Ещё

Дедушка Новороссии. Бурхард Кристоф фон Миних и Украинская линия 

Фото: Украина.ру
Его деятельность по созданию Украинской укреплённой линии между Днепром и Северским Донцом во многом обусловила смешанный русско-украинский характер колонизации Полтавско-Екатеринославского пограничья и южной части Харьковского региона.
При образовании в 1760-х годах Новороссийской губернии Украинская укреплённая линия стала одной из её частей. Опыт Миниха и его соратников по организованному освоению Дикого поля учитывался при создании военно-поселенческих провинций Новая Сербия и Славяно-Сербия, колонизации Приазовья, Северной Таврии и Очаковской области.
Необходимость укрепления южных границ Левебережной и Слободской Украины определялась негативными последствиями Прутского похода 1711 г. и заключённого по его итогам Константинопольского мирного договора. Петербург тогда лишился не только Азова, но и значительной части междуречья Дона и Днепра.
Это усиливало опасность вторжений в юго-западные провинции Российской империи со стороны Крымского ханства. Для их прикрытия ещё Петром I было намечено использовать полки ландмилиции, комплектуемые из отставных солдат, драгунов, пушкарей, стрельцов, казаков.
Поскольку выплата жалования и оснащение в них осуществлялись на более скромном уровне, нежели в регулярных армейских полках, содержание ландмилиции обходилось казне значительно дешевле. В царствование императора — реформатора были сформированы первые полки ландмилиции, за которыми в 1727 г. закрепилось наименование «украинские». Употреблялось оно исключительно в территориальном контексте.
В царствование Анны Иоанновны (1730 — 1740) глава Фортификационного управления, а затем и Военной коллегии Бурхард Миних добился возведения на юге империи сразу нескольких оборонительных линий: Украинской, Царицынской, Оренбургской, Закамской, Уйской, Тоболо-Ишимской, Иркутской и Колыванской. Возводились они в соответствии с господствовавшей в то время в Европе системой непрерывных укреплений.
Численность украинской ландмилиции была увеличена, а её служба сосредоточивалась на охране пограничных фортификационных сооружений.
Интерес графа Миниха к организации поселенных войск был не случаен. Значительная часть его военной карьеры прошла под началом принца Евгения Савойского — создателя полков «военной границы» в австрийской имперской армии. Познания в обустройстве «Grenzregimenter» он постарался применить и на российской службе.
Работы по возведению Украинской укреплённой линии начались весной 1730 г. и шли под общим командованием Миниха. Непосредственно же руководил работами Киевский генерал-губернатор, граф Вейсбах, а организовывали их генералы Андрей Дебриньи и Алексей Тараканов.
До конца октября того же года было построено 10 крепостей (из намеченных 16). В основном они возводились в виде бастионных четырехугольников. В каждой из них строились казармы, цейхгауз, пороховой погреб, казна, колодец. Крепости были соединены непрерывным валом и рвом, протяжённостью около 300 км. Межкрепостные пространства были усилены редутами, частоколом, блокгаузами, форпостами.
Первая из заложенных крепостей получила название Ивановская (Святого Иоанна) «во имя блаженныя памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Иоанна Алексеевича…». Позднее, в честь матери императрицы Парасковьи Фёдоровны была заложена Парасковейская крепость (ныне — село Парасковия Харьковской области). В честь первых царей из династии Романовых была названы Михайловская и Алексеевская крепости (ныне — сёла Михайловка и Алексеевка Первомайского района Харьковской области). Именем небесного покровителя Петра I была названа Петровская крепость (ныне — село Петровское Харьковской области).
Строительные работы в основном проводились силами казаков малороссийских и слободских полков, а также крестьян, принадлежавших казацкой старшине, духовенству и помещикам (около 30 тыс. человек ежегодно).
Возводить оборонительные сооружения приходилось в экстремальных условиях, т.к. Крымское ханство пыталось помешать строителям частыми и жестокими набегами. Сказывалась нехватка воды, строительных материалов. Вследствие большой спешки и непрофессионализма строителей качество возводимых сооружений сильно страдало. Поэтому уже в 1734 г. Военная коллегия постановила провести переделку и починку «худых мест» линии.
Участие в строительных работах принимали и солдаты ландмилиции. В январе 1731 г. специальной инструкцией было установлено, что службу на укреплённой линии следует нести 16-ти конным и 4-м пешим полкам.
Новые полки ландмилиции формировались за счёт однодворцев Белгородской и Воронежской губерний. Ещё со времени становления Российского государства эти южные регионы заселялись служилыми людьми. За ними закреплялись поместья и оклады, за которые они несли военную службу, защищая от неприятельских нападений «тамошние пограничные места яко свои жилища».
Правительство предписало размещать поселения русских однодворцев вдоль Украинской линии, отвести им землю и другие угодья, «каждому столько же, сколько они держали раньше и были бы способны обеспечить себя и могли бы охранять границу так, как охраняли её их деды и прадеды». Кроме того, стражи укреплённой линии получали жалование и налоговые льготы.
Однодворцы направлялись в полки на основе добровольной записи, жеребьёвки или очередности несения службы. Каждый милиционер имел подпомощника, помогавшего в ведении хозяйства и также получавшего государственное жалование. Подпомощников рекомендовалось набирать из числа родственников милиционеров, существовала возможность обмена ролями между ними. В 1733 — 1742 годах для выполнения функций подпомощников на Украинскую линию ежегодно отправляли более чем 12 тыс. человек.
Содержание ландмилиции обходилось Российскому государству в 500 тыс. рублей в год. В основном эти средства собирались за счёт налоговых платежей всё тех же однодворцев (оставшихся жить в родных местах), плативших специальный семигривенный сбор.
К концу 1732 г. полки были официально названы в честь городов, где они в основном формировались: Рыльский, Путивльский, Курский, Севский, Белгородский, Брянский, Старооскольский, Валуйский, Новооскольский, Ливенский, Елецкий, Воронежский, Орловский, Козловский, Тамбовский, Ефремовский, Ряжский, Борисоглебский, Слободской, Белёвский. Это помогает определить географию происхождения первых жителей Украинской линии.
В 1738 г. названия ряда полков были даны нескольким новым крепостям между Днепром и Северским Донцом. Так здесь появилась Белёвская крепость (административный центр линии, позже — местечко Белёв, переименованое в Константиноград, а затем Красноград), Ливенская крепость (ныне — село Ливны Полтавской области), Ряжская крепость (ныне — село Рясское Полтавской области), Ефремовская крепость (ныне — село Ефремовка Харьковской области) и др.
Массовое переселение однодворцев вместе с семьями на Украинскую линию началось в 1734 г. Оно затруднялось низкими темпами строительства жилья для переселенцев. Подпомощникам не хватало навыков возведения глиняных строений. В связи с этим было даже дано специальное разрешение в тех местах, где находился лес, вместо мазанок строить деревянные здания.
В засушливый, безлюдный регион, где часто случались татарские набеги однодворцы переселялись без особого энтузиазма. Поэтому возникли проекты заселения линии казаками из Слободской Украины и старообрядцами из польских владений. Однако, по разным причинам они были отвергнуты. Многие однодворцы самовольно уходили на Левобережную и Слободскую Украины, на Дон, скрывались в помещичьих сёлах родных губернии. В этой связи в январе 1738 г. был опубликован именной указ императрицы о суровом наказании не только беглецов, но и тех, кто им помогал.
В преддверии русско-турецкой войны (1735-1739) Миниха отозвали из Польши, и он теперь уже лично занялся делами Украинской линии и ландмилиции. В 1736 г. Украинская ландмилиция была сведена в армейский корпус, который должен был состоять из 20 конных полков (на положении драгунских) общей численностью более 20 тыс. человек. В сжатые сроки была проведена реконструкция многих крепостей и укреплённых селений, усилен правый фланг линии, примыкавший к Днепру, обустроен внутренний контур обороны.
Однако действовать как единому целому Украинскому корпусу тогда не довелось. К осени 1736 г. на линию были переселены лишь 7 полков (к 1738 г. их число достигло 9-ти). 10 полков участвовали в успешной осаде Азова под командованием Петра Ласси (1736).
Воспользовавшись недоукомплектованностью войск Украинской линии в начале войны, крымские татары смогли единственный раз прорвать её (по другим данным, отряды Крымского ханства смогли и вторгнуться в Слободскую Украину и Малороссию, обойдя укрепления линии).
После завершения той войны и кончины Анны Иоанновны крупномасштабные работы по реконструкции Украинской укреплённой линии больше не предпринимались. Она окончательно утратила своё стратегическое значение после строительства Днепровской линии в Приазовье.
Эволюцию населённых пунктов Украинской линии можно проследить на примере уже упомянутой Белёвской крепости.
К востоку от крепости возникла Солдатская слободка, где жили семьи нижних чинов, а также подпомощники ландмилиционеров. К западу от Билёвской крепости был выстроен квартал переселенцев с Левобережной Украины. Между крепостью и этим кварталом была сооружена первая кузница. В 1745 году при крепости организуются первые ярмарки, строятся за счет казны специальные помещения под магазины. Бурное строительство стимулировало работу кирпичных заводов.
В 1752 г. открылась начальная школа для подготовки детей ландмилиционеров к военной службе: учили чтению, письму, арифметике, а также «инженерному искусству» и артиллерийской науке.
Плодородные земли в окрестностях Билёвской крепости раздавались русским дворянам и украинской казацкой старшине. За полвека (в 1731-1784 г.) вокруг Билёвской крепости выросло местечко в котором проживало 617 человек, было 130 домов, 3 кузницы, около 20 магазинов, несколько шинков, каждый год проводились 3 ярмарки.
С 1750-х годов здесь начало развиваться шелководство и ткацкий промысел. В 1764 г. крепость включена в состав Екатерининской провинции Новороссийской губернии, а в 1778 г. стала уездным центром Азовской губернии. В 1784 г. поселение рядом с крепостью стало городом Константиноградом, включённым в начале XIX века в Полтавскую губернию.
Российское правительство, завершив постройку Украинской линии, создало укрепленный Причерноморский плацдарм, размещенный вблизи Крыма с целью выхода к Черному морю. Однако эта стратегическая задача была реализована только в 60 — 90-х гг. XVIII в. в результате двух победоносных русско-турецких войн: 1768-1774 гг. и 1787-1791 гг., когда на основании мирного договора Россия окончательно закрепилась в Крыму.
Большое влияние на судьбы русских однодворцев Украинской линии оказали «титаны» Екатерининской эпохи — Пётр Румянцев и Григорий Потёмкин.
В 1769 г. во время «румянцевской» русско-турецкой войны полки Украинского корпуса были переведены на положение регулярных, приняли активное участие в боевых действиях в составе 2-й армии Румянцева — Панина. Военные поселенцы Украинской линии, оказавшиеся вне состава регулярных войск, в 1787 г. были «обращены» Потёмкиным в казачью службу, став основой для формирования Екатеринославского войска (корпуса). В его составе однодворцы участвовали в главных сражениях «потёмкинской» войны с османами, особо отличившись в ходе Нижнедунайской операции 1789 г. После окончания войны казаки — екатеринославцы несли кордонную службу на новой Днестровской границе Российской империи. Многие из них тогда осели в Тирасполе и других селениях Приднестровья.
До Первой мировой войны население однодворческих слобод в районе бывшей Украинской линии уверенно росло. В 1914 г. здесь насчитывалось более 129 тыс. жителей, после чего начался спад.
По данным переписи 2001 г. в этих населённых пунктах проживало около 57 тыс. человек, из них русский язык как родной указали 75,9% (исключая Красноград как город, и Парасковию, Рясское и Ливенское в которых доля русскоязычного населения колеблется от 3 до 12%, поскольку однодворцы были переселены в другие места ещё в XVIII веке).
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео