Ещё

«Надо было следствие проводить, а не фальсификациями заниматься». Маркелов ответил гособвинению в нижегородском суде 

Фото: РИА "ФедералПресс"
От взятки до патронов
Нижегородский районный суд Нижнего Новгорода приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении бывшего главы Марий Эл Леонида Маркелова, а также бывшего генерального директора ООО «Телекомпания 12 регион» Наталии Кожановой и бывшего министра сельского хозяйства и продовольствия республики Ираиды Долгушевой. 29 апреля суд лишь установил личности подсудимых и отложил разбирательство на неделю. В понедельник суд заслушал обвинительное заключение и позицию подсудимых по отношению к предъявленному обвинению.
Государственное обвинение утверждает, что с декабря 2014 года по 3 октября 2016 года Маркелов, будучи главой республики, через посредника Кожанову получил от генерального директора ООО «Птицефабрика „Акашевская“ Николая Криваша (объявлен в розыск— Прим. ред.) взятку в размере 235,275 млн рублей. По словам прокурора Полины Трусовой, Криваш был заинтересован в первоочередном предоставлении птицефабрике государственной поддержки в виде возмещения части затрат на оплату процентов по кредитам и общем покровительстве предприятию со стороны главы региона.
Как полагает гособвинение, Маркелов и Криваш договорились, что дача взятки будет маскироваться под приобретение Кривашем 39,047 тыс. обыкновенных и привилегированных акций ОАО „Тепличное“, оформленных Маркеловым на свое доверенное лицо — супругу отца Татьяну Маркелову, не осведомленную об их преступном умысле. При этом размер взятки, согласно договоренности, должен был составить 250 млн 17,541 тыс. рублей, а ее передача должна происходить путем выпуска и передачи векселей от подконтрольных Кривашу организаций с последующим предъявлением к оплате и зачислением денежных средств на расчетный счет ООО „Телекомпания 12 регион“, возглавляемого Кожановой. К оплате были приняты векселя на общую сумму 235,275 млн рублей, полученными денежными средствами Маркелов распорядился по своему усмотрению, говорила прокурор.
Как следует из обвинительного заключения, Криваш намеревался заключить с »Россельхозбанком» договор об открытии кредитной линии, в соответствии с которым в банк нужно было регулярно предоставлять справки от минсельхоза Марий Эл о размере неоплаченных расчетов на возмещение птицефабрике части затрат по процентам инвестиционных кредитов за счет федерального и республиканского бюджетов. Ираиде Долгушевой Маркелов поручил предоставить эти документы с внесением в них заведомо ложных сведений, сообщенных Кривашем. Долгушева подписала справки, подготовленные по ее указанию подчиненными, и в результате птицефабрика смогла получить денежные средства в значительном объеме для осуществления хозяйственной деятельности, считает гособвинение.
С его позиции, покровительство Маркелова проявилось также в том, что он, узнав от Криваша о проведении проверок республиканскими органами Росфиннадзора и Федеральной налоговой службы, убеждал их представителей в отсутствии нарушений со стороны птицефабрики.
Бывший глава Марий Эл обвиняется также в том, что он необоснованно трудоустроил на должности в секретариат пятерых своих доверенных лиц, которые не исполняли возложенные на них служебные обязанности, а исключительно обеспечивали личную охрану Маркелова и выполняли поручения, не имеющие отношения к служебной деятельности администрации главы Марий Эл. Между тем с марта 2015 по май 2017 года из республиканского бюджета им начислялись заработная плата и командировочные, осуществлялись страховые пенсионные и медицинские взносы, причиненный ущерб оценивается в 8,897 млн рублей. Теперь эта сумма предъявлена минфином республики в рамках уголовного дела в порядке гражданского иска.
Кроме того, Леониду Маркелову вменяется незаконное приобретение и хранение сначала в доме правительства Марий Эл, а затем у себя в квартире 47 пригодных для стрельбы патронов.
Инвестиции в город
Подсудимые с предъявленными обвинениями не согласились. Наталия Кожанова признала лишь участие в гражданско-правовой сделке.
«Мне была выдана доверенность, на основании которой заключен договор с частным лицом Натальей Савченко (в 2015–2016 годах — гендиректор ОАО «Тепличное». — Прим. ред.). Одно частное лицо продавало акции другому. По сути это более 90% акций, в результате переходило целиком предприятие (новому собственнику. — Прим. ред.), потому что менялась система управления, приходили другие люди и так далее, — рассказала подсудимая. — Понятие фиктивной сделки мне непонятно. В Гражданском кодексе есть понятие ничтожной сделки, но ведь тогда кто-то должен оспаривать эту ничтожную сделку. Но продажа, передача все же состоялась, никто не опротестовывал эту сделку, люди работали».
Кожанова отметила, что Татьяна Маркелова передала векселя в виде займа «Телекомпании 12 регион» с «благородной целью» и заплатила подоходный налог: «Мы занимались благоустройством города. Телекомпания занималась инвестированием в город, мы создавали туристический кластер». Продажу «Тепличного» подсудимая объяснила сложностью управления этим крупным предприятием.
Ираида Долгушева подчеркнула, что многочисленные проверки Счетной палаты РФ, прокуратуры, Росфиннадзора, ФСБ доказали, что денежные средства выделялись агропредприятию по целевому назначению в соответствии с Бюджетным кодексом.
«Если поднять эти акты, что я говорила во время следствия следователю, то там нет ни одной ошибки. Птицефабрика «Акашевская» всегда получала то, что ей причитается, пусть и не в полном объеме, интересы ни одного из бюджетополучателей при этом не задеты», — заявила бывший министр. Она утверждала, что справки, фигурирующие в деле, достоверны и не влияли ни на объем, ни на срок выдачи кредита, поскольку банку в первую очередь требуется залоговое обеспечение.
Точку зрения, что справки марийского минсельхоза не имели для банка никакого значения, отстаивал и сам Леонид Маркелов: «Не надо много в этом разбираться, хотя бы просто спросить банк, а на основании чего выдали кредит Кривашу? Кредит выдается на основании проектного финансирования, залога. Эти справки не имеют никакого значения для получения кредита, никакого! И, более того, я читал опрос Криваша, который сделан адвокатами. Криваш заявляет, что сделал справки по указанию службы безопасности. Мне-то понятно: шла разработка Криваша с участием действующих сотрудников ФСБ, которые были прикомандированы и работали со службой безопасности банка. Они это отслеживали, но при чем здесь я? Я даже не знал, что такие справки даются».
Бывший глава региона также рассказал суду свою версию разговора с замруководителя УФНС по Марий Эл: «Он лично обратился ко мне. Он пришел ко мне и сказал, что при согласовании его на должность руководителя налоговой службы ему была поставлена задача Налоговой службой РФ возбудить дело на господина Криваша».
Написанное в обвинительном заключении экс-глава Марий Эл назвал «набором слов». Он рассказал, что в 2012 году вместе с Кривашем был на приеме у главы государства и президент поручил всемерно поддержать проект. Маркелов утверждал, что это не он, а скорее Криваш оказал правительству республики услугу, трудоустроив в 2014 году на птицефабрику «Акашевская» порядка 50 луганских и донецких беженцев.
«Если вы, госпожа Трусова, действительно хотели знать, что я оказывал такое покровительство, надо было следствие проводить, а не фальсификациями заниматься следователям», — обратился Маркелов к гособвинителю.
По сути, указывают на стороне защиты, у бизнеса и правоохранительных органов разный взгляд на продажу ОАО «Тепличное»: для первых это гражданско-правовая сделка, у вторых есть подозрения в завуалированной взятке. Вопрос еще и в том, стоило ли предприятие тех денег, которые были за него заплачены: в ходе предварительного следствия было представлено следственное экспертное заключение, что стоимость сделки была явно занижена, и этот момент в суде нужно исследовать.
Леонид Маркелов не согласился с предъявленным обвинением и по другим статьям УК РФ. Так, он объяснил, что работницы секретариата не могли сопровождать его в поездках, поэтому так сложилось, что за главу региона отвечала охрана. Относительно боеприпасов Маркелов пояснил, что подаренное оружие он сразу сдавал в помещение в доме правительства и никогда не стрелял из него. Маркелов рассказал, что просил организовать официальный перенос оружия в квартиру в свое присутствие, но «все было сделано через одно место». 17 из найденных у Маркелова дома патронов к карабину «Сайга» нельзя приобрести в магазине, но подсудимому непонятно, как он мог отличить их от остальных без экспертизы.
В завершение судья Марина Дякина определила график заседаний по делу Маркелова, следующее состоится 13 мая.
Фото: ФедералПресс / Наталья Егошина, ФедералПресс / Евгений Поторочин, ФедералПресс / Алексей Юдин
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео