Ещё

Почему под молот бюрократии попадают достойные граждане страны? 

Почему под молот бюрократии попадают достойные граждане страны?
Фото: АиФ-Владивосток
Речь идёт о тех, кто защищал страну в Великую Отечественную, участвовал в локальных военных конфликтах, с честью отслужил в Вооруженных силах страны. Ветеранов войны с каждым годом все меньше, но и тех чиновники пытаются лишить заслуженных привилегий, создавая непреодолимые барьеры. «АиФ-Приморье» публиковал историю о том, как внучка после смерти бабушки-ветерана не может доказать, что та воевала. Удостоверения бдительным контролёрам оказалось недостаточно. Почему приходится защищать защитников Отечества? Как чиновники стараются сэкономить на военных пенсионерах? Кому отказывают в льготах? Об этом рассказал координатор приморской ассоциации общественных объединений военнослужащих, председатель Приморской краевой организации профсоюза Общероссийского профсоюза военнослужащих Юрий ТАРЛАВИН.
Затерянные следы
— Юрий Алексеевич, лично вас случай с женщиной-ветераном Августиной Толкановой, внучка которой бьётся за честь покойной бабушки, не оставила равнодушным? Почему так произошло?
— Для того чтобы разобраться в непростом вопросе, вернёмся в советскую эпоху. Помню, как бывшие фронтовики гордились значком участника войны. Столько было воевавших! Мы закончили войну с 11-миллионной действующей армией. Порядка двух миллиона комиссовали — с ранениями, травмами. Участники военных действий имели только одну льготу — жильё. Доходило до курьёзов. Ветеран мог ездить по всей стране, останавливаясь на время у родственников. Государство было обязано дать ему квартиру. Потом он выписывался и отправлялся дальше. С другой стороны, повышенных пенсий не было. В 90-е годы вышел «Закон о ветеранах», тогда и стали выдавать удостоверения. Делали это без тщательной проверки, и случаев мошенничества избежать не удалось. Обманывали государство нечистые на руку люди, а из-за них пострадали те, кто жизнью на войне рисковал. Тем не менее, бывает, что в военкомате проводят проверку ранее выданных удостоверений.
— Почему не нашли подтверждения в военных архивах? Женщина прожила долгую жизнь у всех на виду, занимая видный пост на крупном предприятии
— Мне запомнился реальный случай. Ко мне обратился мичман запаса, живущий в Хороле. В 70-е годы он служил на Камчатке на атомном танкере. Попадал в категорию ветерана подразделения особого риска, и ему были положены льготы. Но мы, как ни старались, не смогли найти никаких данных по танкеру. Искали в архивах Владивостока, Приморья, Главном военно-морском архиве в . Тщетно!
Бывает, в архивах нужно разбираться десятилетиями, как минимум два-три года, есть информация, которая не расшифровывалась со времен Великой Отечественной. Мешки с документами стоят с сургучными печатями, никто не трогает их с 40-х годов. Родственники воевавших, погибших сами приезжают, получают допуск в архив, и занимаются тщательным поиском.
В моей семье в ВОВ участвовали пятеро — отец и дядья, один погиб в . Я нашёл подтверждение на четверых, а на одного — не осталось ни одного факта, что он на фронте не был. Порой доказательством может служить получение ордена войны 1-2 степени, которым награждали в 80-е годы и ранее. Очень трудно найти следы. К тому же, по закону о ветеранах, чтобы человека признали участником войны, он должен был прослужить не меньше семи месяцев.
Отношение к памяти
— До сих пор остро стоит проблема заброшенных могил советских и русских солдат. Тех, кто воевал в разные годы. Работают в этом направлении школьники, волонтёры, добровольцы, но этого недостаточно.
— В этом году исполняется 90 лет конфликту на КВЖД. Должны быть захоронения наших солдат на приморской земле, но следов не найти. То же самое по погибшим освободителям Сахалина и Курильских островов во Вторую мировую войну. Много вопросов по бывшему кладбищу, которое снесли на Эгершельде во Владивостоке. Не все захоронения удалось перенести.
— Кто виноват?
— Это говорит о плохом отношении к памяти. К примеру, воевал на дальневосточной земле солдат, призванные с другого конца страны, погиб, со временем могила заросла бурьяном, имя на табличке стёрлось, никто не ходит, и дальние родственники про него забыли. Огромный реестр захоронений — важнейший документ, но кто его контролирует? Однажды получил запрос из Краснодара: женщина искала могилу матери, умершей в 1998 году в Уссурийске. Искали целую неделю, слава богу, нашли. Добавлю, что ухаживать за могилами военных — обязанность военкоматов.
Ускользающие льготы
— Юрий Алексеевич, а с другими категориями военных пенсионеров случаются грустные курьёзы, когда их не признают и льгот лишают?
— С проблемой столкнулись те, кто какое-то время служил в одной из бывших союзных республик. Когда распался СССР, между Россией и рядом стран заключили «Соглашение независимых государств о пенсионном обеспечении военнослужащих». Чтобы ушедшим в отставку военным были сохранены льготы — жилье, медицинское обеспечение, санаторно-курортно лечение и так далее. В 2010 году РФ вышла из протокола этого соглашения, о чём не было широкого информирования, хотя по закону положено. Шесть лет этот факт официальные органы замалчивали, офицеры, ушедшие в отставку, приезжали в Россию, вставали на учёт, получали гражданство, пенсионные удостоверения. Потом чиновники словно проснулись, начав рассылать распоряжения — забрать удостоверения у военных пенсионеров и выдать новые. То есть — лишить льгот. Мы отстаиваем права людей с привлечением президента, . Написали обращения от 22-х общественных организаций. Ведь президент призывал возвращаться на родину соотечественников! Причём большую часть времени они прослужили в Советской армии, и лишь какое-то время — в Украине, на Северной Кавказе, в других бывших союзных республиках. Решили вернуться обратно, а здесь у них все льготы вдруг отобрали! Сейчас ждём ответа из Москвы, надеемся, что справедливость восторжествует.
— А как обстоят дела с военными госпиталями, которые пытались закрыть во время реформ?
— Уничтожая систему госпиталей, чиновники не понимали, что они существуют не только для военных пенсионеров и ветеранов, но и для действующих частей. Мы отстояли новое учреждение в Новосысоевке, обслуживающее 6,5 тысяч человек. Сохранили госпитали в Барабаше и Камне-Рыболове. Потеряли госпиталь в Лазо близ Дальнереченска — все военные на севере Приморья остались без медицинского обслуживания.
Многие хорошо помнят, что произошло в лихие годы со Шкотовским госпиталем. Когда ломали операционные, рентгеновские аппараты, бросая оборудование прямо на улице. Неужели гражданской медицине не пригодилось бы? На моей памяти почти свежая история, как в Фокино решили новейшую санчасть построить, ликвидировав госпиталь. Стройка замерла, госпиталь, слава богу, действует. Другая сторона вопроса — сегодня военные медучреждения бедствуют, нет денег на развитие, новое оборудование, ремонт. Так, эту зиму, учреждение в Камне-Рыболове стояло закрытым, потому что не было отопления. А ведь в том районе неподалеку располагается полигон морской пехоты!
— А как обстоят дела с санаторно-курортным лечением? Доступны ли приморцам лучшие здравницы страны?
— В последнее время получаю жалобы военных пенсионеров, которым отказали в путёвке в санатории, хотя изначально места были. Начали разбираться, оказалось, что о точной дате подачи электронных заявок на путёвки дальневосточникам не сообщили. В результате западные пенсионеры отправились отдыхать, а наши остались ни с чем. Получается, своего рода, экономия, ведь дальневосточникам нужно дорогу оплачивать. Мы снова боремся, ведь налицо нарушение закона.
— Вы — крепкий орешек против бюрократической махины? Хватает сил, оптимизма?
— Вспоминаю, как в 1994 году, когда принимали проект закона о монетизации, депутаты решили у военных все льготы отобрать. На митинг, который проходил на Вокзальной площади Владивостока, пришло 3,5 тысячи человек. Мы написали обращение министру Фрадкову, в итоге отстояли права. Но порой оптимизма не хватает. К примеру, когда не выплачивают пособия вдовам или матерям погибших воинов. Вопиющие случаи чиновничьего беспредела, они чаще встречаются в глубинке, где народ легче обмануть.
Нужна пробивная сила, чтобы важные социальные проекты воплощались в жизнь. Необходимо защищать свои права, доказывать правоту на уровне общественных организаций, сегодня никто за нас этого делать не будет. Закон — ничто, если он без ног, оторван от реальной жизни и направлен против людей.
ДОСЬЕ
Юрий Алексеевич Тарлавин родился 14 июля 1953 г. С отличием окончил Львовское высшее военно-политическое училище в 1974 г. В Вооруженных Силах СССР и ВС РФ — с 1970 г. по 1993 г. Воинское звание — майор (запаса). Награждён медалью«100 лет профсоюзам России», Почетной грамотой Федерации Независимых Профсоюзов России.
YouTube покоряет малобюджетная версия фильма о Гарри Поттере
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео