Ещё

Цифровая экономика чиновника 

Фото: Аргументы Недели
Последние годы борьба с коррупцией становится одним из главных направлений политики российских властей. Вспомним хотя бы самые громкие дела. От полковника Захарченко до сенатора Арашукова, от министра экономразвития Улюкаева до экс-министра по делам «Открытого правительства» Абызова, от губернатора Кировской области Белых до губернатора Сахалина Хорошавина. Складывается впечатление, что никто из коррупционеров не может чувствовать себя в безопасности. Неприкасаемых у нас нет. Но так ли это на самом деле?
Незаметный герой
На прошлой неделе в СМИ и телеграм-каналах появилась разоблачающая информация об одном из самых непубличных российских чиновников — вице-премьере, курирующем оборонно-промышленный комплекс, Юрии Ивановиче Борисове. Сливами компромата сегодня никого не удивишь. Важно понять, соответствует ли они фактам, по крайне мере, той информации, которую можно найти в открытых источниках.
В этом году Юрий Борисов привлек к себе внимание подачей обязательной декларации о доходах. Он занял двенадцатое место по богатству среди членов Правительства РФ. За год вице-премьер заработал более 17 миллионов рублей. Это почти в 2 раза больше, чем у главы правительства Дмитрия Медведева. Ранее в тех же списках богатейших чиновников Юрий Борисов регулярно занимал «призовые» места. Более того, в 2016 г. и в 2017 г. он становился самым богатым чиновником Министерства обороны.
Клан
Судя по открытым источникам, Юрий Борисов и его ближайшие родственники владеют бизнесом, который по стечению обстоятельств тесно связанным с госконтрактами в отрасли, курируемой вице-премьером. Так, по данным ЕГРЮЛ, Борисов является собственником ЗАО НЦТ «Модуль» — предприятия, которое занимается выпуском микроэлектроники. Главным заказчиком, формирующим 95% выручки «Модуля», выступает Министерство промышленности и торговли РФ, где Борисов работал с 2008 по 2011 годы. Там он отвечал за внедрение спутниковой системы ГЛОНАСС.
Заказы от Минпромторга поступали немаленькие: в 2014 г. — 1 565 млн руб., в 2015 — 950 млн руб., в 2016 — 541,2 млн руб., в 2017 — 993,7 млн руб. Генеральным директором «Модуля» числится некий Андрей Анатольевич Адамов. Пути Адамова и Борисова пересеклись еще в одном бизнесе. Андрей Анатольевич был мажоритарным акционером ООО «ВИРТУС» (микроэлектроника), совладельцем которого значился сын Юрия Борисова Константин: в 2014 г. его доля составляла 49% в капитале, в 2017 г — 20%. Видимо, для вице-премьера Борисова бизнесмен Адамов не чужой человек.
Как видно из открытых источников, сын Борисова, вслед за отцом, тоже увлекся микроэлектроникой — он был членом совета директоров АО «НИИМА Прогресс», 100% которого принадлежит АО «Росэлектроника», (головная компания — «Ростех»). Предприятие занимается выпуском микроэлектроники по заказу того же Минпромторга. В 2016 госведомство подписало с «НИИМА Прогресс» контрактов на сумму 2,7 млрд руб., в 2017 — на 1,3 млрд, в 2018 — на 884 млн Рецепт стремительной карьеры
Карьерный рост Юрия Борисова был стремителен. Уволившись в 1998 г. из Вооруженных сил в звании подполковника, он стал директором того самого «Научно-технического центра Модуль». За время руководства предприятием скупил более 60% размещенных акций предприятия, став основным акционером. Через 5 лет он уже добился должности начальника Управления радиоэлектронной промышленностиФедерального агентства по промышленности, то есть курировал сферу, в которой имел собственный бизнес. Однако конфликт интересов государством остался не замеченным. В 2008 г. Борисов перешел в Минпромторг. Еще через 4 года он уже занял пост замминистра обороны, курирующего гособоронзаказ. С этого момента предприятия «Ростеха», в частности, «Уралвагонзавод» стали получать большие государственные контракты.
Причины столь стремительного карьерного роста вызывают острые дискуссии в рядах экспертов, профессионально занимающихся вопросами развития оборонной промышленности.
Некоторые из них напоминают, что в 2016 г. группа отставных военных запустила петицию на Change.org, в которой потребовали «пресечь деструктивную деятельность» Борисова. Подписантов возмутило, что при Борисове некоторые предприятия стали необъяснимым образом получать миллиардные госконтракты, например, «НИИ систем связи и управления» (опять электроника). По информации авторов петиции, против активности Борисова выступил глава департамента аудита государственных контрактов Минобороны Дмитрий Недобор, в отношении которого вскоре было возбуждено уголовное дело. Как пишут авторы петиции, «жертвами интриг Юрия Борисова» стало еще несколько человек, пытавшихся «избежать растранжиривания бюджетных средств».
Тем не менее, история с петицией закончилась ничем — тесное взаимодействие военного ведомства с отдельными, тщательно отобранными предприятиями сохранилось и даже имеет перспективы расширения.
Насколько перечисленные факты значимы и складываются ли они в единую картину — судить читателям. На наш взгляд, они свидетельствуют о том, что отбор предприятий для гособорнзаказа в сфере микроэлектроники носит порой неоднозначный характер и требует особого внимания со стороны кураторов ОПК.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео