Ещё

Владимир Гуркин: «Между героем плакатным и героем реальным разница есть» 

Фото: АиФ – Ульяновск
В «АиФ» за 3 апреля прочитала, что в Ульяновском институте гражданской авиации прошла презентация книги о лётчике-штурмовике, дважды Герое Советского Союза Нельсоне Степаняне. Несколько лет назад я жила в  на улице Нельсона Степаняна. Как это имя связывает и ?
Н. Погодина, Ульяновск
В разговоре с автором книги «Улетевшие в небеса» доктором культурологии Владимиром Гуркиным есть ответ на этот и многие другие вопросы. Имя Нельсона Степаняна, действительно, связывает многие точки на карте некогда очень большой страны — СССР. Он родился в Нагорном Карабахе, жил в , учился в Батайской лётной школе под Ростовом-на-Дону, защищал Одессу и , освобождал Феодосию и , воевал и погиб 14 декабря 1944 года на Балтике недалеко от латвийского . Его имя носят улицы в  и Крыму. В 1950-х годах в честь Степаняна был назван плавучий кран в , в 1960-х — рыболовный траулер в , а в начале 80-х — малая планета №3444. И этот список можно продолжать.
О чём рассказала лётная книжка?
Т. Захарычева: Владимир Александрович, так как имя Степаняна связало Ульяновск с Крымом?
В. Гуркин: Степанян освобождал Севастополь, и его имя высечено на обелиске мемориального комплекса «Сапун-гора». А в Ульяновске его имя в числе семи героев-лётчиков увековечено на памятнике, установленном на территории Ульяновского института гражданской авиации, который стал наследником бывшей Батайской авиа-школы, где Степанян учился подниматься в небо. Кстати, и на Сапун-горе, и в Ульяновске увековечено имя ещё одного нашего героя-лётчика — Николая Ивановича Мартьянова.
— Во вступлении к книге вы упоминаете много публикаций о Степаняне. Сложно было найти что-то новое о нём?
— Про Степаняна, действительно, написаны тысячи статей. Но мало кто работал в архивах. Я был первым человеком, который взял его личное дело в архиве гражданской авиации в . В госархиве Ростова я нашёл фонд Батайской лётной школы и очень удивился, что оказался первым исследователем, которому выдали курсантское дело Нельсона Степаняна. Интересно было посмотреть на его лётную книжку, на замечания инструкторов, на характеристику, которую ему давали. За строчками лётной книжки –те переживания, которые и превращают лётчиков в особенную породу. Мне удалось разыскать его сына Вильсона, который сейчас живёт в Москве.
В Армении я познакомился с родственниками Степаняна и узнал много интересных деталей о его жизни. По мере работы выяснялось, что есть человек-легенда, а есть реальный человек — Нельсон Степанян.
— И между ними пропасть?
— Был, вероятно, у журналистов соблазн «дорисовать» образ. Один армянский автор написал яркое эмоциональное исследование о Степаняне, в котором привёл его письмо к своему сыну. Вернувшись из Армении, я встретился с Вильсоном и спросил его об этом письме. Оказалось, что он о нём ничего не знает. Я достал текст и стал зачитывать письмо. Рядом сидела его внучка. Все плакали, потому что письмо было очень трогательным. И я хотел начать свою книжку с того, что письмо через 70 лет дошло до адресата. Но для этого мне надо было всё-таки найти оригинал. Автор сказал, что он у родных. Но родные не могли припомнить, что такое письмо было, предположили, что оно хранится у бабушки. У бабушки его тоже не нашли. Звоню автору, и он признаётся, что писал художественное произведение и поэтому не должен был излагать только документы. В общем, письмо было художественным вымыслом.
Кому нужны мифы?
— Казалось бы, настоящие герои не нуждаются в том, чтобы им добавляли лоску…
— Сложно сказать, какие были у журналистов мотивы. Сын Степаняна показал мне вырезку из газеты «Известия» 1968 года. Собкор в Армении писал, что «ноябрьским днём 1945 года в трал лиепайских рыбаков попала часть фюзеляжа затонувшего самолёта. На место находки прибыли водолазы. Они-то и подняли на поверхность штурмовик с останками неизвестного пилота. Вскоре личность лётчика была установлена. Им оказался известный советский ас Нельсон Георгиевич Степанян… » Я поехал в Лиепаю, там, действительно, есть мемориал советским лётчикам на городском кладбище, но в городском архиве нет никаких материалов ни о могиле Степаняна, ни о событии, описанном в «Известиях». Старые работники порта тоже ничего такого не припомнили. Я нашёл редактора местной газеты, который помнит ещё довоенные времена. Он рассказал мне много интересного, но этого события не было. Вероятно, журналисту нужен был красивый миф, чтобы привлечь внимание к статье, в которой дальше шла речь о том, что в Клайпеде спущен на воду рыболовецкий траулер «Нельсон Степанян».
— Встречались вам реальные истории, которые посильнее мифов?
— В Армении я нашёл внука человека, который собирал деньги на самолёт Степаняну. Эту историю он узнал от своей бабушки. Его дед Ерем Аракелян был парторгом совхоза, очень хотел пойти в армию, но его не брали из-за болезни сердца. В 1942 году в газетах писали о саратовском крестьянине Головатом, который собрал 100 тысяч рублей, купил самолёт и передал его Красной армии. Тогда Ерем решил собрать деньги на самолёт Степаняну. Он продал все драгоценности жены, собственный дом и переехал с семьёй в красный уголок сельсовета. В итоге он собрал необходимую сумму, получилось два мешка денег, но в семье не оставалось ни копейки. В доме был ребёнок, и жена Ерема решила взять потихоньку из мешка одну бумажку — 10 рублей, чтобы купить хотя бы сахар к чаю.
Думала, что муж не заметит. Но перед тем как повезти мешки с деньгами в Ереван, Ерем решил их пересчитать, потратил на это много часов и обнаружил, что не хватает десяти рублей. Начал пересчитывать заново, но тут жена призналась, что взяли всего десять рублей. Ерем сказал, что сумма должна быть полной и пошёл занимать десять рублей у соседей. Утром он отвёз деньги в Ереван. Сбор денег на самолёт шёл из трёх источников. В 1944 году Степанян, действительно, получил свой личный штурмовик «Ил-2», по желанию одного из жертвователей денег его назвали «Мститель». Конечно, это пример немыслимого для сегодняшнего дня энтузиазма.
Почему они герои?
— На презентации книги в институте гражданской авиации вы сказали курсантам: «Не думайте, что мир героев книги давно ушёл в прошлое, на самом деле он через одно рукопожатие»…
— Это на самом деле так. Сейчас рядом с ними ветераны института, которые знали лично героев, чьи имена написаны на памятнике. Мне посчастливилось встретиться с человеком, который воевал с Нельсоном в одном полку. Милий Иванович Старостин говорил о необыкновенно мягком и в то же время требовательном характере своего командира, которого любили все — и лётчики, и воздушные стрелки, и авиатехники. К сожалению, в ноябре 2016 года его не стало.
— Вы выпустили в свет уже третью книгу о Героях Советского Союза. Отличаются эти люди чем-то от тех, кто воевал рядом, но не получил этой высокой награды?
— Награда не означает, что они сознательно стремились к героизму. Они просто воевали за свою семью, свою Родину. Многие ведь погибали в первые дни войны, потому что им не хватало опыта. У Степаняна было преимущество: ещё в 1940 году его наградили нагрудным знаком ГВФ «За налет 300 000 км». Но героизм Степаняна не в его мастерстве лётчика и не в том, что он потопил много немецких судов, уничтожил много танков и самолётов. Его героизм, например, в решении возглавить первую штурмовую группу в день его гибели. Первоначально Нельсон не должен был участвовать в бою, из которого не вернулся. Но он понимал всю сложность плохо согласованного действия большого числа самолётов и считал, что в этом бою нужен его опыт.
Если говорить о героизме, то интересен ещё один факт, о котором вспоминал механик . Перед посадкой в самолёт Степанян заявил, что полетит один, без стрелка: «Лучше погибнуть одному, чем двоим». В качестве стрелка должен был лететь капитан . Он не захотел оставлять командира и чтобы Степанян его не заметил, сел на пол кабины. Из восемнадцати самолётов в тот день не вернулись девять. Самолёт Степаняна и Румянцева погиб над морем, его до сих пор не нашли.
— В книге вы упоминаете, что в 2013 году нашли участника тех воздушных сражений с другой стороны и он согласился ответить на ваши вопросы. 96-летний немецкий ас Эрик Рудоррфер сказал, что плохо помнит имена своих товарищей, погибших в Лиепае, но неожиданно вспомнил, что уже слышал имя Степаняна раньше. Этот мирный диалог через 70 лет после боёв, в которых погибло столько людей, очень сильное место. Он подчеркивает чудовищную несправедливость любой войны.
— В 1965 году на открытии памятника Нельсону Степаняну в Лиепае звучала аудиозапись слов его отца (Георг Степанян умер в 1963 году): «Война — это злое слово. Оно должно исчезнуть из речи людей. Оно должно остаться только в словарях».
Электронную версию книги «Улетевшие в небеса» можно найти на сайте библиотеки УИ ГА http://www.uvauga.ru/ntb.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео