Ещё

Любовь Соболь: Власть начала получать по рукам. И это начало 

Любовь Соболь: Власть начала получать по рукам. И это начало
Фото: ИД "Собеседник"
На прошлой неделе произошел инцидент между главредом « Сегодня» и юристом фонда Навального . Ну как инцидент: Соболь просто поинтересовалась у Симоньян, что та думает о практике мэра раздавать подчиненным элитные квартиры, которые должны были отойти очередникам. Обычный вопрос так взволновал журналистку, что та от потрясения слегла в больницу.
С Соболь мы собирались говорить об этом, но тему беседы совершенно затмила борьба за освобождение другого журналиста — , который написал столько расследований о коррупции в Москве, что у него на днях «нашли» наркотики и отправили под домашний арест.
Свобода пресса. Дело Голунова слепили из того, что было?
— Я знаю Ваню много лет. А они, видимо, не знают совершенно, потому что чисто по-человечески он безобиден, как божий одуванчик, а профессионально известен десятикратным фактчекингом и образцовой корректностью, так что к нему никто еще не подкопался. Какие наркотики, они с ним общались хоть раз, провокаторы эти? И разумеется, хотя домашний арест гораздо лучше , где на него могли давить как угодно, — именно сейчас нельзя останавливаться.
Вы заметили, что пикеты продолжаются? За невиновность Ивана не только я — все знающие его люди готовы поручиться лично, и, пока организаторы этой провокации не сядут на скамью подсудимых, никто не успокоится. Потому что его случай уж точно показывает, что силовики потеряли берега. Это очень топорная история.
обновление:Вечером 11 июня глава заявил о закрытии дела против Голунова за недоказанностью участия в совершении преступлений
— С чем она связана, по-вашему?
— Он говорит, что угрожали из похоронного бизнеса, но я склонна думать, что речь идет о силовиках, которые крышуют разные противозаконные махинации, в том числе и этот бизнес, и отъем квартир. Думаю, первый вариант расследования, который он успел отправить в день ареста, появится в «Медузе» на неделе.
— Вам как юристу не кажется, что этот казус бесперспективен?
— Наоборот, этот казус имеет замечательную судебную перспективу. Подброс наркотиков, как пояснил Ройзман, — это тоже сбыт. А процессуальные нормы при задержании Голунова были нарушены многократно — странно будет, если правозащита не воспользуется. Плюс явная дезинформация по фотографиям, клевета по госканалам, кое от чего они уже отказались…
— А ваша ситуация с Симоньян будет как-то развиваться?
— Не представляю, куда она может развиваться. Со стороны Симоньян это тоже, прямо скажем, довольно очевидный прокол. Мы находимся в публичном пространстве, на территории радиостанции, она возглавляет крупное государственное СМИ, я имела право задать ей любой вопрос, она имеет право дать любой ответ — даже такой уклончивый, как «Я вас не люблю». На видео же все снято: никто ее по коридору не преследует, из-за угла никто не подкарауливает — она мне встретилась на «Эхе», я имею право ее спросить под камеру о чем угодно.
И мне в самом деле интересно, почему в день публикации данных о незаконном внеочередном предоставлении квартир в Москве Russia Today из всех московских новостей сообщает только о появлении в городе нескольких новых точек, где продают особенно вкусную клубнику.
Поверьте, я знаю, что это такое — когда преследуют журналистов. Это никак не случай Маргариты Симоньян. Это когда к моим информаторам после публикации расследования о пригожинских продуктах приходят домой и требуют, чтобы они отказывались от своих слов. Это когда за моим мужем по пятам ходят представители диаспор — я собираюсь об этом в ближайшее время рассказать с доказательствами — и угрожают напрямую, не стесняясь.
Симоньян с места нашей встречи ушла совершенно спокойно и провела после этого программу. Что это за руководитель федерального СМИ, государственный пропагандист, которого так пугает публично заданный вопрос, не содержащий никаких личных нападок? Или она в самом деле испытывает ко мне такую личную неприязнь, что она чревата стрессом? Слава Богу, никаких последствий для ее здоровья этот конфликт не имел.
— Возникает чувство, что ситуация с Голуновым тоже косвенно связана с Собяниным и предстоящие выборы в  для него легкими не будут. Может новая волна протестов снова начаться с Москвы?
— Москва в России традиционно оказывается первой по привлекаемому вниманию, по количеству коррупционных преступлений и по протестной активности. Но особенность нынешней волны — как раз в том, что началось не с Москвы. Главные точки напряжения сейчас — сначала Екатеринбург, потом Шиес, далее везде. Такое чувство, что они начали получать по рукам, и это только начало.
Конечно, вокруг выборов в Московскую думу будет много конфликтов; конечно, август и сентябрь обещают быть традиционно неспокойными. Тут три главных фактора, и все они скорее не московские.
Во-первых, за последние пять лет качество жизни существенно ухудшилось и богатеет только власть.
Во-вторых, эта власть расслабилась и перестала заботиться даже о минимальном правдоподобии своих кампаний, даже об имитации законности.
В-третьих, отвлекать от всех этих напряжений больше нечем — Украина перестала срабатывать, а на мировую войну пока не хватает решимости.
В результате мы скорей всего получим осенью более мощную волну, чем семь лет назад, — важно на этот раз не опускать руки.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №21-2019 под заголовком «Любовь Соболь: Власть начала получать по рукам. И это начало».
Просто попробуйте: в Швеции заговорили о людоедстве
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров