Ещё

Трамп усугубил раскол между США и Евросоюзом — американский эксперт 

Трамп усугубил раскол между США и Евросоюзом — американский эксперт
Фото: Евразия Эксперт
После Второй мировой войны на протяжении многих лет в мире существовали всего две сверхдержавы — и СССР. С развалом Советского Союза мир фактически стал однополярным: большинство стран признавали, что Соединенные Штаты сосредоточили в себе основную экономическую, военную и политическую мощь. Однако эта ситуация уже давно постепенно меняется, и сегодня мы живем в обстановке многополярности, где все большее влияние набирают , а также , и другие страны. Как в такой ситуации вести себя , чтобы не оказаться в зависимом положении, в интервью «Евразия. Эксперт» объяснил научный сотрудник Университета Западного Сиднея, приглашенный профессор Гленн Дисэн.
— Господин Дисэн, с точки зрения экономики Россия сегодня находится в непростой ситуации: с одной стороны, на нее давят американские санкции, с другой — с усилением роли Китая на континенте и в мире ей важно не потерять свое значение. Как  действовать в таких обстоятельствах?
— Проблема России состоит в том, что она долгое время полагалась на асимметричное партнерство с Европой. Сейчас задача Москвы в Евразии — разнообразить экономические и политические связи, чтобы не зависеть полностью от какого-то одного государства или региона. Асимметричное экономическое партнерство имеет тенденцию конвертироваться в политическое влияние. Вызов на евразийском пространстве состоит в том, что Россия не должна просто заменить свою зависимость от Евросоюза на зависимость от Китая.
Москва сейчас может принять экономическое лидерство КНР в Евразии, но ей необходимо не допустить китайского доминирования, поскольку это сделает стратегическое партнерство нереалистичным.
Для этого России необходимо разнообразить экономические связи в Евразии, также развивая партнерство с , , Индией, и другими действующими лицами на континенте.
— Почему Москве не удается наладить полноценные отношения с Европой? Особенно теперь, когда чувствуются ее попытки стать более независимой от США.
— Проблема в отношениях России и ЕС кроется в том, после холодной войны так и не было достигнуто соглашение, которое бы давало России место в Европе. Вместо этого Европа должна была идти по пути интеграции с помощью и ЕС, которые постепенно объединили бы весь континент, за исключением России. В этом состоит источник противоречия, поскольку России необходимо уравновешивать эти экспансионистские импульсы.
Нуждается ли Европа в России в той же степени, в которой Москва нуждается в Европе? Это основной вопрос, который необходимо задать, чтобы объяснить существующую напряженность.
В отношениях между ЕС и Россией есть взаимозависимость, однако она асимметрична, поскольку Европа полагается на Россию меньше, чем та — на Евросоюз.
Это по определению асимметричное партнерство, поскольку у Европы есть коллективный переговорный потенциал 28 стран, который гарантирует, что ЕС максимизирует собственные автономию и влияние, в то же время отказывая в этом России.
— Что стоит за желанием ЕС наладить связи с соседями России? Можно ли как-то остановить эту «гонку влияний»?
— Попытки Евросоюза развивать отношения с соседями России, например, в рамках Восточного партнерства или с помощью Соглашений об ассоциации, направлены на то, чтобы еще больше усилить переговорные позиции ЕС в диалоге с Москвой.
Решение проблемы состоит в том, чтобы либо развивать общее европейское пространство и положить конец разделению Европы, либо же страны на западной границе России должны быть нейтральными и служить мягким буфером, чтобы Москва и ЕС прекратили споры о том, где проводить границы в Европе.
В 2005 г. ЕС и Россия подписали соглашение об общих пространствах, которое предполагало, что стороны будут гармонизировать интеграционные инициативы, направленные на их ближайшее окружение, чтобы не разделять континент. Осуществленный при поддержке Запада переворот на Украине Россия восприняла как предательство этого соглашения, что вынудило Москву действовать. Наказанием за действия России на Украине стало ограничение ее функций в . Думаю, Москве не стоит платить какие-либо взносы в организацию, пока она не будет полностью восстановлена в ней в правах. Для восстановления сотрудничества в полном объеме необходимо вернуться к принципу нейтральности на Украине, а не требовать от России капитулировать, признав, что марш НАТО и ЕС в сторону ее границ будет продолжаться.
— Европа и США все больше отдаляются друг от друга. Почему это происходит именно сейчас? Как трансатлантические отношения будут развиваться в будущем?
— Раскол между США и ЕС начался еще до избрания , в то время как все больше экономической мощи сосредотачивалось на Востоке. Но Трамп, определенно, усилил этот раскол. Трансатлантические отношения со времен холодной войны определялись тем, что США обеспечивали безопасность в обмен на признание того, что американское лидерство накладывало некоторые ограничения на автономию европейских государств.
Сегодня и США, и ЕС желают изменить природу своих отношений: Вашингтон хочет, чтобы Европа сама платила за свою безопасность, а европейцы больше не хотят быть вассалами.
США настаивают на том, чтобы европейские партнеры увеличили военные отчисления, и при этом возмущаются, когда Европа покупает российский газ, китайские технологии и поддерживает связи с Ираном. Сейчас мир становится все более многополярным, и я думаю, Запад ожидает фрагментация.
— Сегодня в мире возрастает роль Китая. Каковы шансы Москвы на выстраивание равноправного партнерства с Пекином, учитывая, что размеры их экономик значительно отличаются?
— Долгосрочное партнерство России и Китая зависит от того, удастся ли нивелировать асимметричную экономическую зависимость путем диверсификации связей.
Из-за размеров своих экономик Россия будет более зависимой от Китая, чем наоборот.
Асимметричная экономическая зависимость может быть конвертирована в политическое влияние, а России необходимо сохранять свою политическую автономию. Поэтому долгосрочное экономическое партнерство с Китаем также зависит от того, сможет ли Россия связать свою экономику с другими евразийскими державами, поскольку «складывать все яйца в одну корзину» опасно. Более того, Россия может нивелировать асимметричности в отношениях с Китаем через развитие стратегических отраслей производства, таких, как энергетика и сельское хозяйство, поскольку они по определению создают зависимость.
— Последние годы в России в контексте развития транспортных коридоров все больше говорят о Северном морском пути. Как он может помочь Москве усилить свою экономическую мощь?
— Северный морской путь (СМП) играет важную роль в осуществлении российской амбиции по созданию Большой Евразии. Ключевая цель Большой Евразии — разнообразить экономические связи, изменив глобальные цепи производственно-технологических связей и транспортных коридоров.
Как и Китай со своей инициативой «пояса и пути», Россия также хочет развивать новые транспортные коридоры, чтобы создать для себя более благоприятную позицию в мировой экономике.
У России есть множество сухопутных коридоров, однако Арктика также дает ей отличный морской коридор, который намного короче других маршрутов. Осуществлять поставки из-за климата здесь сложнее, однако с необходимой инфраструктурой СМП может стать отличной альтернативой другим путям. Тем более, что эта инфраструктура также могла бы создать благоприятные эффекты синергии для развития энергетики, туризма, научных разработок, военных операций и т.д.
— Китай также активен в Арктике: с 2013 г. он отрядил более 30 экспедиций в регион и много вкладывал в строительство инфраструктуры вдоль арктического побережья России. Что вы можете сказать об этом?
— Сотрудничество с Китаем в Арктике было бы более симметричным партнерством для России, поскольку оно осуществляется на ее территории.
В январе 2018 г. Китай выпустил первый доклад по Арктике, где говорилось о «Полярном Шелковом пути», который интегрирует Арктику в инициативу «Один пояс, один путь».
Привнесение Арктики в концепцию Большой Евразии важно, это дает возможность развивать морской коридор, находящийся под контролем России и Китая. Недавно Китай захватил геоэкономический плацдарм в Италии, а «Полярный Шелковый путь», скорее всего, станет северной точкой входа Китая в Европу.
В Норвегии шли обсуждения относительно участия в этом проекте, и некоторые доказывали, что Киркенес мог бы стать северным Сингапуром. Я с этим не согласен. Цена, скорее всего, будет слишком высока из-за того, что на большой малонаселенной площади потребуется построить слишком много объектов инфраструктуры. Поэтому для местных жителей эффекты синергии будут ощущаться слабо. Более того, несмотря на то, что в северной Норвегии отношения с Россией хорошие, от Осло, транслирующего идеи НАТО, исходит более агрессивная риторика, осложняющая построение экономических связей на Севере.
Финляндия, напротив, недавно представила доклад, который показывает, что участие в проекте СМП было бы выгодным. Думаю, Северный морской путь будет соединять Мурманск, Финляндию, а затем и Эстонию через туннель, который строится под Балтийским морем.
Липовые пенсионеры: чиновник вышел на пенсию в 28 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео