказу тех, о ком он готовил статью. Вторая часть расследования Ивана Голунова еще не вышла, но судя по тому, что за последние недели писали другие СМИ, в тексте, скорее всего, будет упоминаться подполковник ФСБ Марат Медоев. Как сообщало издание «Проект», он напрямую связан с рынком похоронных услуг. Это важно для общественного мнения. Однако по версии Андрея Сухотина, не менее, а возможно и более важно то, что Марат Медоев приходится крестным сыном начальнику СЭБ ФСБ . И возможно, как раз крестный отец, как бы специфично это ни звучало в контексте, был целью этой сложной многоходовки. Или не только он. Все очень масштабно, говорит Андрей Сухотин

Андрей Сухотин журналист «У Управления ФСБ по и давнее противостояние с коллегами из УСБ ФСБ еще с момента знаменитого побоища на Хованском кладбище. Тогда это была постановка УСБ ФСБ с целью последующего доклада руководству страны о причастности к этому московского управления. В принципе, если бы УСБ ФСБ тогда не пострадало в результате скандального обыска у , я думаю, что и Марат Медоев, и уже давно бы лишились возможности руководить московским управлением. Но им повезло, они остались, а люди, которые организовывали обыск у Бельянинова, временно лишились должностей. Стройная система УСБ ФСБ посыпалась. Прошло несколько лет. Эта система вновь заработала. Люди распределились по местам и стали действовать, используя старые методы, которые, надо сказать, надо отдать должное, они используют абсолютно блестяще. Операция против Ивана Голунова филигранна».

В своей статье Сухотин резюмирует: тот самый крестный отец Медоева — Сергей Королев еще совсем недавно намеревался занять пост первого замдиректора ФСБ. Но сразу после скандала с Голуновым его имя убрали из проекта президентского указа о присвоении воинских званий. Стоять за всем этим по версии журналиста «Новой газеты» может бывший замначальника УСБ ФСБ — известный общественности как минимум участием в задержании . Однако некоторые политологи, опрошенные нами, призывают не вдаваться в конспирологию. Хотя бы потому, что и в версии журналиста «Новой» есть слабые места.

По данным Сухотина, задержание Голунова происходило так: еще в начале марта сотрудник оперчасти одного из получил от своего агента — сидящего в изоляторе, и наверняка подставного и спровоцированного на эту информацию и номер некого Ивана, якобы продающего мефедрон в одном из ночных клубов. И якобы, задерживая потом Голунова, оперуполномоченные были уверены, что задерживают наркоторговца. Вполне реально, говорит управляющий партнер компании «РИ-консалтинг», бывший следователь Роман Воронин.

Роман Воронин управляющий партнер компании «РИ-консалтинг» «Относительно того, что сотрудник в оперчасти сам там что-то решает, это действительно так, потому что они ведут оперативную работу, общаются с заключенными, и в зависимости от того, что за заключенный, насколько подробно информацию он дает, сотрудник части принимает решения оформлять записку или не оформлять. Дальше ход самой этой записки, ее прохождение по инстанциям, да, она, скорее всего, оказалась там именно потому, что он там живет или там ночной клуб. Это все изложено совершенно верно».

Но если оперативники были уверены в том, что берут дилера, а наркотиков у него при этом не оказалось? Их же кто-то все-таки подбросил. И опять-таки непонятным остается, как можно было вести подозреваемого несколько месяцев, собрать информацию обо всех его перелетах, но так и не выяснить, кем же он работает. А представитель напомню, на камеру говорил, что о том, что Голунов журналист — полицейские узнали только после его задержания.

Ответов на эти вопросы в статье Андрея Сухотина нет. Зато автор предостерегает коллег: «будьте осторожнее с источниками, особенно с теми, которые в итоге ведут на Лубянку». Тут спорить сложно, потому как на Лубянку в итоге могут привести и автора той или иной статьи. Но если последовать совету журналиста «Новой газеты» и сделать выводы из дела Голунова, то первый вопрос, который приходит в голову — а не является ли и статья Андрея Сухотина частью не менее сложной многоходовки, ведь в ней тоже очень много подробностей, также полученных от источников. И если все так, то непонятно, на чьей стороне прямо сейчас невольно может играть автор конкретно этих строк.