Ещё

«Когда тебя просят помочь из патриотических целей — ты соглашаешься»: фрагмент новой книги Даниила Туровского про русских хакеров 

«Когда тебя просят помочь из патриотических целей — ты соглашаешься»: фрагмент новой книги Даниила Туровского про русских хакеров
Фото: RTVI
Среди русскоязычных хакеров действуют несколько негласных правил. Об одном из них — «Не работать по ru» — я уже рассказывал (как пишет Туровский в другой главе, это значит «не воровать в своей стране» — прим. RTVI). Другие гласят: если находишь во время взлома что-то, что может заинтересовать «режим», — делишься этим; когда тебя просят помочь из патриотических целей — ты соглашаешься. Отказ соблюдать эти договоренности означает уголовное преследование.
В начале 2001 года хакер UFO, которого вычислили спецслужбы, рассказывал, что после беседы со следователями ему предложил встретиться один из экспертов организации, близкой к спецслужбам, — он назвал его «Сидоровым». Через несколько месяцев после задержания хакер пришел домой и его мать, жившая вместе с сыном, сказала, что ему звонил неизвестный мужчина, который оставил свой телефон. Хакер перезвонил. «Сидоров» сообщил, что видел экспертизу по его делу и заинтересовался взломщиком.
Вскоре они встретились в московском ресторане, и «Сидоров» рассказал, что ему нужен сотрудник, чтобы заниматься тем, чем UFО занимался и так, — поиском уязвимостей. Платить мужчина обещал хорошо — и хакер согласился. Здание, где он должен был работать, оказалось «нехило оборудованным». Вскоре появились руководство: они спрашивали UFO, как обойти разные типы брандмаэуров, как вломиться в чужое TCP-соединение, как ввести удаленную систему в состояние «отказ в обслуживании». Хакер прошел этот тест. В течение следующих нескольких месяцев он прошел еще несколько тестов, его начали оформлять, но внезапно пришло новое руководство, которое решило не нанимать фрилансеров.
Сотрудник Центра информационной безопасности (ЦИБ)  — основного управления спецслужб, связанного с хакерской деятельностью, — рассказывал журналу «Хакер», что сотрудники приходят туда «реализовать свои убеждения». «Основное отличие ФСБ от любой коммерческой фирмы в том, что специалисты у нас не работают, а служат, и это очень важный момент, — говорил он. — При прочих равных условиях количество денег, которое может заработать один и тот же человек у нас и в серьезной коммерческой структуре, — разное. Работа в ФСБ — это не американский блокбастер из жизни неуловимых „бондов“, в нашей работе присутствует изрядная доля рутины, хотя кто-то находит и вполне романтические моменты».
Антон (имя изменено по его просьбе), занимающийся по основной работе анализом вирусов, периодически общается с сотрудниками ФСБ. По его словам, в ЦИБ мало технических сотрудников, поэтому они часто привлекают сторонних специалистов. «Существует распространенная схема по привлечению нелегальных хакеров, их поощрению, созданию для них условий для работы, чтобы через них получать нужную информацию», — объясняет хакер. По его словам, хакеров часто даже прячут на конспиративных квартирах, чтобы их не поймали полицейские. Антон знает о нескольких случаях, когда людей задерживал отдел «К» , а потом за задержанными приезжали сотрудники ФСБ и увозили их со словами: «Не ваше дело».
Некоторые из хакеров переходят на штатную работу в правоохранительные органы. Источники The New York Times утверждают, что российский хакер , которого годами разыскивают американцы, сотрудничает со спецслужбами. Богачев создал сеть зараженных компьютеров по всему миру (кроме России), на которой заработал сотни миллионов долларов — атакуя и банки, и полицейские департаменты в Массачусетсе, и фирму, занимающуюся дезинсекцией в Северной Каролине. По словам собеседников издания, пока Богачев похищал деньги, «российские власти смотрели ему через плечо, изучая те же компьютеры в поисках файлов и электронных писем»: их якобы интересовала засекреченная информация на зараженных американских компьютерах о конфликтах на Украине и в Сирии; поиск осуществлялся по словам «совершенно секретно» или .
«Говорят, [Богачев] живет припеваючи в Анапе и помогает эфэсбешникам, — говорит мой источник, занимающийся анализом кибератак. — Почему нет? Если бы я был эфэсбэшником, я бы его, конечно, доил. Он в России, у него куча доступов, нельзя этим не пользоваться, но нужно помнить, что он преступник».
Весной 2012 года Антону дали очередное задание: взломать одно из главных российских информационных агентств. Заказчики требовали постараться: они боялись, что перед инаугурацией злоумышленники «разместят на сайте бяку про Владимира Владимировича». Антон легко выполнил заказ — по его словам, никакой защиты от атак у агентства толком и не было: «Это была масса кода, написанная в начале 2000-х». Как обычно, он написал отчет о взломе и передал его руководству. Через год хакер из интереса решил проверить, как издание защитилось от дальнейших взломов. Все найденные им дыры в безопасности остались на месте.
По словам кибервзломщика, работающего на спецслужбы, часто ФСБ, наняв кого-то из хакеров, через него пытается подставить и заманить в ловушку его знакомых. Бывшая сотрудница отдела кибербезопасности Милана Патель рассказывала, что США и Россия долго проводили операции по поимке хакеров вместе, но потом ситуация изменилась: «Мы сообщали им о конкретном человеке, которого мы ищем, после чего он таинственным образом исчезал, чтобы позже объявиться уже на службе у . По сути, сообщив ФСБ, на кого мы охотимся, мы помогли им набрать талантливых хакеров».
Российские спецслужбы, видимо, и сейчас продолжают вербовать хакеров в обмен на закрытие уголовного дела. В июле 2018 года в Белгороде суд прекратил уголовное дело в отношении местного жителя, который совершил 545 кибератак на официальный сайт ФСБ. Дело было прекращено по ходатайству следователя ФСБ.
Источники в ФСБ найти почти невозможно. Их пресс-служба никогда не дает комментариев, публичные представители не отвечают на телефоны и почту, а выступают обычно только на закрытых мероприятиях.
В какой-то момент я отчаялся, но вспомнил правило, что 90% времени репортер проводит в ожидании информации или в попытке ее достать. На очередной большой киберконференции, проходившей в Москве, я спросил у организаторов, как мне найти среди пришедших сотрудников спецслужб. Один из организаторов сказал: «Это те, которые ходят без бейджей». В следующем перерыве я вышел в лобби, и, бродя между столов, заваленных тарталетками, искал таких людей. В итоге я нашел троих, и только один согласился поговорить.
Он подтвердил, что хакеров просят консультировать спецслужбы по некоторым вопросам. По его словам, кибератаки на другие страны — не дело рук ФСБ: «Этим давно и успешно занимаются нанятые фрилансеры и кибервойска ».
Видео дня. За что верующие «проклинают» Филиппа Киркорова
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео