Ещё

«Романтический концерт» для пяти дирижёров с оркестром 

Фото: Ревизор.ru
Дирижёрско-стажёрская группа НФОР — пожалуй, уникальное явление. Это последовательная образовательная программа, которая позволяет начинающему дирижёру не только пройти теоретический курс с педагогом-куратором, которым в этом сезоне был маэстро А. Соловьёв, но и непосредственно поработать с таким высококлассным оркестром, каким является Национальный филармонический оркестр . А кроме того, учиться у выдающихся мастеров, которые исполняют концертные программы с НФОР, принимать участие в подготовке этих программ. И, конечно, неоценима возможность учиться и перенимать опыт непосредственно у маэстро Спивакова, наблюдая за репетиционным процессом выдающегося музыканта.
Дирижёрско-стажёрская группа НФОР, эта удивительная институция, была организована в сезоне 2004/2005 по инициативе директора оркестра Георгия Агеева и за годы своего существования доказала свою необходимость и эффективность. Достаточно просто перечислить некоторые из имён — , , Денис Власенко, , , . Это лишь часть дирижёров, которые приобрели здесь большой опыт и теперь уверенно и органично вписались в российский музыкальный ландшафт.
И вот, 25 апреля в Концертном зале «Филармонии-2» состоялся отчётный концерт дирижёров набора 2017 года. За прошедшие от «вступительных экзаменов» полтора года многие из стажёров заметно шагнули вперёд как с мастерстве, так и в своей карьере. Так, Анна Ракитина завоевала II премию на Международном конкурсе имени Н. Малько в , стал одним из трех финалистов конкурса дирижеров в Зальцбурге, Арсентий Ткаченко, помимо зарубежных гастролей и работы в «Театре мюзикла» (а это совершенно особая и очень непростая дирижёрская специфика), успешно выступил в роли дирижёрского «кризис-менеджера» в МГСО под руководством И. Рудина, заметно подняв профессиональный уровень оркестра. за эти полтора года исполнил немало концертных программ в лучших залах , но триумфом, пожалуй, можно считать исполнение премьерных спектаклей оперы А. Вустина «Влюблённый дьявол» в Московском академическом музыкальном театре им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко.
Итак, на сцене концертного зала пять дирижёров — Дмитрий Матвиенко, Сергей Акимов, Пётр Гладыш (он присоединился к стажёрской группе чуть позже остальных), Арсентий Ткаченко и Анна Ракитина. В программе концерта — «испаноязычная» музыка. То есть, конечно же, француз, и Мануэль де Фалья — испанцы, а Артуро Маркес мексиканец, но общий знаменатель, в общем, понятен.
И вот здесь начались первые вопросы.
Во-первых, более чем своеобразный жанр самого концерта. С одной стороны, это фактически отчётный концерт класса, как это обычно бывает в школах. С другой стороны, перед нами отнюдь не старшеклассники, а в большинстве своём вполне сложившиеся дирижёры, уже имеющие за плечами заметные музыкальные и значимые проекты, упомянутые выше. И они попали в крайне некомфортную ролевую ситуацию — некоторые из них уже мастера, а тут происходит то, что у оркестрантов называется «сдача партий» — когда вдруг надо доказывать, что ты всё-таки умеешь играть то произведение, которое ты неоднократно играл и играл неплохо в разных залах, с разными дирижёрами, на гастролях и т.д.
Помимо этого, пять дирижёров в одном концерте — ситуация, мягко говоря, нетривиальная, это вносит некоторый морально некомфортный в данной ситуации элемент состязательности. Тем более, что перед дирижёром одновременно стоит две задачи сразу — доказать свою профессиональную состоятельность педагогам, критикам, оркестрантам с одной стороны и понравиться публике — с другой. А это, как показал концерт, иной раз даже и непересекающиеся подмножества. Дмитрий Матвиенко и Арсентий Ткаченко. Фото: Владимир Зисман
Так, например, публика довольно индифферентно, хотя и позитивно, отреагировала на исполнение фортепианного концерта М. Равеля. А ведь с точки зрения оценки дирижёрской техники Дмитрий Матвиенко аккомпанировал Злате Чочиевой практически безукоризненно. Это действительно очень серьёзная работа — очень точно попадать метроритмической фактурой аккомпанемента в виртуозную россыпь нот у пианистки или выстраивать аккомпанирующую мелодику оркестра в «ритмической полифонии» второй части концерта. И это при том, что он стоял к солистке спиной, то есть, аккомпанируя без визуального контакта (что на мой взгляд неоправданно усложняло ситуацию).
Сергей Акимов исполнил Вторую сюиту из музыки балета «Треуголка» Мануэля де Фальи. Это, с точки зрения исполнителя, достаточно сложное произведение с контрастными перепадами настроений, динамики, размеров, характеров и т.д. Но оно зато предлагает огромное количество возможностей интерпретации, выплеска темперамента и эмоций. И в общем-то, С. Акимов вписался в эту стилистику. Но фокус «Треуголки» состоит в том, что её корни очевиднейшим образом растут из сарсуэлы — народного, иной раз примитивного и грубоватого жанра, и вот этой жёсткости и настоящей испанской брутальности в исполнении сюиты заметно не хватало. Мне показалось, что она была исполнена излишне академично.
Тем более, что С. Акимову пришлось ещё и компенсировать композиционные недостатки самого произведения, поскольку в «Заключительном танце» де Фалья написал несколько «как бы» финалов подряд, и три или четыре выхода на кульминацию с последующей имитацией финала произведения выглядят достаточно нелепо. Не исключено, что этот авторский прокол можно было бы «припрятать» за счёт иного решения динамического развития в конце хоты.
Дансон №2 мексиканского композитора Артуро Маркеса — своего рода произведение-кентавр — абсолютно попсовая композиция, написанная для симфонического оркестра. В жанровом смысле она всё-таки ближе к «Снежинкам» А. Цфасмана, чем к Концерту М. Равеля. Вероятно, с этими критериями к ней и надо было подходить.
Это, безусловно, чрезвычайно обаятельно написанное произведение тем не менее композиционно напоминает лоскутное одеяло с большим количеством швов. И только музыкальное решение дирижёра может использовать этот факт во благо или во зло, показать многоообразие возможностей или позволить рассыпаться произведению на фрагменты.
Пётр Гладыш, конечно же, прекрасно знает это произведение, он и дирижировал его без партитуры. В конечном счёте, это непринципиально, это всего лишь вопрос удобства, тем более, что все переходы с одного размера на другой (а их там много) были исполнены безошибочно. Другое дело, что жесты были по большей части декларативны, и настоящего волевого импульса в них не было. Было очень заметно, что маэстро прекрасно видит и понимает, что именно и в какой момент должно произойти, но, если пользоваться языком футбола, голевых моментов было много, но они практически не были реализованы.
Второе отделение концерта открылось Концертом №2 для кларнета с оркестром современного испанского композитора Оскара Наварро в виртуознейшем исполнении Артура Назиуллина.
Партитура этого кларнетового концерта такова, что перед Арсентием Ткаченко стояли две существенные задачи — сделать всё возможное для того, чтобы это произведение не звучало как саундтрек к фильму про индейцев, то есть любыми усилиями вернуть его в академическое русло и, по возможности, предоставить возможность любителям музыки услышать звук кларнета, поскольку симфоническая партитура, написанная по всем канонам голливудской киномузыки, катастрофически перегружена. Насколько мне известно, с музыкальным материалом была произведена титаническая работа и большая часть целей была достигнута.
Одной из неразрешимых проблем этого концерта стало то, что из-за особенностей репертуара дирижёры оказались в неравных условиях. И, как мне показалось, Анна Ракитина попала в самую невыгодную ситуацию — она дирижировала «Болеро» М. Равеля.
Забегая вперёд, скажу — публика была в восторге и наградила её самыми бурными и тёплыми аплодисментами. Вероятно, это надо учитывать, ведь в конечном итоге, всё, что происходит на сцене, делается для публики.
Но проблема дирижёра в «Болеро» заключается в том, что это чрезвычайно формализованное произведение и возможности «манёвра» или самовыражения здесь минимальны. Хотя практика показывает, что и «Болеро» исполняется по-разному. Анна Ракитина и Сергей Акимов. Фото: Владимир Зисман
В данном случае у меня создалось впечатление, что каждый вступающий инструмент (а «Болеро» М. Равеля — это последовательность сольных эпизодов, исполняемых разными духовыми инструментами) всё более и более замедлял темп, и А. Ракитина прилагала нечеловеческие усилия, чтобы удержать общий темп произведения, который и так был чуть медленнее, чем было бы комфортно. В финальной кульминации эта борьба увенчалась успехом, но победа стоила немалых сил.
В конечном счёте, независимо от локальных неудач или просчётов, концерт состоялся и своей цели достиг — публика была чрезвычайно довольна, для дирижёров это был очень важный и необходимый опыт, причём даже и для тех из них, которые уже активно концертируют.
Более того, прошедший концерт подтвердил необходимость и жизнеспособность такого явления как дирижёрско-стажёрская группа Национального филармонического оркестра России.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео