Ещё

Как принимали бюджет Победы и сокращали Красную армию 

Как принимали бюджет Победы и сокращали Красную армию
Фото: Парламентская газета
Апрель 1945-го. Великая Отечественная война близка к завершению, и совсем уже недолго остается до окончания Второй мировой. Красная армия ведет ожесточенные бои на улицах Берлина, и ее бойцы вот-вот должны были встретиться с армиями союзников на Эльбе… А между тем в  24 апреля открывается 11-я сессия Верховного Совета СССР первого созыва.
Сколько стоила война
«Появление в Президиуме Председателя Совета Союза тов. Андреева А. А., Председателя Совета Национальностей тов. Шверника Н. М. и их заместителей — ­товарищей Лысенко Т. Д., Юсупова У., Аслановой Ч. А. и Кулагина М. В., а в ложах — товарищей Сталина, Калинина, Кагановича Л. М., Ворошилова, Микояна, Жданова, Хрущева, Берии, Маленкова, Вознесенского, членов Президиума Верховного Совета СССР, народных комиссаров депутаты встречают бурными, долго не смолкающими аплодисментами, переходящими в овации. Все встают…»
Так газеты того времени начинали свои отчеты о работе 11-й сессии Верховного Совета СССР. В повестке дня был один вопрос, внесенный Советом народных комиссаров СССР: утверждение отчета об исполнении госбюджета СССР за 1943 год и утверждение госбюджета на 1945 год. И хотя на тот момент война еще не завершилась, это уже был первый послевоенный — мирный — бюджет, даже несмотря на то, что значительная его часть шла на укрепление обороноспособности страны. Огромные по тем временам финансовые средства выделялись на восстановление страны, ее народного хозяйства и, как сказали бы сегодня, на социальные и культурные программы.
Вот какие цифры прозвучали в докладе народного комиссара финансов СССР Арсения Зверева, представлявшего на сессии проект бюджета: «За три с половиной года войны, то есть по 1944 год включительно, расходы бюджета на финансирование наркоматов обороны и Военно-Морского Флота превысили 420 миллиардов рублей». Если учесть, что предыдущий бюджет на 1944 год планировался по доходам и расходам в сумме 249,6 миллиарда рублей, то можно понять, сколько стоила для СССР война только в финансовом выражении.
Картина, нарисованная общими усилиями депутатов, складывалась двоякая. С одной стороны, жизнеутверждающая: неимоверные усилия на фронтах и в тылу укрепили, по мнению депутатов, экономику страны и сплотили население.
Депутатам предстояло обсудить проект документа, в котором доходы и расходы госбюджета СССР на 1945 год были определены в сумме 305,3 миллиарда рублей. По сравнению с прошлым годом доходы должны были вырасти на 37,3 миллиарда (на 13,9 процента), а расходы — на 42,3 миллиарда (на 16,1 процента). При этом расходы на оборону должны были составить 137,9 миллиарда рублей — 45,1 процента всех расходов бюджета 1945 года. На финансирование народного хозяйства, в первую очередь на восстановительные работы в освобожденных районах, — 64,6 миллиарда, на социально-культурные мероприятия — 66,1 миллиарда.
«Товарищи депутаты! Представленный на ваше утверждение государственный бюджет СССР на 1945 год предусматривает мобилизацию средств для победного окончания Великой Отечественной войны, для восстановления разрушенного хозяйства в освобожденных районах, для дальнейшего укрепления и развития народного хозяйства и культуры нашей страны, — констатировал наркомфин. — Победа близка. К ней ведет нас великий Сталин!»
О потерях и успехах
Верховный Совет СССР был двухпалатным парламентом. Так что рассмотрение проекта госбюджета проходило параллельно в обеих палатах — Совете Союза и Совете Национальностей — и продолжалось три дня. Каждый выступающий депутат считал своим долгом не только одобрить проект госбюджета СССР, но и подвести свои итоги почти четырехлетней войны.
Если говорил депутат от территории, на которой велись боевые действия, то он рассказывал о потерях, понесенных за это время, о жертвах, принесенных во имя Победы, и успехах своего региона по восстановлению народного хозяйства. А когда слово брал парламентарий от тылового региона, то он докладывал о вкладе своей республики, области и города в дело Победы над фашистами, отмечал количество наград, полученных его земляками — бойцами Красной армии. И очень многие, конечно же, пытались убедить собравшихся в том, что именно его регион нуждается в особенном внимании, в том числе и финансовом.
Фото: ПГ /
Картина, нарисованная общими усилиями депутатов, складывалась двоякая. С одной стороны, жизнеутверждающая: неимоверные усилия на фронтах и в тылу укрепили, по мнению депутатов, экономику страны и сплотили население. А с другой — нерадостная, потому что потери, понесенные страной и ее гражданами, выглядели ужасающими. Характерно, что выступления депутатов были во многом схожи, словно скроенные по одному лекалу. И потому вряд ли есть смысл пересказывать каждое. Достаточно одного-двух, чтобы ощутить настроение той эпохи.
Вот, например, как это прозвучало в выступлении председателя Совета народных комиссаров РСФСР на заседании Совета Союза. «Гитлеровские разбойники нанесли колоссальный ущерб народному хозяйству и населению районов РСФСР, подвергавшихся оккупации. Жилищный фонд в городах и районных центрах почти на 60 процентов разрушен или приведен в негодность. Промышленные предприятия по основным отраслям хозяйства и транспорт были почти полностью выведены из строя. Многие крупнейшие города нашей республики подверглись таким разрушениям, что на восстановление их потребуется немало лет, — отметил будущий советский премьер-министр. — В районах, подвергшихся немецкой оккупации, большим разрушениям подверглись социально-культурные учреждения. Уничтожено и повреждено свыше 23 тысяч школ. Разрушено свыше 1600 больниц, 3700 поликлиник и целый ряд других медицинских учреждений. Велик ущерб, нанесенный немецкими оккупантами и нашему сельскому хозяйству. Было уничтожено и сожжено свыше одного миллиона жилых домов колхозников. Полностью разрушено около 300 тысяч различных колхозных хозяйственных построек, свыше четырех тысяч мельниц. У колхозников и колхозов разграблено и уничтожено свыше двух миллионов лошадей, свыше четырех миллионов голов крупного рогатого скота, свыше трех миллионов свиней, свыше десяти миллионов овец и коз…»
На фоне поистине катастрофической разрухи Алексей Косыгин предложил провести ряд мероприятий по организации в городах собственной производственной базы для выпуска необходимых материалов, запасных частей, изделий и оборудования, в которых нуждается коммунальное хозяйство. Создать на предприятиях производственные мастерские по ремонту и изготовлению несложного оборудования и запасных частей. Расширить число школ, других учебных заведений и улучшить их качественные показатели. Повысить качество медобслуживания и доставку медикаментов, особенно на селе. А в связи с недостатком автомобильного и гужевого транспорта начать освоение малых рек, для чего создать и всячески развивать строительство малотоннажного флота…
О потерях, которые понес Ленинград во время блокады, и об успехах по восстановлению города рассказал депутат от Волховского избирательного округа Ленинградской области :
«Эвакуировано и частично погибло 75 процентов оборудования ленинградской промышленности. Значительная часть фабрично-заводских зданий требует больших работ по их восстановлению. Жилых домов и зданий хозяйственного и культурно-бытового назначения в г. Ленинграде полностью разрушено 4577 с общей площадью свыше 8 миллионов куб. метров и частично повреждено 14 000 зданий с общей площадью 26 миллионов куб. метров. За 33 месяца своего хозяйничанья в Ленинградской области немецко-фашистские захватчики уничтожили все промышленные предприятия, полностью или частично разрушили 16 городов и 2032 населенных пункта. Свыше 250 тысяч населения угнано на фашистскую каторгу…
В городе развернута большая работа по восстановлению промышленности и городского хозяйства. Достаточно сказать, что в 1944 году капитальных работ выполнено на сумму около 800 миллионов рублей. За год введено в эксплуатацию около одного миллиона квадратных метров производственных площадей. Почти на каждом предприятии развернуты восстановительные работы. В итоге… ленинградская промышленность в 1944 году успешно справилась с выполнением главной задачи, указанной в постановлении Правительства, — развитием военной промышленности. Заводы Ленинграда вновь стали давать стране турбины, турбо— и гидрогенераторы, воздуходувки, подъемно-транспортное оборудование, оборудование для цветной металлургии, полиграфические машины, точные приборы и так далее».
Тогда они были благодарны
Сегодня с особенным интересом читаются выступления депутатов от Украины, Молдавии и прибалтийских республик. Вот, например, что, в частности, сообщил депутат от Камень-Каширского избирательного округа Украинской ССР Л. Р. Коринец: «Трудящиеся Советской Украины с помощью народов братских республик и прежде всего великого русского народа, с помощью Союзного Правительства и лично товарища Сталина залечивают тяжелые раны, нанесенные народному хозяйству Советской Украины… Уже к концу 1944 года на Украине в восстановленных работали 47 807 тракторов и 14 932 комбайна. В колхозах восстановлено 64 767 животноводческих ферм. В 1944 году на Украину было завезено в порядке государственной помощи 360 тысяч голов скота. Значительные работы проведены по восстановлению тяжелой промышленности. Вводятся в действие шахты Донбасса и Криворожья. Частично вступили в строй Краматорский машиностроительный завод имени Сталина, Макеевский и Сталинский металлургические заводы…»
А вот цитата из выступления депутата И. Я. Вареса (Пярнуский избирательный округ, Эстонская ССР). После перечисления чудовищных злодеяний гитлеровцев по уничтожению народа Эстонии, ее культуры и промышленности, организации сопротивления немецким оккупантам, а также успехов по восстановлению народного хозяйства он заявил: «От имени освобожденного эстонского народа я с этой высокой трибуны приношу глубокую сердечную благодарность великому русскому народу и всем братским народам Советского Союза за помощь в освобождении Советской Эстонии и ее многострадального народа. Без этой помощи мы больше не увидели бы свободы… Разрушения в Советской Эстонии настолько велики, что своими внутренними ресурсами при всем желании трудно было бы справиться с восстановлением народного хозяйства в кратчайший срок».
Почти в таких же выражениях к депутатам обращаются их коллеги из Литвы, Латвии и Молдавии… Чем сегодня обернулась «братская помощь великого русского народа, мы наблюдаем наглядно: откровенной русофобией, лозунгами „москаляку на гиляку“, территориальными претензиями и желанием получить компенсацию за „советскую оккупацию“. Воистину не посеешь добра — не пожнешь зла…
Умолчать нельзя
Есть еще одна тема, о которой нельзя умолчать, потому что она звучала в каждом депутатском выступлении, и здесь нет никакого преувеличения. 21 апреля 1945 года между Польской Республикой и Советским Союзом был подписан Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. Точно такие же договоры были подписаны примерно в то же время с Югославией и Чехословакией. Но Польше внимание уделялось особое. Восторженными откликами на этот документ были заполнены все советские газеты, репортажи о банкетах по этому поводу и торжественном отъезде польской делегации в сопровождении высокопоставленных советских дипломатов и высших военных чинов печатались на первых полосах.
Вот характерный комментарий по этому поводу депутата С. Г. Хоштария (Гагринский избирательный округ, Грузинская ССР): „Договор имеет важное историческое значение, ибо он служит делу нашей победы, укреплению дружественных отношений с соседними народами, связанными общими интересами, содействует закладыванию прочных основ послевоенной безопасности в Европе. Значение Договора с Польской Республикой, как это отметил товарищ Сталин в своей речи при подписании договора, „состоит в том, что он ликвидирует старую и пагубную политику игры между Германией и Советским Союзом и заменяет ее политикой союза и дружбы между Польшей и ее восточным соседом“. Теперь, подчеркивает товарищ Сталин, имеется единый фронт между нашими странами против общего врага, против немецкого империализма“.
Фото: ПГ / Сергей Воронцов
То, что этот договор открыл дорогу другим важным и взаимовыгодным договорам между СССР и Польшей, сегодня благополучно забыто. Как и то, что Советский Союз отказался в пользу польских друзей от всех претензий на германские активы, а также от акций германских предприятий на всей территории Польши, включая отходящую к ней территорию Германии. СССР уступил Польше из своей доли репараций с Германии 15 процентов всех репарационных поставок из советской зоны и 15 процентов оборудования от доли, получаемой СССР из западных зон… Теперь у Польши, как известно, друзья и враги совсем другие…
О чем просили депутаты
Трибуна Верховного Совета СССР активно использовалась депутатами, как сказали бы сегодня, для лоббирования интересов своего региона или отрасли. Просили не так уж и много, понимая, видимо, что первый послевоенный бюджет с учетом восстановительных работ не позволяет рассчитывать на многое. Но просили на конкретные, осязаемые вещи.
Так, тот же украинский депутат Коринец попросил дополнительно ассигновать 15 миллионов рублей на восстановление разрушенной главной магистрали Киева — Крещатика и еще девять миллионов рублей на ремонт, оборудование и восстановление театров, учебных заведений и музеев Украины.
Депутат М. А. Гедвилас (Тельшайский избирательный округ, Литовская ССР) настаивал на дотациях из союзного бюджета в сумме 45 миллионов рублей на восстановление хозяйства и культуры Клайпеды и Клайпедской области.
Депутат В. П. Потемкин (Нижне-Ломовский избирательный округ, Пензенская область) сообщил, что в стране будет увеличиваться количество учащихся школ и учебников на всех может не хватить. Народный комиссариат просвещения считает необходимым создание в школах фонда учебников, на что необходимо дополнительное ассигнование в 50 миллионов рублей.
Шире многих коллег размахнулся депутат Т. А. Константинов (Кишиневский городской избирательный округ, Молдавская ССР). 1300 тысяч рублей требовалось, по его мнению, республике на искусство, 1200 тысяч рублей — на содержание сельских клубов и изб-читален. На содержание наркомата жилищного и гражданского строительства и на наделение оборотными средствами его хозорганов — три миллиона рублей. На внелимитные затраты по восстановлению торговой сети дополнительно ассигновать 1600 тысяч рублей. На приобретение автогужтранспорта отпустить 875 тысяч рублей. На благоустройство городов и районных центров направить три миллиона рублей. Для премирования победителей в социалистическом соревновании по восстановлению городов, промышленности и сельского хозяйства ассигновать два миллиона рублей. И наконец, дополнительно отпустить в резервный фонд республики два миллиона рублей.
Таких просьб об увеличении дотаций из госбюджета было много. Но достаточно сказать, что практически все они касались социальной, культурной или образовательной сферы.
На обустройство детских домов для оставшихся без родителей, особенно детей фронтовиков, просил десять миллионов рублей депутат Г. Чуланов (Кустанайский избирательный округ, Казахская ССР).
На улучшение работы районных театров просил выделить 2200 тысяч рублей депутат Л. Г. Осипян (Ереванский сельский избирательный округ, Армянская ССР).
Таких просьб об увеличении дотаций из госбюджета было много. Но достаточно сказать, что практически все они касались социальной, культурной или образовательной сферы. За прошедшие годы государство задолжало медицине, образованию, культуре. Это легко объяснимо: откуда еще можно было взять деньги на войну?
Принято единогласно
27 апреля прения были завершены, и Верховный Совет приступил к принятию бюджета. По предложению бюджетных комиссий Совета Союза и Совета Национальностей доходы бюджета выросли, как сообщил наркомфин Зверев. Таким образом, общий итог доходов предлагалось утвердить в размере 307 714 754 тысячи рублей, соответственно, и расходов тоже.
Процедура прошла так же раздельно, как и обсуждение, — по палатам. Наркомфин зачитывал название раздела документа вначале по доходной части (12 разделов), и по каждому депутаты голосовали отдельно, затем по расходной (восемь разделов). После этого депутаты проголосовали за документ в целом. И уже потом на утверждение был поставлен закон о государственном бюджете СССР на 1945 год. Каждая статья закона, а их было семь, голосовалась отдельно. Все разделы и части документа, а затем статьи закона оказались приняты депутатами единогласно, „против“ и „воздержавшихся“ не было.
Бюджетом Победы назвал этот документ один из депутатов. За этими словами стоят не только четыре года тяжелейшей войны, из которой Советский Союз вышел победителем. Этот бюджет был нацелен не столько на войну, сколько на восстановление разрушенной страны. И в этом сражении СССР еще только предстояло победить.
Двенадцать дней оставалось до полной и безоговорочной капитуляции Германии. Депутаты разъезжались по домам, еще не зная, что не пройдет и двух месяцев, когда им предстоит встретиться снова, на первой послевоенной сессии Верховного Совета.
Фото: ПГ / Сергей Воронцов Домой!
Ровно через четыре года после начала Великой Отечественной — 22 июня 1945 года — состоялось открытие 12-й сессии Верховного Совета первого созыва. По сути дела, депутатам предстояло поставить точку в истории войны. На их утверждение был вынесен проект закона о демобилизации старших возрастов личного состава действующей армии. Депутаты приняли решение рассматривать документ, который представлял начальник Красной армии генерал армии Антонов, на совместном заседании.
Генерал сформулировал необходимость принятия закона по-военному четко. Война в Европе закончилась, враг повержен, и у Советского Союза нет необходимости держать большую армию, которая, по словам Антонова, по количеству дивизий в четыре раза превышала армию мирного времени. В численном выражении Красная армия составляла около 11 миллионов человек, и это в то время, когда интересы страны требовали уже совершенно иного.
Еще в ходе предыдущей, 11-й сессии многие депутаты отмечали, что в регионах имеет место большое недоосвоение средств, отпущенных из бюджета на восстановление народного хозяйства. Но кому их было осваивать, если большая, наиболее трудоспособная и квалифицированная часть населения находилась в рядах действующей армии? Отсюда и решение, сформулированное генералом Антоновым: „Мы можем, и интересы страны требуют, сократить численность Красной армии и возвратить воинов старших возрастов домой к своим семьям, к мирному созидательному труду“.
Демобилизацию предлагалось провести в порядке очередности, чтобы процесс шел организованно и планомерно, при нормальном функционировании железнодорожного транспорта и возможности трудо­устройства демобилизуемых. В первую очередь предстояло уволить 13 старших возрастов, родившихся с 1883 по 1905 год, и провести это в течение второй половины 1945 года.
Обсуждение доклада генерала Антонова началось 23 июня. Но это вряд ли можно было назвать дискуссией. Депутаты прекрасно понимали, какую неоценимую помощь народному хозяйству окажут солдаты, истосковавшиеся по мирному труду, о чем и говорили с трибуны совместного заседания обеих палат Верховного Совета. В тот же день закон о демобилизации старших возрастов личного состава действующей армии был принят депутатами единогласно.
Страна ждала своих героев. Первый воинский эшелон с демобилизованными участниками штурма Берлина отправился из Германии 10 июля 1945 года. А всего с июля по 30 ноября 1945 года было демобилизовано 1 671 923 военнослужащих, в том числе 1 379 139 рядовых и сержантов и 292 784 женщины.
P. S. Редакция „Парламентской газеты“ и журнала „Российская Федерация сегодня“ выражает особую благодарность сотрудникам Парламентской библиотеки и лично И. А. Андреевой за помощь в подготовке этого материала.
Навязывание содома обществу: соседу не понравились шторы
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео