Ещё

Почему сообщениям о подготовке терактов на Шри-Ланке никто не поверил 

Почему сообщениям о подготовке терактов на Шри-Ланке никто не поверил
Фото: Профиль
Photo by Jewel SAMAD / AFP Почему сообщениям о подготовке терактов на  никто не поверилВ воскресенье, 21 апреля на Шри–Ланке праздновали Пасху. Католики и протестанты собрались в храмах, чтобы отметить Христово Воскресение. В отелях, где останавливаются богатые туристы, сервировали традиционные пасхальные завтраки. А потом — почти одновременно — в разных местах прогремело шесть взрывов.
Ответственность за них взяло на себя «Исламское государство» (; запрещена в ). По данным, озвученным на момент написания этой статьи, погибли более 350 человек, еще 650 ранены. За несколько дней до того Шри–Ланка считалась райским курортом, где беспрецедентные меры безопасности гарантируют спокойствие туристов, а религиозное насилие если и случается, то где–то в трущобах или в дикой местности, куда иностранцы не захаживают. Кровавая Пасха покончила с этой иллюзией.
Беззубые тигры
Случившееся стало шоком не только для жителей острова и туристов, но и для представителей спецслужб. Всего десять лет назад на Шри–Ланке закончилось кровавое противостояние между центральными властями и «Тиграми освобождения Тамил–Илама» (ТОТИ). Эта военизированная группировка защищала интересы тамилов — этнического меньшинства, составляющего около 11% населения острова, и боролась за создание независимого тамильского государства. Гражданская война была ожесточенной, и выиграть ее правительство смогло лишь благодаря столь суровым мерам, что ряд ланкийских генералов до сих пор обвиняют в преступлениях против человечности.
Среди тамилов, взявших в руки оружие, были и индуисты, и мусульмане, и христиане; правительственные войска состояли в основном из сингалов — этнического большинства, исповедующего буддизм. Разумеется, во время войны страдали культовые сооружения всех религий — от бомбежек и обстрелов, — но ни одна из сторон не пыталась специально уничтожить храмы другой. Сколь бы жестокой ни была война с «Тиграми», она никогда не перерастала в религиозный конфликт.
Как гласит широко известная поговорка, генералы всегда готовятся к прошедшей войне. Поэтому неудивительно, что ланкийские военные и контрразведчики в основном беспокоились о том, не собираются ли тамилы восстать снова, и думали, как ответить на старые вызовы, не обращая внимания на новые. Однако бывшие «Тигры» не демонстрировали признаков подготовки мятежа: как и все население страны, они устали от 26-летней войны.
Тамильская версия, таким образом, отпала сразу. К тому же теракт носил явно антихристианскую направленность, а в акциях такого рода боевики ТОТИ замечены не были. Значит, нужно было искать радикалов в одной из религиозных общин острова.
Бастион на пути джихада
По конфессиональному признаку население Шри–Ланки делится на четыре группы: буддисты (70%), индуисты (13%), мусульмане (10%) и христиане (7%).
Индуисты — в массе своей этнические тамилы — до недавних пор никаких религиозных организаций на острове не образовывали. Однако в октябре 2016 года местные активисты, вдохновленные «шафранной волной» в соседней , провели консультации с индийскими правыми организациями и решили создать свою. Ее назвали «Шив Сена» (Siva Senai), «Армия Шивы», по аналогии с индийской группировкой, занимающейся защитой прав индусов. Однако контакты ланкийская «Шив Сена» в основном поддерживает не с индийской тезкой, а с другой праворадикальной организацией полувоенного типа — «Раштрия сваямсевак сангх» (RSS), члены которой не раз участвовали в беспорядках на религиозной почве в Индии. Однако, в отличие от RSS, ланкийская «Армия Шивы» ничем подобным не отметилась и в межрелигиозных конфликтах не замешана. Да и вообще взрывы — это не метод индуистских радикалов.
Радикалы–буддисты на Шри–Ланке куда активнее. Самая известная из их организаций — «Баду Бола » (BBS) — опирается на поддержку правых элементов среди сингальского большинства. Она была образована в 2012 году двумя монахами — Кирамой Вималаджотхи и Галагодой Аттхе Гнанасаарой — для защиты угнетаемых буддистов Шри–Ланки и всего мира. Одной из первых кампаний BBS стала череда акций в защиту гастарбайтеровбуддистов, которым власти стран Персидского залива мешают открыто исповедовать свою религию. В дальнейшем «Баду Бола Сена» отметилась многочисленными демонстрациями в поддержку единоверцев, страдающих от рук мусульман в , и против подъема исламизма.
С самого образования BBS занималась преимущественно борьбой против «мусульманской угрозы», объявив себя «бастионом на пути всемирного джихада». Согласно их взглядам, Шри–Ланка должна стать «буддистской крепостью, о которую разобьется зеленая волна». Активисты BBS ведут антиисламскую пропаганду, используя те же методы, что и радикальные индуисты по ту сторону Полкского пролива: рассказывая о «любовном джихаде», который якобы ведут мусульмане, соблазняя девушек–буддисток и вынуждая их принимать ислам, о бесконтрольном размножении мусульман, о том, что власти скрывают их истинное число, чтобы не вызвать народных волнений. На счету «Баду Бола Сены» — погромы в мечетях и мусульманских кварталах. В 2014м буддисты организовали массовые антиисламские беспорядки, в результате которых четыре человека погибли, 80 были ранены, более 10 тысяч остались без крыши над головой.
Однако буддистские радикалы поддерживают достаточно тесные связи с политическими и военными элитами Шри–Ланки, а BBS как движение является относительно управляемым. Поверить в то, что экстремисты в шафрановых одеяниях будут подкладывать бомбы в отели и церкви, распугивая туристов и тем самым подрывая экономику страны и позиции правительства, решительно невозможно. К тому же неясно, с чего бы буддистам, которые до того боролись с христианами постольку–поскольку (самые громкие акции — пикеты перед домами священников и блокирование церквей с целью сорвать службу), переключаться с основной цели на второстепенную, да еще и с таким размахом.
Иначе говоря, методом исключения остаются только мусульмане. Но и тут возникает большая загвоздка. Потому что мусульмане на Шри–Ланке до последнего времени считались едва ли не самой мирной общиной.
Откупаться и бежать
Мусульман на Шри–Ланке, по официальной статистике, чуть меньше двух миллионов. Часть из них — тамилы, переселившиеся на остров во времена британского владычества как рабочая сила, часть — потомки малайцев, завезенных на Цейлон еще голландцами в тот недолгий период, когда и Малайским архипелагом, и будущей Шри–Ланкой владели Нидерланды. Но абсолютное большинство ланкийских мусульман принадлежат к народности ларакалла (ее представителей еще называют «ланкийскими маврами»).
Часть ученых полагают, что ларакалла — потомки первой волны тамильских переселенцев с юга Индии, осевших на острове еще в доколониальные времена и потом обособившихся по религиозному признаку. Говорят они на тамильском, да и обычаи их близки тем, что существуют в Южной Индии и в тамильской общине. С другой стороны, официальные власти и близкие к ним ученые утверждают, что ларакалла — необычайно расплодившиеся потомки арабских купцов, поселившихся на острове в VIII веке. Такая позиция, с одной стороны, позволяла во времена гражданской войны оторвать мавров от тамилов, не позволив им создать единый фронт борьбы, а с другой — подчеркивает отличие ларакалла от остальных общин острова, сдвигая время их прибытия на Шри–Ланку на тысячу с лишним лет вперед и тем самым превращая в «понаехавших». Ситуацию еще сильнее запутывает то, что ларакалла, живущие на восточном побережье, не похожи на тех, что живут на западном: если первые занимаются в основном ловлей рыбы и сельским хозяйством, то вторые обитают в городах и традиционно заняты торговлей; первые беднее, вторые богаче, у первых в обычаях больше заметно тамильское влияние, у вторых — арабское.
Как бы то ни было, ни те, ни другие не демонстрировали до недавних пор даже малейшей склонности к агрессии. В годы гражданских войн и конфликтов, сотрясавших остров, мусульмане выработали спасительную тактику: в сложных случаях откупаться, если не получается — бежать. Однако несколько лет назад из восточных лесов стали приходить тревожные вести.
Халифат Золотой Подковы
В январе этого года и спецслужбы Шри–Ланки отчитались о спецоперации в районе отдаленной деревни Ванатхавиллува. Там был обнаружен тренировочный лагерь, где хранилось много взрывчатки. Заодно арестовали местного имама, который признался, что присягнул на верность «Исламскому государству» и планировал вместе со своими сторонниками взорвать буддистские статуи в городе Анурадхапура — столице Северо–Центральной провинции.
За рубежом на это сообщение не обратили особого внимания — в основном из–за того, что распространявшие его ресурсы, дружественные BBS, добавляли чрезвычайно красочные и слишком уж невероятные подробности. К примеру, утверждалось, что мусульмане региона участвуют в глобальном заговоре с целью создать вдоль всего побережья Бенгальского залива и Андаманского моря Халифат Золотой Подковы со столицей в Бангладеш, экономика которого базировалась бы на выращивании и продаже наркотиков; что заговор этот финансируют страны Персидского залива; что «Тигры освобождения Тамил–Илама» на самом деле спонсировались мусульманскими наркобаронами и  и готовы вновь взяться за оружие.
Примерно так же относились иностранные СМИ, политики и спецслужбы и к другим сигналам — о том, что среди ланкийских мусульман все активнее распространяется идеология джихада и что молодежь симпатизирует исламистам. И ровно по той же причине: всё это сопровождалось рассказами о том, как мусульмане тайно заселили целые районы в глубине джунглей, создали там укрепленные деревни и готовятся вскоре выйти из леса и устроить резню буддистов. Радикалы из BSS столь яростно демонизировали мусульман, что их словам просто перестали верить.
Меж тем причин для беспокойства на самом деле хватало. Когда в 2011 году началась «арабская весна» и светские режимы на Ближнем Востоке стали рушиться один за другим, в мусульманской общине острова началось брожение. Молодежь больше не хотела «бежать и откупаться», видя, как их братья по исламу берут власть в свои руки, а «марионетки новых крестоносцев» ретируются, бросая тяжелое оружие. Десятки молодых ланкийцевмусульман, как правило, выходцев из богатых семей, отправились воевать за ИГ в Сирию и Ирак. 21 июля 2015 года один из них, 37-летний Шарфаз Нилам Мухсин, погиб во время авиаудара сил коалиции во главе с США. Мусульманский Совет Шри–Ланки опубликовал обращение, в котором осудил экстремизм, а ислам называл религией прощения и терпимости, после чего попросил президента строго наказать тех граждан, кто уехал воевать за ИГ. В то же время на аватарах многих аккаунтов в соцсетях, принадлежащих молодым мусульманам–ланкийцам, появилось изображение шахады.
Это брожение появилось не на пустом месте. Его возникновению поспособствовали многочисленные мусульманские организации — как местные, так и из соседних стран, — призывавшие «защитить ислам» и занимавшиеся прозелетизмом. «Нэшнл Таухид Джамаат», взявший на себя ответственность за пасхальные теракты, до определенного момента был одной из таких организаций, пока не попал под влияние и контроль боевиков «Исламского государства».
Если верить тому, что пишут в западных СМИ со ссылкой на «собственные информированные источники», перед самым терактом ланкийские спецслужбы буквально засыпали предупреждениями коллеги из Индии, США, Австралии, Британии, арабских стран. Самая полная информация шла по индийской линии, но ее в Коломбо проигнорировали. Почему так произошло? Дело в глубоком непрофессионализме спецслужб Шри–Ланки или в том, что ланкийские элиты с подозрением относятся к информации, поступающей из–за пролива? Еще в 2015 году бывший президент Раджапакса во всеуслышание обвинял индийскую разведку в том, что та вмешалась во внутренние дела острова и совершила государственный переворот, подкупив военных и чиновников.
Самое печальное, что многие имамы и простые мусульмане тоже пытались, судя по сообщениям прессы, достучаться до властей, предупредить их о радикалах, живущих рядом и что–то замышляющих, но безуспешно. Трещина, над созданием которой немало потрудились буддисты–радикалы, достигла такого размера, что перешагнуть через нее не получилось. Теракты показали: не только силовики и политики, но и обычные граждане — буддисты, индуисты и христиане — слабо представляют себе, чем живет мусульманская община, какие процессы зреют в ее недрах, какие организации там существуют и чем они занимаются.
Теперь эту трещину придется срочно засыпать, если, конечно, политическая элита Шри–Ланки не хочет утратить контроль за страной, которая начнет стремительно погружаться в пучину межрелигиозного насилия. Придется поумерить риторику BBS, наладить нормальные отношения с умеренными мусульманами из тех, что изначально выступали против любой радикализации и любых организаций, занимающихся «защитой ислама», укрепить меры безопасности, чтобы как можно скорее убедить туристов вернуться на остров. Иначе Шри–Ланка рискует превратиться в еще одну горячую точку в и без того перегретой Евразии.
Тренер в США обезоружил ученика объятиями
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео