Ещё

СПЧ: В российских тюрьмах идеология ИГ не популярна 

Фото: Национальная Служба Новостей
Правозащитник рассказал НСН, почему мусульманские общины в российских колониях не опасней обычных «семей» арестантов. Осуждённые за членство в запрещённой террористической организации «Исламское государство» устроили бунт в колонии в Таджикистане. Как сообщает ТАСС, не менее 30 заключённых в колонии в пригороде Душанбе взяли в заложники трёх надзирателей. Они требовали своего освобождения, однако, не смогли договориться между собой. В ходе перестрелки погибли трое заложников, в результате подавления бунта убиты не менее 29 арестантов. В СПЧ осудили авторов клипа ФСИН с заламыванием рук заключённому Отмечается, что это не первый случай в республике, когда заключённые устраивают беспорядки, повлекшие за собой массовые жертвы. В России же ничего не известно о подобном, когда осуждённые за пособничество террористам массово и успешно пропагандируют свои идеи на территории зоны, рассказал в эфире НСН правозащитник и председатель «Комитета против пыток», член президентского Совета по правам человека Игорь Каляпин. «Я про такие случаи не знаю. Если такие явления где-то и есть, я думаю, что очевидно, что это не широко. Мне про это никогда не рассказывали ни осуждённые, ни сотрудники колоний, даже в каких-то доверительных беседах. Про экстремизм в форме следования идеям „Исламского государства“ (террористическая организация, запрещена на территории РФ — прим. НСН) мне не известно. Бывает, что в некоторые колонии попадают люди, придерживающиеся радикальных идей ислама, и они пытаются эти идеи пропагандировать. Но тоже не сказал бы, что это широко распространено», — сообщил Каляпин. Мусульмане на зоне часто объединяются в джамааты — так называемые общины, рассказал правозащитник. Однако никакого отношения к вербовке в боевики эти объединения не имеют. Ветеран «Альфы» назвал пиар-ходом появление нового видео главы ИГИЛ «Бывает так, что мусульмане в колониях проявляют несколько большую сплочённость, они объединяются в джамааты. Но в этом нет ничего страшного, это просто некий круг единомышленников, единоверцев. Джамааты в данном случае нисколько не страшнее, чем „семья“ в тюрьме — группа заключённых, живущих одним кружком. Здесь просто объединяющим является признак принадлежности к одной вере. Мне рассказывали даже, что в джамааты активно вступают и славяне, люди христианской веры или неверующие. Именно потому, что там люди могут более активно отстаивать свои интересы. Это зачастую вызывает тревогу у администрации колоний, но это не имеет никакого отношения ни к экстремизму, ни к „Исламскому государству“», — заверил собеседник НСН. Что касается способности террористических организаций держать связь со своими пособниками в казённых домах, она исключена, добавил Каляпин. «Я думаю, что у „Исламского государства“ нет никаких механизмов, чтобы поддерживать своих сторонников в тюрьмах. Я думаю, что если бы такая поддержка кому-то оказывалась, она бы ему очень сильно навредила», — заметил правозащитник. Напомним, в ноябре прошлого года бунт произошел в колонии строгого режима на севере Таджикистана. Тогда погибли более 20 заключённых и два надзирателя. У осужденных оказалось холодное оружие, для подавления бунта в учреждение прибыли силы милицейского спецназа.