Ещё

Король не тот: что происходит с азиатскими монархами? 

Король не тот: что происходит с азиатскими монархами?
Фото: Мир24
Как показывает история, люди очень быстро привыкают к миру без монархии. Подданные европейских корон легко свыклись и с падением императорских родов в центральной Европе, и с существенным ограничением монархических прав на юге и севере.
Однако высказывание об ускоренной смене форм правления справедливо лишь если отбросить другую часть континента. Для упрощения азиатскую монархию принято классифицировать терминами, которые придумали европейцы — и для европейцев. Ведь чем восточнее, тем, как правило, причудливей современная жизнь короны.
На эту жизнь на Западе было не принято обращать внимание вплоть до прошлого года, когда в  с членами королевской семьи внезапно начали происходить странные вещи: один случайно погибает при невыясненных обстоятельствах, другой оказывается за решеткой. Привыкшей к миру необязательной монархии Европе вдруг напомнили, что корона — в первую очередь большая политическая игра, со всеми вытекающими последствиями. «МИР 24» окунулся в мир азиатских монаршеских кризисов и разобрался, где еще жива «власть от бога».
. Возвращение к абсолютизму
Когда-то идея тотального государства, которое будет следить за каждым членом общества и опекать его, считалась утопической. Раздираемая внутренними конфликтами Европа просто не могла найти выхода лучше, чем отобрать местную власть у феодалов и безраздельно отдать ее в руки Государя. Тогда это действительно помогло: в Новое время удалось не допустить ни одного конфликта, похожего на Тридцатилетнюю войну католиков и протестантов, которая уничтожила Священную Римскую империю изнутри.
С развитием идей гуманизма и либерализма, подобная форма правления оказалась пусть и не такой плохой для возвеличивания государства, но уж точно противоречащей новому западному обществу.
Фото: RUNGROJ YONGRIT/EPA/TASS
Все эти изменения пережило и Королевство Сиам. Причем в чисто европейском виде, потому что на протяжении долгих лет будущий Таиланд был заперт между французскими и британскими колониями. Пусть государство так никогда и не было покорено, но культурная экспансия европейцев явно прослеживается в развитии страны. В 1932 году там произошел бескровный государственный переворот, в ходе которого была установлена конституционная монархия. Собственно, вся революция была организована силами сиамских студентов, получивших образование в Европе.
Впрочем, несмотря на существенное влияние и , рядовые граждане государства так и не приняли тех изменений, которые произошли в стране благодаря интеллигенции. Рама VII остался у власти, но из страны выгнали практически всех наследных принцев, посчитав их слишком важными политическими фигурами. Эти события до сих пор остаются предметом широких общественных дискуссий в Таиланде. На протяжении последних десятилетий в стране регулярно всерьез рассуждают о возвращении к абсолютной монархии. Тем более, что милитократия (в стране за 100 лет произошло 16 военных переворотов) пугает в целом миролюбивых тайцев гораздо больше.
Сейчас престол в Королевстве занимает Рама X. И он стал первым со времен революции монархом, который начал обозначать свои претензии на реальную власть. В стране, где десятилетиями правят силовики, сумел жениться на главе собственной охраны генерале Сутхиде Таджей. Полноценное сращивание двух противоборствующих элементов путем брака. Как в старые добрые.
Впрочем, это только на первый взгляд ситуация в Таиланде наконец нормализуется. Если хоть немного углубиться в проблему, то вскроется целый ряд подводных камней. Таджей, в общем-то, никакой не легитимный генерал. В армии она никогда не служила, работала стюардессой и именно так познакомилась с будущим мужем. Тот назначил ее главой своей охраны, наделил кучей липовых титулов и взял в королевы. Истеблишмент был шокированным таким решением, но проглотил сомнительное решение монарха. Во всяком случае пока.
О наращивании недовольства со стороны армии говорить даже не приходится. Несмотря на то, что Рама X пытается различными подачками переманить на свою сторону генералов, другие его решения явно не устраивают военных. Скорее всего, монарх это понимает и будет всячески лоббировать интересы высших армейских кругов, но здесь тяжело предсказать, когда такая порочная система может рухнуть.
Другой фронт, на который приходится обращать внимание королю, — политический. Чуть ли не впервые в XXI веке семья монарха начала оказывать столь сильное влияние на выборы. Началось все еще в 2018 году, когда принцесса Убол Ратана внезапно решила пойти на выборы и стать кандидатом в премьер-министры от партии Phak Thai Raksa Chat («Партия спасения тайской нации»). В течение нескольких часов после громкой новости Рама X выступил с заявлением, что его сестра не может участвовать в выборах, а партию, которая решилась на такое дерзкое коварство, нужно срочно расформировать. Так и случилось.
Несмотря на то, что тайский король запретил Ратане использовать свое пассивное избирательное право из-за того, что «королевская семья не должна вмешиваться в политику», уже через месяц монарх сам нарушил это придуманное правило. Прямо накануне голосования он записал обращение к нации, в котором, в частности, призывал «сделать правильный выбор» и «не дать избраться плохим людям, которые создадут множество проблем». Это сообщение несколько раз повторяли в течение всего дня голосования. Понятное дело, что выбирать король призывал лояльные ему силы Phak Phalang Pracharat («Народная партия за сильное государство»), которые использовали ряд довольно черных политтехнологий, вроде джерримендеринга и странных связей с госкомпаниями, чтобы отобрать более ста мест у правящей партии.
Чем закончится беспрецедентная для мировой истории ситуация с попыткой короля передвинуть вектор своей страны с конституционной монархии в более консервативное русло, — это вопрос не одного десятилетия. И в первую очередь будет зависит от наследников Рамы X, которому уже 66 лет.
Саудовская Аравия. Реформы там, где не терпят перемен
И пока Таиланд внезапно пошел в противном от истории направлении (или раньше других зашел на новый виток, как знать), в Саудовской Аравии продолжается естественный политический процесс. Молодежь растет и образует запрос на реформы в условиях глобализации. Люди хотят изменений в стране, где к изменениям привыкли меньше, чем к террористическим атакам. И воспринимают их соответственно.
Мы как-то привыкли считать, что Саудовская Аравия — довольно благополучная страна. Все эти мифы о богатой ресурсами стране, которая, в отличие от других петрократий, умудряется тратить нефтедоллары на правильные вещи. Да и американцы их поддерживают, а что еще считать лучшей гарантией безопасности не только экономической ситуации в стране, но и монаршьих дел.
Фото: SMG/Zuma/TASS
На деле все оказывается куда прозаичнее. Если взглянуть на любые социальные показатели, то страна со скоростью ракеты пер