Ещё

Преступления Ромуальда Райса: почему Польша оправдывает геноцид белорусов 

Фото: Евразия Эксперт
В январе-феврале 1946 г. в польско-белорусском пограничье были уничтожены пять деревень, где в основном жили православные белорусы. Эти действия, названные «пацификацией», или усмирением, были совершены 3-й Виленской бригадой Национального воинского соединения во главе с Ромуальдом Райсом, известным под псевдонимом «Бурый». В 2005 г. польский Институт национальной памяти посчитал, что действия Райса «имели признаки геноцида» в отношении православных белорусов. Но в марте 2019 г. все тот же институт назвал свои прежние выводы ошибочными. О том, кем был Бурый, что на самом деле произошло в начале 1946 г. и почему поляки решили пересмотреть взгляды на историю, читайте в статье магистра исторических наук Василя Герасимчика специально для «Евразия. Эксперт».
Подляшье
Подляшье — приграничный регион со сложной историей и этно-конфессиональным составом. В течение только второй мировой войны он был вначале передан из разделенной советскими и немецкими войсками Польши в состав БССР, затем стал частью Третьего рейха, в июле 1944 г. опять присоединен к БССР, но уже в сентябре передан в состав созданной Польской Народной Республики. Именно на Подляшье активно действовали силы польских Армии Крайовой (АК) и Национального воинского соединения (НВС), не признававших ПНР. Одним из поветов, в котором проводили акции польские подпольные организации, был Бельский, где, согласно данным местного старосты, в конце 1945 г. проживало 191 тыс. человек, из которых белорусы составляли 45%: «Отношение белорусского населения к населению польскому было и есть неискреннее, недоверчивое и нередко враждебное, но такое же отношение к ним и со стороны поляков».
Одним из польских военизированных подразделений, действовавших на территории Подляшья, командовал Ромуальд Адам Райс. Он родился в 1913 г., служил в польской армии, принимал участие в сентябрьских боях 1939 г. в районе Люблина. С остатками разбитых частей отступил к Ковелю, где был разоружен красноармейцами, вошедшими 17 сентября на территорию Западной Беларуси и Западной Украины. Райс был направлен в Березу-Картузскую, где располагался бывший польский концлагерь для политических преступников, но вскоре был освобожден. Он вошел в состав АК, сражаясь как против немцев, так и литовских коллаборантов. В июле 1944 г. участвовал в освобождении Вильнюса. После начала зачистки АК со стороны советского НКВД Райсу удалось сохранить свое подразделение, которое позднее он все же распустил и в октябре 1944 г. переехал в Белосток. Работал в Охране государственных лесов в Гайновке, но в мае 1945 г. дезертировал вместе с 29 солдатами и вновь присоединился к АК, к ее 5-й бригаде под руководством Зыгмунта Шендзеляжа (псевдоним «Лупашка»).
5-я виленская бригада Армии Крайовой Шендзеляжа прославилась уничтожением белорусской деревни Вилюки, подляшской деревни Патока, и литовской деревни Дубинки. Профессор Гданьского университета Петр Нивинский в связи с этим говорит: «Пацификация белорусских деревень и убийство мирного населения проводились как предостережение их от дальнейшего сотрудничества с коммунистическим советским аппаратом террора».
24 апреля 2016 г. останки Шендзеляжа были торжественно перезахоронены с участием президента Польши. В его честь названы улицы в нескольких городах, в том числе и Белостоке.
В августе 1945 г. Райс («Бурый») перешел под начало другой польской подпольной воинской организации — Национального войскового соединения. Вскоре под началом Бурого было уже 228 человек, проводивших операции против НКВД, милиции и частей Войска Польского. 20 сентября 1945 г. он получил приказ провести пацификацию юго-восточных районов Бельского повета, однако к его исполнению приступили только в конце января 1946 г.
Начало рейда Бурого
27 января 1946 г. части 3-й Виленской бригады польского Национального войскового соединения во главе с Ромуальдом Райсом заняли деревню Лозица. Сюда же на следующий день приехала группа кучеров, преимущественно из числа православных белорусов, с целью перевезти отсюда дерево в деревню Орля для местного гминного управления и под постройку школы. Но назад уехать им уже не позволили. Бурый приказал провести отбор 40-50 лучших лошадей и повозок, захватив с собою и их владельцев. Далее они направились в Гайновку (сегодня город с населением больше 22 тыс. человек, из которых около 70% — православные), где размещался отдел польской милиции и находились несколько красноармейцев, возвращавшихся в СССР. Здесь отдел Бурого встретил вооруженное сопротивление, которое не позволило полностью занять местечко.
«Вы будете уничтожены, а ваша деревня сожжена»
Бурый же утром 29 января прибыл в деревню Залешаны. Его бойцы разместились в крестьянских домах, из которых после 14 часов сельских жителей начали сгонять «для собрания». Сюда же пришли 16-летний Петр Демьянюк и Александр Зелинко, которых вызвали на подворье и расстреляли на глазах у собравшихся. Петр был сыном солтыса Лукаша Демьянюка; Зелинко же — житель соседней деревни Суховольцы, во время войны служил в Красной Армии.
После расстрела в дом вошел сам Ромуальд Райс и, выстрелив вверх, чтобы утихомирить людей, заявил: «Вы будете уничтожены, а ваша деревня сожжена».
После того как он вышел, двери закрыли. Вооруженные люди окружили здание со всех сторон и подожгли соломенную крышу. Пока здание разгоралось, часть солдат направилась поджигать другие строения в Залешанах. Некоторые жители воспользовались этим и выбрались через окно на противоположной от центрального входа, менее охраняемой стороне. Стоявший здесь охранник стрелял только в воздух и дал людям, которых должны были сжечь, убежать.
Но не все жители деревни Залешаны пошли «на собрание». Часть из них попряталась в собственных домах, теперь поджигаемых отрядом Бурого. Некоторые сельчане пытались спастись из горящих изб, но тогда их убивали на улице. Так, во время бегства был застрелен Георгий Леончук и двое его сыновей — 6-месячный Сергей и 3-летний Константин. Сгорела семья Нечипоруков — родители и двое их детей, лишь дочери Марии удалось спастись. Сгорела и дочь Василя и Татьяны Леончуков, которой было всего семь дней отроду.
Всего в Залешанах 3-я Виленская бригада польского Национального войскового соединения под руководством Ромуальда Райса сожгла 41 дом местных жителей, убила 16 человек, в том числе 7 детей.
Убийство 30 кучеров
Далее отряд Бурого в сопровождении кучеров-белорусов направился в сторону деревни Волька Выгановская. По дороге были застрелены ямщики Стефан Бабулевич и Ян Земкевич. Еще одному кучеру удалось сбежать, и вместо него из Вольки Выгоновской был взят Григорий Григорюк.
30 января отряд Бурого прибыл в деревню Красное Село, где местному солтысу Григорию Бандаруку приказали выставить новых ямщиков и подводы вместо взятых в Лозицах. Когда все было выполнено, самого Григория Бондарука, как единственного во всей округе коммуниста, застрелили. Однако полностью завершить смену повозок Бурый не успел, поскольку над деревней показался самолет. Бойцы 3-й Виленской бригады быстро покинули деревню, успев заменить только 13-й подвод, взяв вместе с собою жителей деревни Красное Село. Позднее шестеро из них вернулись в деревню, не желая рассказывать о том, что же произошло.
А случилось следующее. 31 января Бурый занял деревню Старые Пухалы. Ямщиков выстроили и предложили освободить тех, кто продемонстрирует свое польское происхождение знанием языка и покрестившись по-католически. Остальных партиями по несколько человек стали отводить в соседний лес. Здесь их убивали, а тела сбрасывали в ямы, оставшиеся после землянок времен войны. Затем ямы немного присыпали и прикрыли ветками деревьев. Всего было убито 30 человек в возрасте от 17 до 56 лет. В экзекуциях особенно проявил себя командир под псевдонимом «Лиственница» (Modrzew).
27 апреля 1951 г. была произведена эксгумация останков убитых, находящихся в двух ямах. В одной из них было 5 останков, во второй — 22. У всех черепные коробки были «разбиты». Собранные в трех гробах останки православных белорусов перевезли на католическое кладбище в деревне Клихи, где и захоронили. 23 июля 1997 г. была произведена их повторная эксгумация и дополнительное исследование место убийства в лесу около деревни Старые Пухалы. Медик установил, что здесь как минимум 27 человек. И не исключил, что убитых могло быть больше, что и подтвердилось при исследовании на местности, где были найдены черепа еще трех человек.
Тем самым подтвердились и показания очевидцев, заявлявших об убийстве 30, а не 27 человек. Это были жители деревень Красное Село, Збуч, Чижи, Великие Пасечники, Ягодники, Лозицы, Мохнатое, Залешаны, Раковичи, Кривая, Орешково, Выгоновская Волька.
По результатам эксгумации было установлено: смерть ямщиков-белорусов, убитых отрядом Бурого 31 января 1946 г., наступила в результате нанесения ударов различными предметами, и что перед смертью над жертвами издевались.
Уничтожение деревень Зани, Шпаки и Концовизна
После убийств у деревни Старые Пухалы, вечером 1 февраля 1946 г. Бурый разделил свой отряд на три части во главе с командирами, известными под следующими псевдонимами: «Служака» (Wiarus), «Храбрый» (Bitnу) и «Лешек» (Leszеk). Они получили задания уничтожить деревни Зани, Шпаки и Концовизна, где преобладающее большинство составляли православные белорусы.
Группа Служаки вечером 2 февраля подошла к деревне Шпаки. Часть солдат занялась поджогом домов, другая производила расстрелы, убив 7 человек. Остальные участвовали в изнасиловании одной из местных женщин. Только на следующий день представители польских властей посетили деревню, составив опись уничтоженного имущества. Здесь же было найдено объявление, призывающее «белорусское население покинуть деревни в течение 14 дней».
Группа под руководством Храброго прибыла в Зани, предварительно окружив деревню. Только дома четырех семей католиков, живущих здесь, а также размещенные вблизи них несколько хозяйственных построек православных белорусов не трогали. Остальную часть деревни предали огню. Людям приказали седеть в сжигаемых домах, о чем рассказывала одна из свидетельниц: «Пришли двое мужчин, одетых в зеленую одежду, они спросили, какого вероисповедания, после получения ответа, что православные, они сказали сидеть в доме и не выходите наружу». Тех же, кто выбегал из домов и пытался спастись, просто расстреливали. Но части людей все-таки удалось спастись. Всего в Занях погибли 24 человека.
Дочка убитого Даниэля Ольшевского вспоминала, что увидела еще живого отца лежащим на дороге: «Он был ранен в голову. Я услышала, что кто-то с тех, кто был в той банде, наверное, хотел меня убить, потому что другой сказал: „Оставь этого ребенка, там уже два человека невинных лежат“. Я не заметила тогда, что рядом, между дверями, лежала сестра Марыся. Ей попали в рот. Потом Ромуальда Сенницкая говорила, что Марыся очень мучилась, и ее должны были добить сблизи».
Один из свидетелей описал убийство матери, произошедшее у него на глазах. В дом вошли три вооруженных человека и спросили, живут ли здесь православные. Женщина попыталась сказать, что они поляки, и что это может подтвердить соседка. Но соседка не подтвердила, что женщина и ее семья католики, поскольку те были православными. Тогда один из вооруженных людей достал пистолет и выстрелил в женщину.
Группа Лешека подошла к деревне Коньцовизна к 18 часам. Она двигалась по льду реки Нарвы. Его бойцы не стали сразу окружать деревню, а сходу занялись поджогом домов и построек на окраине поселения, в котором проживали 60 православных белорусов. Напуганные местные жители, несмотря на начатую стрельбу, воспользовались сумерками и просто разбежались, попрятавшись в близлежащих лесах.
Ликвидация 3-й Виленской бригады Бурого
Надо отметить, что внутренние войска Польской народной республики, располагавшиеся в Бельске Подляском, знали про базирование в их районе 3-й Виленской бригады под руководством Бурого. Была даже начата операция против этой бригады, но 29 января она была свернута. Официально — «из-за недостатка бензина и малочисленности войска».
Однако настоящая причина заключалась в том, что польские солдаты просто отказывались действовать против группы Бурого, и когда доходило до вооруженного столкновения, просто разбегались.
Только после получения сведений о проведенной Бурым акции по уничтожению пяти деревень вместе с жителями правительственные войска начали действовать решительно. 16 февраля дошло до перестрелки, в ходе которой погибли 19 человек 3-й Виленской бригады, в том числе Лиственница, Храбрый и Служака. Еще 25 человек погибли 30 апреля 1946 г., тогда 12 человек были арестованы. Только в октябре 1946 г. Бурый разделил свою бригаду на три группы и направил в другие поветы. Сам же отправился в «отпуск» и даже приобрел собственную прачечную. Но 17 ноября 1948 г. он был задержан по обвинению в совершении военных преступлений. Райс попытался перевести вину на своего заместителя — подпоручика Хмелевского, выдав его местонахождение.
«Нацелены на реализацию высшей цели»
Бурый во время следствия утверждал: «Лично я никаких приговоров не исполнял, равно как и не поручал их исполнять. Моя деятельность в НВС состояла из чисто военных действий». В ответ ему был зачитано свидетельство его заместителя, в котором тот утверждал о причинах проводимой в январе-феврале 1946 г. акции: «Белорусы с большой неохотой относились к польской армии». После этого Бурый выбрал другую линию защиты. Теперь он утверждал, что в преддверии осуществления своего рейда получил информацию, что белорусы в большинстве своем отказываются от репатриации в БССР, что, в свою очередь, усложняет конспиративную работу в этой местности, поскольку опираться подполье могло тол