Ещё

Отменённая революция в Сербии 

Фото: Свободная пресса
С каждой акцией сербской оппозиции увеличивается количество выступающих на ней, а также партий-организаторов, однако уменьшается число рядовых участников, что продемонстрировал протест 13 апреля.
Эту тенденцию не первый месяц наблюдают в оппозиционном «Союзе за Сербию», который с первоначальных 10 партий ныне раздулся до коалиции из более чем 30 различных организаций — от левых до радикально правых. Поэтому к акциям 13 апреля сербские оппозиционеры начали готовиться заранее, используя, кроме традиционного подвоза участников, самые различные методы увеличения явки на них.
Во-первых, акции объявили посвящёнными четвёртому месяцу начала кампании против президента Сербии Александра Вучича — ведь первые массовые протесты оппозиции состоялись 8 декабря 2018 года. Поскольку митинги и шествия проходят каждую субботу, то на них бывают разные люди, — и таким нехитрым методом организаторы попытались собрать в один день всех их участников за несколько месяцев.
Во-вторых, один из лидеров «Союза за Сербию», председатель правого движения «Двери» Бошко Обрадович попытался привлечь на протест радикалов, которые в любой стране ищут повод для силового противостояния с властями. В конце марта политик заявил, что «мы должны рассмотреть все формы гражданского неповиновения». Конечно, другие руководители «Союза за Сербию» — к примеру, Драган Джилас — неоднократно заявляли, что протесты будут мирными и ненасильственными. Однако после силового прорыва самих Обрадовича и Джиласа в здание государственного радио и телевидения Сербии 16 марта 2019-го ожидать можно было чего угодно. Тем более, что организаторы до последнего момента не обнародовали сценарий мероприятий 13 апреля — что, в результате, уменьшило число их умеренных участников.
В-третьих, организаторы протестов начали массово использовать ассоциации с «бульдозерной революцией» октября 2000 года: лозунг «Готов jе!», символику оппозиционной молодёжной организации, привлечение к акциям политиков, которых в массовом сознании связывают со свержением Слободана Милошевича. Собственно, сами акции 13 апреля оппозиционеры провозгласили «революцией против режима Вучича».
Не обошлось без прямой рекламы: на акции 13 апреля настойчиво приглашали СМИ, входящие в принадлежащий американцам медиа-холдинг United Group, в первую очередь один из самых популярных на Балканах новостной телеканал N1. Кроме того, к участию в протестах призывали персоны из шоу-бизнеса: актёр Сергей Трифунович, поп-певец Владо Георгиев, и даже участница «Pussy Riot» Мария Алёхина, причём последняя — несмотря на участие группы в весьма неоднозначном фестивале дружбы с косовскими албанцами «Мирдита, добар дан», который состоялся в Белграде 11 апреля.
Однако уже за несколько часов до начала «революции» стало понятно, что людей будет значительно меньше, чем планировали организаторы. Даже небеса, казалось, были против выхода людей на улицы Белграда: с самого утра моросил неприятный дождь, а температура воздуха не поднималась выше 10 градусов. Оппозиционеры пытались обвинить власть в создании препятствий для проведения акции в Белграде — мол, запретили автобусным перевозчикам доставлять на неё людей из других городов. А около полудня Драган Джилас написал в Твиттере, что в Пионерском парке рядом с парламентом специально включили полив газонов, «чтобы люди сегодня стояли в болоте».
Кстати, сам Драган Джилас во время митинга возле Скупщины (парламента) Сербии не выступал, и вряд ли это связано с тем, что там собралось, по разным подсчётам, всего от 7 до 10 тысяч людей. Возможно, экс-мэр Белграда сам решил строить своё политическое будущее отдельно от «Союза за Сербию» (за два дня до протестов он объявил, что 19 апреля создаст новую «Партию свободы и правды»). Но не исключено, что дистанцироваться от сходящих на нет протестов ему рекомендовали во время недавнего визита в Вашингтон, где Джилас встречался с заместителем госсекретаря США Мэтью Палмером, отвечающим за Балканы.
При этом, по словам министра внутренних дел Сербии Небойши Стефановича (правда, больше похожими на троллинг оппозиции), перед протестантами намеревался выступить и сам президент Сербии Александр Вучич — «но отказался из-за небольшого числа присутствующих». Зато там выступил впервые принявший участие в акции оппозиции президент Сербии в 2004-2012 годах Борис Тадич, который призвал собравшихся не сдаваться, потому что этот протест — «не конец, и не начало конца, а, возможно, конец начала».
Но если экс-президент весьма трезво оценил потенциал акции, то его коллеги по сцене вели себя как рыбаки, хвастающиеся размером непойманной рыбы. К примеру, лидер «Новой партии» Зоран Живкович назвал протест «первым большим собранием после 5 октября 2000 года», и заявил, что на площади перед парламентом присутствуют 35 тысяч людей. А журналист и активист «Народной партии» Марко Драгославич в своём Твиттере и вовсе написал о «почти восьмидесяти тысячах граждан».
Последнее число завышено более чем в десять раз — ведь по данным полиции, во всех акциях протеста 13 апреля в Белграде (а кроме митинга под парламентом было ещё шествие к зданию правительства и президентской резиденции) приняли участие от 7,300 до 7,500 людей. Это же число протестующих приводит и американское «Радио свободная Европа», Associated Press просто пишет о «тысячах собравшихся. И лишь немецкий журнал Der Spiegel и швейцарское информационное агентство Keystone-SDA сообщили о 10 тысячах участников протестов, подчёркивая, что их число оказалось „ниже ожидаемого“.
Таким образом, оппозиционеры значительно облегчили задачу президенту Сербии, анонсировавшему на 19 апреля в Белграде в рамках кампании „Будущее Сербии“ собрание общественности, которое, по словам Александра Вучича, „станет крупнейшим за последние 40-50 лет, и в нём примет участие в четыре-шесть раз больше людей, чем когда-либо собирала оппозиция“.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео