Ещё

Немецкие хитрости: Засунуть руку в кипящее масло или полоснуть ножом по пальцам 

Немецкие хитрости: Засунуть руку в кипящее масло или полоснуть ножом по пальцам
Фото: Свободная пресса
В начале текущей недели в  опубликовали итоги исследования, проведённого группой учёных-филологов Гамбургского университета по заказу . Называется оно «Level-One-Studie 2018: Leben mit geringer Literalität», сокр. LEO-2018 (англ. /нем. «Исследование первого уровня: Жизнь с низкой грамотностью»).
Исследование проводилось летом 2018 года путём опроса, охватившего около 7200 немецкоязычных взрослых в возрасте от 18 до 64 лет. Необходимым условием для участия в опросе продолжительностью около одного часа, было базовое знание немецкого языка (Level One, отсюда и название исследования).
Как следует из его итогов, в 2018 году в общей сложности более 12% совершеннолетних в Германии — а это 6 млн 200 тыс. человек — испытывали трудности с пониманием текстов на немецком языке, при том, что для 52,6% из них, или 3 млн 261 тыс. человек, немецкий является родным языком. Из этих 3 млн 261 тыс. 7,3% имели лишь ограниченные навыки чтения и письма (так называемая функциональная неграмотность).
Особую трудность чтение немецких текстов представляет для мигрантов: 47,4% людей, которые не могли читать по-немецки — а это 2 млн 939 тыс. человек, — являлись мигрантами и изучали язык, отличный от немецкого. Из них немногим менее 78% — т. е. 2 млн 292 тыс. — говорили, что они умеют читать и писать сложные тексты на своём родном языке.
Более чем у каждого пятого функционально неграмотного не было аттестата об окончании школы, а около 40% имели лишь начальное образование. Но несмотря на трудности с чтением и письмом, 62,3% были трудоустроены.
По данным исследования LEO-2010, в 2010 году общее число людей с низким уровнем грамотности (к этой категории относятся все те, кто умеет читать и писать отдельные предложения, но не понимает связных текстов) составляло 7,5 млн человек, что примерно на 1,3 млн больше, чем в 2018 году. Прогресс был и в той категории взрослых, которые понимали связные тексты, но не умели хорошо читать и безграмотно писали: здесь отмечено сокращение с 13,4 млн человек в 2010 году до 10,6 млн в 2018-м.
Оставим специалистам разбираться с причинами возникновения безграмотности — их много, и все они с большей или меньшей степенью трудозатрат вполне преодолимы. Не будем трогать и мигрантов, хоть тема эта по-своему и интересна.
Ведь чем бундесканцлерин объясняла своё решение открыть германские границы перед мигрантами? Тем, что с их помощью можно будет компенсировать нехватку квалифицированной рабочей силы на немецком рынке труда. Но, как показала практика, малограмотные выходцы из стран Ближнего Востока и Северной Африки не то что работать на современном оборудовании концернов BMW, Volkswagen, и т. д., но даже усвоить курс профессиональной подготовки оказались неспособны. Из этих полутора миллионов едва набрали аж 50 человек для выполнения простейших заданий на предприятиях Deutsche Post.
Вопрос в другом: как коренные немцы, едва умеющие читать и писать, умудряются выживать в такой высоко развитой во всех отношениях стране, какой является сегодняшняя Федеративная Республика Германия?
«Функционально неграмотные используют определённые стратегии, чтобы окружающие не поняли, что они не владеют или недостаточно владеют навыками чтения и письма, — рассказывает один из основателей Немецкой ассоциации грамотности и базового образования (BAG) Петер Хубертус, в течение многих лет преподающий на курсах грамотности и подготовке учителей. — Как правило, они умело избегают любых ситуаций, в которых им придётся иметь дело с заполнением бланков, чтением инструкций, и т. п. Классическое оправдание — забыл взять с собой очки для чтения.
Чаще всего такие люди имеют дома и/или на работе одного-двух «доверенных лиц», решающих задачи, с которыми не способны самостоятельно справиться их подопечные. С их помощью функционально неграмотные и идут по жизни. Вы спросите: как может быть, что люди, годами посещавшие школу, не способны прочесть заголовок в газете или уличный указатель?
У меня был слушатель, признавшийся, что в период учёбы в школе не написал ни одного диктанта. Вы думаете, это невозможно? Возможно! По его словам, он всегда находил причину, чтобы увернуться: то он заболевал в день диктанта, то намеренно хулиганил в начале урока и его выгоняли из класса, то говорил, что повредил руку — его фантазии были неисчерпаемы!
Другой слушатель, водитель-дальнобойщик, рассказывал, что проходил таможенные досмотры, в ходе которых ему надо было заполнять формуляры, ссылаясь всякий раз на хроническое воспаление суставов пальцев руки, вследствие чего он не может держать авторучку. И ранее незнакомые ему коллеги всегда его выручали».
Наблюдения Петера Хубертуса дополняет научный сотрудник BAG Агнешка Яворски: «Большинство функционально неграмотных имеют диплом об окончании средней школы. Они компенсируют плохие письменные навыки хорошей устной речью или хорошей успеваемостью по другим предметам — таким, как математика. Проблема обычно возникает с дальнейшим продвижением после школы. Многие функционально неграмотные обычно посещают специальные образовательные школы, где к ученикам меньше требований. Поэтому, если они перестают читать и писать после окончания такой школы, то в конечном итоге утрачивают эти навыки. У меня самой был в школе французский язык. Но, окончив школу, я на нём не разговаривала, и теперь я ничего не понимаю по-французски. Вот и с ними то же самое».
Как правило, у функционально неграмотных людей хорошая память, — продолжает фрау Яворски. — Не умея прочесть слово, они способны вспомнить, как это слово выглядит и, таким образом, знать, о чём идёт речь. Но неспособность читать и писать для большинства людей немыслима, потому эта тема становится запретной. Я хорошо знаю, как часто функционально неграмотным становится стыдно и на какие жертвы они идут, чтобы скрыть свою неграмотность. Когда такому работнику кухни предлагают прочитать какой-то текст, относящийся к кругу его обязанностей, он находит выход из ситуации в том, что, например, «случайно» суёт руку во фритюрницу или «случайно» режется ножом».
Установленный факт: многие рабочие, занятые на немецких предприятиях, нередко не понимают даже простейшие тексты. Прежде всего, это относится к персоналу с низкой квалификацией, обычно выполняющему вспомогательные работы. Поэтому правительство Германии намерено более активно внедрять программы по доподготовке функционально неграмотных. Об этом, представляя итоги исследования LEO-2018, говорила сейчас федеральный министр образования Аня Карличек. При этом снижение числа функционально неграмотных с 13,4 млн человек в 2010 году до 10,6 млн в 2018-м она охарактеризовала как «успех нашей системы образования».
Германия
и Еврозона: Источник предположил, какие страны не пустят в Шенген после реформы
Пользователи Сети утверждают, что нашли в соли стекло
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео