Ещё

Город, войной опаленный: следы войны внутри Москвы 

Фото: Москва24
Исторический урбанист, автор канала «Архитектурные излишества», научный сотрудник «Музея Москвы» Павел Гнилорыбов подобрал несколько точек внутри МКАД, которые позволят понять, каково это — ходить по краю огненной пропасти.
Нам кажется, что Великая Отечественная война — это нечто далекое, скрытое в скромных сельских памятниках или в еще не заросших окопах Курской или Сталинградской битв. Раз в год мы носим красные гвоздики к Большому театру, где еще можно встретить ветеранов, участвуем в акции «Бессмертный полк», ухаживаем за могилами воинов.
Но мало кто представляет, что война и сейчас незримыми следами сопровождает нас даже в пределах МКАД. Подобные раны не зарастают. И, надеюсь, никогда не зарастут. Они носятся в воздухе, являются во снах, встречаются на страницах книг и мемуаров, в обрывках старых фильмов. Война прежде всего — страшное горе, требующее тихой скорби и сосредоточенности.
Гордость? Ее никто не отменял. Но давайте не забывать, что сразу после войны одна из самых популярных песен тех времен — «Враги сожгли родную хату» — была под негласным запретом. У многих не осталось родственников, дома, простой крыши над головой. Только медаль на груди. За город Будапешт. Отсюда радость простым человеческим чувствам — дружбе, открытости, любви. Отсюда идут Шолоховская «Судьба человека», привязанность к самому лучшему, что есть на земле.
Город, как и человеческая память, затягивает нанесенные ему раны. Давно принимают туристов Варшава, Дрезден, почти стерла следы войны и Москва. За несколько месяцев бомбежек на столицу сбросили полторы тысячи фугасных и больше 50 тысяч зажигательных бомб. Пострадала Третьяковка, Большой театр, прямым попаданием боеприпаса было уничтожено здание театра Вахтангова. Происходили и курьезы: по легенде, в одной из неразорвавшихся бомб жители нашли чешско-русский словарь. Москвичи привыкали к светомаскировке и непривычными движениями заклеивали окна по диагонали, учились тушить «зажигалки».
Город пережил 134 сигнала воздушной тревоги, от бомбежек погибли 1327 человек, вражеские налеты уничтожили четыре сотни зданий.
О войне написано столько, что стандартный исследователь не прочтет всего и за жизнь. Но мы подобрали несколько точек прямо внутри МКАД, которые позволят понять, каково это — ходить по краю огненной пропасти.
"Разорванный" дом на Моховой улице Одно из немногих жилых строений вблизи кремлевских стен появилось на свет в 1880-е годы. В древности на Моховой продавали высушенный мох, которым заделывали просветы и щели в деревянных избах. Возможно, именно здесь обитал до войны герой известной песни.
В полях за Вислой сонной Лежат в земле сырой Сережка с Малой Бронной И Витька с Моховой.
Фугас угодил в дом № 10 в августе 1941 года. Бомба «прошила» четыре этажа и взорвалась. Огонь охватил целую секцию дома, обломками завалило вход в подвал, где прятались от налета почти тридцать человек. Сквозь исчезнувший подъезд открылся неплохой на вид на золотые маковки Кремля. Сейчас две части здания обозначены на карте как разные объекты.
Следы от разрыва бомбы на здании Евангелической больницы Краснокирпичное здание Евангелической больницы возвели в первое десятилетие XX века по проекту Оттона фон Дессина. Изящная угловая башенка отсылает к европейской готике. В медицинском учреждении принимали не только лютеран — здесь лечили бедных горожан любого вероисповедания.
В 1941 году фашисты активно бомбили Курский вокзал, важное сплетение стальных магистралей. Вероятно, именно из-за близости к железной дороге досталось и дому на улице Воронцово Поле. Невдалеке взорвалась фугасная бомба, одна из стен больницы густо покрыта россыпью осколочных следов. Чтобы их увидеть, зайдите в проход между домами № 14 и № 16.
Памятник Тимирязеву Монумент ученому установили на Тверском бульваре в 1923 году. Тимирязев благосклонно принял большевистский переворот и прочел «Капитал», когда Ленина еще не было на свете. Две внушительные тумбы перед памятником стилизованы под микроскопы, а сам физиолог облачен в длинную мантию — он был почетным доктором Кембриджского и Женевского университетов.
В октябре 1941 года фигуру исследователя сбросило с постамента взрывной волной. Исполинская голова Тимирязева откатилась в сторону кинотеатра повторного фильма (сейчас это театр «У Никитских ворот»). Образовавшаяся воронка достигла 12 метров в глубину и 32 метров в диаметре. Монумент отреставрировали довольно оперативно. Ученый стоял в привычной задумчивой позе, но сколы и трещины от попадания 1000-килограммовой бомбы до сих пор можно заметить в левой части памятника.
Московские рубежи обороны На западе и северо-западе Москвы достаточно районов, где сохранились пулеметные колпаки и долговременные огневые точки. Их очень много в районе Канала имени Москвы, а в районе Очаково-Матвеевское один из подобных колпаков даже охраняет высоту над Яузой. Чтобы полностью погрузиться в реалии военного и предвоенного времен, достаточно погулять по территории Кунцевского леса: недалеко от МКАД можно найти траншеи, остатки блиндажей и землянок, а также полузаросшие следы от авиабомб.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео