Ещё

«Альтаир»: полет отменяется 

«Альтаир»: полет отменяется
Фото: Свободная пресса
Сроки завершающих испытаний разведывательно-ударного беспилотного летательного аппарата (БПЛА) тяжелого класса «Альтаир» сорваны и запланированный вариант изделия на «российских комплектующих» в 2020 году вряд ли появится. У разрекламированного БПЛА «Корсар», проходящего армейские испытания, другая беда — у него не оказалось двигателя.
Напомним, БПЛА «Альтаир» находится в разработке с 2011 года, но в последнее время он попал в эпицентр практически уголовного скандала. В апреле прошлого года был арестован гендиректор и главный конструктор казанского АО «НПО „ОКБ им. Симонова“» . Именно его КБ и разрабатывало БПЛА. Гомзин был обвинен в хищении примерно 1 миллиарда рублей и до сих пор находится под следствием под домашним арестом. Всего НИОКР по проекту «Альтаира» обошлись бюджету в 3 миллиарда рублей, а в 2018 году разработчик запросил еще 2 миллиарда рублей. В итоге в этом году как заказчик передало ведение работ Уральскому заводу гражданской авиации (УЗГА).
На этом предприятии, специализирующемся на отверточной сборке иностранной летательной техники и ремонте авиадвигателей, в настоящее время производится русифицированная версия израильского БЛА Searcher под названием «Форпост». Несмотря на то, что на УЗГА перешла часть коллектива из «ОКБ имени Симонова», на новом месте возникли непредвиденные трудности. Процитируем российские СМИ:
"По данным источника, с УЗГА был заключен контракт на новую НИР, которую планировалось завершить уже в ноябре 2019 года. Столь короткий срок был обусловлен тем, что ОКБ передаст уральцам весь свой научно-технический задел (НТЗ) — научно-техническую, конструкторскую, технологическую, эксплуатационную, программную, нормативную документацию, стенды и опытные образцы комплекса с несколькими БПЛА.
Однако не тут-то было. По словам источника, несмотря на многочисленные уведомления от военных, руководство ОКБ передало лишь вторичные по ценности материалы, а, к примеру, основная оснастка и конструкторская документация на изготовленные образцы БПЛА остаются у симоновцев. «Представители УЗГА приезжают, постоят у ворот и уедут, — говорит собеседник. — Поэтому уральцы не могут начать работу».
Также источник в ОКБ заверил, что минобороны и УЗГА, рассчитывая за счет перетягивания специалистов ОКБ им. Симонова, вывода НТЗ и щедрого бюджетного финансирования продолжить развитие проекта, ничего не добьются. Чтобы дело сдвинулось, необходимо решение системных задач интеграции новейших технологий, методологии и инфраструктуры проектных работ, нужно понимание идеологии проекта и постановка задач, начиная с предприятий-соисполнителей до сотрудников головного разработчика. Собеседник указал, что УЗГА — это не более чем завод по ремонту авиадвигателей и лицензионной сборке иностранных вертолетов и беспилотников.
Сомнение в компетенциях УЗГА в беседе с «БИЗНЕС Online» высказал и ведущий российский эксперт в области беспилотных систем . «История работающего над созданием БЛА „Альтаир“ казанского ОКБ имени Симонова за последний год уже имела так много увлекательных подробностей, что в принципе не приходится удивляться тому, что и ее продолжение не менее занимательно, — прежде всего отметил он. — Называвшиеся ранее представителями госструктур планы довести комплекс до ума силами нового исполнителя едва ли не за год представлялись малореалистичными с самого начала. Не исключаю, что подобные привлекательные для заказчика сроки были заявлены Уральским заводом гражданской авиации для того, чтобы перетянуть к себе этот затянувшийся проект из ОКБ. Вместе с тем не вполне понятно, на чем основывалась вера министерства обороны в реальность данных сроков, ведь в портфолио УЗГА пока не было ни одного реализованного собственного проекта БЛА»".
Проще говоря, новому разработчику ничего существенного передано не было, а Минобороны делает невразумительные пассы руками. Что заставляет заподозрить банальный сговор. В конце-концов, проект явно «подпиливали», поэтому никому не хочется демонстрировать грязное белье.
По всей видимости, БПЛА «Альтаир» повторяет судьбу практически всех новых военно-технических поделок российских чиновников: многократные срывы сроков, уголовные и экономические скандалы, перенос тех или иных испытаний на фоне бравурной пропаганды о «не имеющих аналогов в мире». Впрочем, касательно темы беспилотников даже пропаганда не работает. Плачевное состояние этой сферы в РФ очевидно всем. Оно четко следует простейшему правилу: если в той или иной области у «эффективных менеджеров» нет советских разработок-заделов-наследия в более-менее используемом виде, то результаты в ней закономерно нулевые.
Эта схема работает как в военной технике (судостроение, ракетостроение, бронетехника, авиация и так далее), так и в гражданских отраслях. Как была невзятой высотой для советского автопрома полноценная автоматическая коробка передач, так и до сих пор ничего не изменилось (собственно, даже речи о своих разработках давно не идет). То есть, бесконечно модернизировать советские танки Т-72 (с учетом Т-90) РФ еще может, а вот довести до ума линейку машин на платформе «Армата» пока не получается. Таких примеров можно накидать очень много.
С ударными и ударно-разведывательными беспилотниками дальнего действия все сложно: это абсолютно новая отрасль. От СССР кое-что осталось (разведывательные Ту-143 и Ту-243), но это относительно примитивные машины 70-80-х годов прошлого века. Поэтому сейчас РФ оказалась в ситуации даже не отстающего, а безнадежно отставшего от среднего мирового уровня. Не говоря уже про США. Ничего подобного какому-нибудь MQ-1 Predator, запущенному в производство в США в 1994 году, в ближайшие годы в Северной Евразии вряд ли появится. Пока все проекты российских тяжелых ударных и разведывательных машин дальнего радиуса пребывают в стадии мучительной разработки.
С 2005 года (c 2015 года — «Кронштадт») ведет разработку тяжелого средневысотного БПЛА «Дозор-600». На сегодняший момент нет ничего кроме пары прототипов (забавно читать статьи 2015 года о том, как этот БПЛА утрет нос «американским партнерам»). Из-за таких затянутых сроков разработки аппарат успел, как минимум, дважды морально устареть по своим основным ТТХ (например, его полезная нагрузка явно не более 200-240 килограммов, что в прошлом десятилетии уже выглядело недостаточным показателем, а сейчас вовсе смешным). В этом году удалось вроде бы как завершить испытания БПЛА «Орион-3», способного нести полезную нагрузку якобы до 450 килограммов и обещают, что с 2019-2020 года машина пойдет в войска. Аппарат также разрабатывался более 10 лет и успел уже морально устареть (собственно, поэтому Минобороны и не раскрывает его точные данные). Так что удивить «стратегических партнеров», имеющих на вооружении такие БПЛА как MQ-9 Reaper или MQ-1C Grey Eagle, нечем.
Проект огромного, 20-тонного БПЛА «Охотник», который разрабатывают в ОКБ имени Сухого, дополз до стадии первых полетов моделей. Предполагается, что это будет «российский» ответ семейству американских аппаратов RQ-170 Sentinel, находящихся в эксплуатации с… 2007 года. Пока единственным хоть как-то «заполненным» сегментом в беспилотной авиации у РФ являются легкие разведывательные БПЛА близкого радиуса действия (до 200-240 километров). Это уже упомянутые БПЛА «Форпост» (в прежней жизни — израильские Searcher II), БПЛА «Корсар» (радиус действия до 120-160 километров), которые сейчас проходят армейские испытания, а также небольшие машины семейства «Орлан».
Разрабатывающиеся с 2011 года «Корсары» российская пропаганда успела традиционно раздуть в супер-оружие. Оцените этот пассаж: «при этом по целому ряду характеристик беспилотник превосходит американские аналоги, отмечают эксперты»! Однако не принятый пока на вооружение армии аппарат наступил на больные мозоли «импортозамещения». Оказалось, что изначально планировавшиеся в беспилотник итальянские двигатели семейства Zanzottera, не подходят для эксплуатации изделия! Собственных двигателей для этих БПЛА так и не было разработано, а изготовители «Корсаров» из КБ «Луч» не посчитали зазорным положиться на двигатель из страны . Ну а что такого?
Получился закономерный результат:
"В качестве основы силовой установки конструкторы КБ «Луч» изначально хотели использовать итальянский двигатель Zanzottera 498Hs, сообщил Mil.Press Военное источник, знакомый с деталями опытно-конструкторской работы по созданию «Корсара». Эту информацию подтверждают находящиеся в открытом доступе документы на закупку «Лучом» импортной силовой установки. По данным собеседника издания, под нагрузкой на стенде этот двигатель не выдержал без повреждений и 20 часов работы.
Тогда представители КБ «Луч» заключили контракт с инженерным центром «Итлан» на разработку авиационного поршневого двигателя для БПЛА малой дальности. Двигатель получил название АПД-50, а сама ОКР — «Корсар-ДВС». Работа представляла собой не создание двигателя с нуля, а доработку итальянского Zanzottera: комплектные стартер-генератор и электронный регулятор заменяли на изделия производства КБ «Луч». На ресурсных испытаниях АПД-50 показали себя ненадежными. КБ «Луч» получило перечень дефектов на шести страницах. Редакции Mil.Press Военное удалось ознакомиться с копией документа.
Все испытания БПЛА «Корсар» проходили с двигателем АПД-50 на базе Zanzottera 498Hs. По мнению собеседника издания, необходимые показатели согласно ТТЗ не могут быть достигнуты на базе двигателя иностранного производства из-за конструктивных особенностей изделия. Например, из-за отсутствия редуктора.
"Что касается Zanzottera 498 — нас обманули, заявленные по мощности характеристики не соответствовали истине. Теперь другой (двигатель — ред.). Это не чисто итальянский двигатель. Грубо говоря, мы покупаем только «железо», а все остальное делаем сами", — сообщил менеджер конструкторского бюро".
Ай-ай, как же так? РФ уже второй десяток лет бодро встает с колен и дает отпор агрессивному блоку НАТО, закупая у него поршневые двигатели для своих «безаналоговых» БПЛА, а моторы оказываются… проблемными. И что теперь делать?
По всей видимости, распиаренное «изделие» летать толком не сможет, ибо итальянские двигатели не подходят, а своего мотора пока нет. Но в КБ «Луч» верят в итальянскую фирму Zanzottera и поэтому для других своих проектов российское бюро… по-прежнему охотно закупает моторы этой компании:
"Согласно открытым данным, в 2017 году конструкторское бюро «Луч» закупило двигатели Zanzottera 630H. Источник в отрасли сообщил изданию, что это связано с новой опытно-конструкторской работой под шифром «Баллистика»".
Можно, конечно, задать наивный вопрос: а куда смотрит охранительно-вахтерское воинство? Но ответ вряд ли будет получен. Причина проста — у Российской Федерации физически нет в наличии своих поршневых моторов для почти всех типов БПЛА. Например, двигатель у скандального БПЛА «Альтаир» должен был быть из Германии, у распиаренного «Ориона-3» — это старенький австрийский Rotax 914. Тоже самое у почти всех 2000 разведывательных беспилотников, находящихся на вооружении армии и флота РФ. Они либо просто иностранные аппараты, собираемые отверточным способом (как «Форпост»), или же это машины с массой импортных комплектующих. Так на БПЛА «Гранат-4/Рубеж-20» стоит двигатель чешской фирмы MVVS (MVVS 58P), на ZALA 421-20 от  — немецкий мотор Limbach L550E, на «Гранат-2» — простенький японский Saito FG-17, на «Птеро-СМ» — Saito FG-36, на «Птеро-G0» — Saito FG-40. И это мы не касаемся авионики, электроники и т.п. сложных вещей, которые в большинстве случаев, как не сложно догадаться, на российские БПЛА также поставляются из стран-участниц блока НАТО.
Вот просто страшно представить, что стало бы с российским ВПК, введи Запад против него реальные санкции? Перешли бы на алебарды и арбалеты?
Reddevol
Реконструкция первого этажа стала адом для жителей дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео