Ещё

В Госдуму внесли законопроект об изъятии неиспользующейся земли 

Фото: Российская Газета
Речь идет о землях сельскохозяйственного назначения. Инициатива не касается садовых, огородных участков, земель, предназначенных для ведения личного подсобного хозяйства, гаражного строительства и тех, на которых находится жилая недвижимость.
"Как показала Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2016 года, площадь используемой пашни в России с 1990 года сократилась на 37,8 миллиона гектаров. Это больше используемой пашни во Франции, Германии и Великобритании вместе взятых! — напоминает президент Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Ростовской области Александр Родин. — Огромные территории просто зарастают бурьяном".
И это, предупреждает собеседник «Российской газеты», не только упущенная прибыль, но и, например, основная причина ландшафтных пожаров во многих российских регионах. Так что это не просто экономика, но и безопасность. «Однако власти, — предупреждает Александр Родин, — которые инициируют изъятие земель, должны четко понимать, что им придется найти нового добросовестного арендатора или нового собственника».
За 26 лет площадь пашни в России сократилась на 37,8 миллиона гектаров. Это больше пашни Франции, Германии и Великобритании вместе взятых!
Но до этого землю, которую не используют по назначению, держат для дальнейшей перепродажи или в качестве залога для большого кредита, еще надо «отбить». В министерстве имущественных отношений Удмуртии, которое стало инициатором проекта, пояснили: участки, бывает, не попадают в список проверки Россельхознадзора, например из-за того, что это малый бизнес. Дело в том, что Россельхознадзор подходит к контролю земель сельхозназначения с точки зрения риск-ориентированного подхода, то есть устанавливает критерии, по которым они проводят проверки.
"И даже если в течение трех лет где-то выявят нарушения, а власти муниципалитетов сообщат об этом, чаще всего люди просто делают переуступку прав, и тогда все начинается заново, — рассказал «РГ» первый замминистра имущественных отношений Удмуртии Антон Сычугов. По его мнению, земля не должна пустовать три года: первый год — на подготовку, а на второй — надо пахать.
Но одним сокращением сроков не обойтись. Есть еще одна проблема. О ней сообщил председатель постоянной комиссии госсовета республики по агропромышленному комплексу Владимир Варламов. «Процедура изъятия очень сложная, — пояснил он. — Надо разработать какие-то упрощенные механизмы изъятия земельных участков, потому что пройти через это сегодня весьма непросто».
И с этим надо спешить. В Удмуртии подсчитали: в регионе 1,8 миллиона гектаров сельхозугодий. Из них пашня — 1,3 миллиона гектаров, а обрабаты вают пока только 930 тысяч гектаров. С такой интенсивностью на «окультуривание» уйдет столетие. Ситуация и проблемы очень знакомые и в других регионах.
Как вам это Андрей Примак, начальник отдела по работе с уполномоченными органами по проекту «Дальневосточный гектар» Министерства имущественных отношений Хабаровского края:
— Хватит ли двух лет для освоения земли? Зависит от того, какие установлены критерии, заброшена земля или нет и каковы цели ее использования. Существующий сейчас срок три года в большинстве случаев большой. Недавно специалисты регионального минсельхоза обследовали более четырех тысяч гектаров земли сельскохозяйственного назначения. Выяснилось, что более 2,8 тысячи из них простаивают без дела. С другой стороны, очень тяжело будет доказать, к примеру, пасутся там коровы или не пасутся два года.
Вадим Курбанов, глава комитета Костромской облдумы по агропромышленной политике, развитию сельских территорий, природным ресурсам и экологии:
— Мы еще в 2016 году выходили с законодательной инициативой в Госдуму о сокращении срока освоения земли до одного года. Тогда нас не поддержали. Но я считаю, если предприятие или арендатор планирует заниматься землей, за два года он вполне может показать какое-то движение по участку. Зачастую неиспользуемые земли находятся в залоге, и чтобы не попасть под штрафные санкции, договоры по ним переоформляют каждые три года.
Нерсес Тер-Акопян, заместитель главы Мясниковского района Ростовской области:
— Такой закон нужен. Люди хотят брать землю, хотят работать на ней, но свободных наделов нет! Собственники, которые не занимаются землей, приходят в суды, показывают свидетельства и говорят, что используют землю. Доказать обратное крайне сложно. Хотя, нужно сказать, для Юга России эта проблема не столь актуальна. У нас прекрасная плодородная почва, она всегда в деле.
Подготовили Александр Гавриленко, Юлия Гарднер, Анна Скудаева
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео